Четыре сонета

Четыре сонета

Перевод с английского Ильи Луковцева

СОНЕТ 1

 

Неужто создан я, чтоб только сгнить?

Я чувствую: неровен каждый час,

И смерть получит право в этот раз

Последнюю обрезать жизни нить.

 

Уже не смею веки приоткрыть:

Смерть никогда не закрывает глаз.

О, если бы с бесславной плотью в грязь

Могильщики грехи могли зарыть!

 

Царю Небес! Когда сквозь этот мрак

Мне удается вспомнить о Тебе,

Смерть не страшна. И пусть исконный враг

Еще участвует в моей судьбе –

Узрю Твой лик и в мгле подземной ночи,

Когда ты мне откроешь сердца очи!

 

 

СОНЕТ 2

 

Служить Тебе желанней царств и злат,

Бог, ставший мною больше, чем я сам –

Бог, давший кровь свою моим устам,

Чтоб выблевал меня поганый ад.

 

Я призван из Вселенной сделать сад

И все плоды сложить к Твоим ногам.

Я создан, как Святого Духа храм,

Что сам разрушил – цел один набат.

 

Как быстро дьявол смог мной овладеть,

Посмев обезобразить образ Твой!

Коль скоро Ты за тварь не вступишь в бой,

Отчаюсь я, вообразив, что впредь,

Кто любит всех людей, меня отринет,

А тот, кто ненавидит, не покинет.

 

 

СОНЕТ 3

 

О, если бы потоки давних слез

В иссохшие мои глаза и грудь

Я мог для покаяния вернуть –

Взрастить в саду моих бесплодных грез

 

Хотя б одну из виноградных лоз!

Боюсь, в душе гордыни прежней суть:

Лить слезы, ядовитые как ртуть,

О том, что в жизни так и не сбылось.

 

Последний пьяница, отпетый вор,

Седой блудник, напыщенный глупец

Чуть подсластят грядущий приговор,

О прошлом вспомнив – и лишь мой конец

Не скрасит память сладостных утех:

Одна в ней скорбь, как мука и как грех!

 

 

СОНЕТ 4

 

Болезнь и смерть тебя, душа, зовут

Отстать от черных дел любой ценой,

А ты как странник, что в стране чужой

Цепляется за временный приют.

 

Как вор, чью казнь не оглашает суд,

И он побег задумал в час ночной,

Но, приговор услышав роковой,

Не хочет оставлять тюремных пут.

 

Когда бы ты познала благодать –

Сомненья эти подняла б на смех.

Заплачь, еще чернее чтобы стать

И от стыда краснеть за каждый грех,

И кровь Христа вкуси: она одна

Цвет грешных душ белит, хотя красна.

 

Перевод с английского Ильи Луковцева