Чудеса голоса ритмы плеск

Чудеса голоса ритмы плеск
Стихотворения

***

 

Пропадаю. Пропадаю без тебя.

Потеряла время года, город, век.

Вспоминай меня. Не помня. Не любя.

Мой не суженый, далёкий человек.

 

Напилася, напилася я, пьяна.

Не дойду до дому, дома не найду…

Надо мной мочёным яблочком луна –

самая ядрёная в году.

 

Вот сейчас я дотянусь, сейчас –

до неё горячим жадным ртом,

и пробьёт тринадцатый тот час,

и совсем неважно, что потом.

 

И троллейбус взмоет – тролль, икар,

светом райским и теплом маня…

«Garanord. La park trecem, la park»1

Рождества чужого полынья.

_____

1 Водитель объявляет: «Северный вокзал. В парк идём, в парк» (рум.)

 

 

***

 

Из цикла «Смятение»

 

31.08.16

 

Убалтываю смерть повременить:

«Ну что ты к ней, Босая, привязалась?

Оставь её, – пусть дышит, нам осталось

ещё мгновение. Попробуй-ка прожить

его вот здесь, присядь, я не гоню!

Давай сюда косу, – не затупилась? –

пусть полежит на лоджии».

Смутилась.

Нестрашная. Ночь уступает дню.

 

МЕЖДУ ТЕМ

 

А я не больно делаю уколы

я накормить и мёртвого сумею

меняю памперсы с улыбкой-прибауткой

и тра-ля-ля чечётку между тем

 

вскипаю да не страшно и не долго

прощаю нет скорей пришибла память

цветы домашние сажаю-поливаю

цветут и пахнут или не совсем

 

свинтило лето здравствуй осень осень

как я люблю шершавые ладони

твои ах свежий в полночь этот воздух

окраины Рышкановки1 родной

 

и голосят в лесу моём лягушки

и листопада шторм ещё не скоро

но по дыханию сверяет время стрелки

вот-вот челнок отчалит мама твой

_____

1 Жилой район Кишинёва у холма, поросшего лесом.

 

 

БЕЗ СНЕГА СНОВА

 

ты всё тень-тень о весне

но впереди февраль

отёчный невротик мавр

выматывающий душу

 

о хоть бы какой сюжет

но только не этот нет

пошли мне зима платок

тряси меня страсть как грушу

 

иди мой герой на плеск

Офелии на прибой

болотные огоньки

вплетённые в гриву ивы

 

заслушайся сквозняком

пространства чужих чужбин

чу йориковых глазниц

свистящие переливы

 

найди же душа портал

порт алый от пар… причал

где встретятся с братом брат

убившие здесь друг друга

 

вильям тот другой шекспир

сзывают друзей на пир

и упадает снег

на

вий опускает век…

 

 

ПОЛОТНО

 

*

 

бродишь и бродишь по интернету будто бы ищешь кого

будто в четверг по всем приметам дождичком рраз письмо

словно в гремучем словес прибое можно Его сыскать

или вот той в женихов осаде можно хоть день не ткать

 

чёрной тоски неизбывной парус переходящее зна

мя успокой усмири смеркаюсь гибну не чую дна

снишься мне снишься седой да пьяный долго любимый мной

тщетно сигналит маяк итака полно пора домой

 

*

 

А потом с пенелопой ничего не ясно

мифы путаются муж безлюбей медузы

лишь одно непреложно певуче и страстно

полотно это вечное сердца ждущего узы

 

 

ПОЦЕЛУЙ

(наивная живопись)

 

Нас занесёт снегом

на стылой этой скамейке

мы продышим окошки

будем глядеть на мир

к нам потянутся белки

и окрестные кошки

и озябшие птицы

крылышки будут греть

тёплым таким дыханьем

витающим над сугробом

нежности несказанной

светом печальных глаз

только не отрывайся

сердцем впрок улыбайся

только не отзывайся

завтрашнему сейчас

 

 

ОБЪЯНИТЕЛЬНАЯ-2

 

Ах вы жёны жёны

пушки заряжёны

вы меня не бойтесь

я вам не беда

эти все объятья

смех рукопожатья

ветра дуновенья

талая вода

 

эх да царь-девица

смотрит две столицы

лыбится на солнце

туфли-каблуки

стаптывает с песней

мчится красной пресней

невским слышь проспектом

плещут две руки

 

во всю ширь сиянья

белых ожиданье

ночек полыханье

алых парусов

между той и этой

жизнью скрозь продетой

молнией имперских

заповедных слов

 

ох вы солдатушки

бравы ребятушки

меня не замайте

али не стара

вытащу из боя

заслоню собою

на том этом свете

вечная сестра

 

 

ПОСЛЕДНИЙ

 

И ещё раз мы встретились,

и ещё,

и он чувствовал пальцев моих дрожь.

Отпускать не хотела, ласкала тайком,

чтоб не видел никто:

Аль, сдурела ты, мать?!

Прижималась губами,

шептала слова

никому не отшёптанные, никогда.

По щекам заскользив, голубая вода

пресной кровью небес холодила уста.

Что потом?

Попрощались.

Истаявший век

подрасстрельный всё длится, усталость тая.

Ненаглядный, тишайший, услада моя, –

незаконный, неправильный

мартовский

снег.

 

 

***

 

Белопенной сирени букет

у кладбищенских купленный врат

мне заменит утраченный сад

Кишинёва младенческих лет

мне заменит чужих городов

чудеса голоса ритмы плеск

неуслышанных музыку слов

глаз любимых погашенный блеск

 

белый пламень гори не сгорай

до каленья усталой души

подаёт видно весточку рай

на отшибе вселенской глуши

 

 

***

 

Ты не трогай меня не сни слышишь не тревожь

ты мне больше писем пожалуйста не пиши

расплатилась на старость вперёд я за нежности ложь

пленом прелестью тленом золотой зыбью души

а и выпали ахнули на сердце жданные те снега

да солёною сделалась в стылых колодцах вода

не сойдутся вовек право левые берега

разных рек

не замирятся с белыми красные никогда

 

 

***

 

но как посмотришь ему вослед

сутулый одно плечо ниже другого

а в спину больше не лупит свет

(я помню лучила свет чувства большого)

и так станет жалко и не по себе

куда ж отпускать его без путеводной

и остаётся прижать к себе

догнав

у дорожки

у пешеходной