Чугунное литьё и солнечные зайцы

Чугунное литьё и солнечные зайцы
Стихотворения

ТВОРЦОВОЕ

 

Сколько ни бейся, не станет лучше, прямо «tobe или nottobe». Хоть на болоте целуй лягушек, хоть во дворе Снегурку лепи, хоть из ребра вытачивай диву (выбери нужное – наугад!) – всё это мелко и некрасиво, и, по-серьёзному, плагиат.

 

В литературе ищу причины, нервно листаю за томом том: все эти куклы – Суок, Мальвина – мило, талантливо, но не то! Эти детали дурного тона – ключики, пальчики, глупый взгляд… Вы б предложили ещё Джоконду, что улыбается всем подряд!

 

Я же замыслил совсем другое, я же художник, в конце концов: нужно, чтоб в радости или в горе, телом, движением и лицом, словом, улыбкой, душой, конечно (ибо бездушных и так полно) – было б, простите за рифму, вечно это созданье вдвоём со мной.

 

Как это всё-таки бестолково – в матовом мраморе пульс ловить. Тело прекрасно, лицо готово, дело за малым: дыши, живи! Не получается акт творенья, муки творца пропадают зря, если родное произведенье не соглашается доверять…

 

Снова такая, как я оставил – вряд ли живей, чем была вчера. Эта игра, как бои без правил – сверхувлекательная игра! Кашляя, пачкаясь и потея, партию еле свожу вничью…

 

Я назову тебя Галатея – если до срока не разобью.

 

 

МЕЖДУРЕЧНОЕ

 

Вот наказание человеку –

Всё только раз дано!

Это бы здорово – дважды в реку.

Жаль, вероятность – ноль.

 

Впасть бы в неё, как впадают шустро

Светлые ручейки…

Что ты, давно утекли по руслу

Воды твоей реки,

 

С края земного срывались в танце,

Солнечно ослепив –

На черепаший узорный панцирь,

Глянец китовых спин.

 

Было – да сплыло. Зовёт – не слушай,

Изгнанный человек.

Ненаречённый, живёшь на суше,

Маешься между рек.

 

Это бы здорово – а грешно ли,

Нам ли о том судить? –

Стырить с тарелки пирог вишнёвый

И молоком запить…

 

 

ПОГОВОРОЧНОЕ

 

Пока держали – так над мостом,

А уронили – пошли круги.

А что блестело – то и в гнездо,

А что не очень – то не с руки.

 

Пока летели – тепло да синь,

А стали падать – секло дождём.

А что созрело – косой коси,

А что пропало – то ни при чём.

 

Пока горит – по огню и дым,

Пока играешь – всегда ничья.

А что имеем – то не храним,

А потеряли – так в три ручья.

 

 

БЫТОВОЕ

 

Мощь свирепого рыка пронзает эхом

Галереи, каморки и переходы.

Предсказуемость новой шальной потехи

Далеко превосходит прогноз погоды.

Волны гнева – по окнам (летит слюда лишь),

Сотрясают старинную кладку башни…

Ты устало и ласково наблюдаешь

Столь привычный, приевшийся рукопашный,

Подбираешь осколки разбитой вазы

В белоснежной, тобою белёной, спальне.

Предки смотрят с портретов, слегка чумазы –

Осуждают за копоть на покрывале…

 

На лугу за мостом – голосина трубный:

Снова чучело с палкой, в стальных доспехах.

Ах, «на бой» – начинаются танцы с бубном!

Значит, кто-то кого-то спасать приехал.

Если мост развести и закрыть ворота,

Да следить, чтобы ров не мельчал под кручей –

Он забудет и сам, что хотел чего-то.

Покричит и уедет – не первый случай.

Пара миль до трактира, и пиво – к вобле…

Наболтает с три короба, спляшет с саблей.

Утром выйдут газеты: «Огонь и доблесть!»

(Нам сперва их носили, потом отстали).

 

Ты – останешься.

День перельётся в вечер.

Тень от замка коснётся опушки леса.

Мы зажжём в канделябрах витые свечи –

Почитать про дракона и про принцессу…

Белоснежная спальня в привычном шоке,

Впечатлений хватило б на том преданий.

У тебя на ладонях следы ожогов.

У меня – неизбывный комок в гортани.

Наши земли обширны, права исконны,

По легендам в деревне слагают песни.

 

Ты всю жизнь приручаешь моих драконов…

А своих завести – недосуг, и тесно.

 

 

ТАВР

 

Попить бы… будь прокляты привязи и столбы.

Укрыться б от солнца, но пальмовой тени мало.

Высокая рощица смотрится светлым залом –

С колоннами, этими, как их?.. опять забыл.

 

Забыть бы навеки. Смотреть бы не вверх, а вниз.

Пустить бы здесь корни, в любом из возможных смыслов.

И ныне, и завтра – и даже, пожалуй, присно.

Найтись, оказаться – пожалуй, и обрестись.

 

Почистить бы карму и зубы, наладить быт,

Пойти на усиленный выпас, прийти бы в тонус…

Зудит и кусает мушиная монотонность.

И будешь ли, право, травою единой сыт?

 

Забыть бы. Но память нелепая дорога:

Вот здесь, где хвостом по морщинистой шкуре хлопал,

Сидела, дрожа, перепуганная Европа,

Схватившись покрепче ручонками за рога.

 

 

ОСТРОВ

 

Koh Sichang, Thailand – с любовью…

 

Камни растут из земли, а из них – растения.

Камни не собраны: видно, ещё не время им.

Солнце редакций Deluxe, Enterprise и Premium

Жгучим слепящим шаром висит вверху.

Камни в сухой траве, их нашли и бросили.

В наших краях эта гамма была бы осенью:

Медное с золотом перетекает в прозелень.

Небо – Kingsize, атласное, на пуху.

 

Логово мира – тайник, сторона обратная.

Птицы кричат незнакомое, непонятное.

Камни из тонкой земли проступают пятнами,

Трещины держат свечи сухих стволов.

Сказки слагаются, не притворяясь добрыми.

Чтоб не с огнём – может, лучше и вправду с торбою.

Камни разбросаны, камни ещё не собраны.

Время ещё не вызрело, не пришло.

 

 

ЛЕСТНИЧНОЕ

 

Одесской голубой лестнице в доме на улице Гоголя

 

Чужие города – познание миров.

Притихшая душа за пазухой пригрелась.

В парадном полумрак; такая акварельность,

Что ищешь взглядом кисть, бумагу и перо.

 

Здесь золотая пыль, семь красочных слоёв,

Чугунное литьё и солнечные зайцы –

И так нетрудно быть, и так легко казаться,

И полной горстью брать, и отдавать своё.

 

И кажется, что мир давно погряз в долгах

Пред сонной тишиной, где жили и кружили

Густая синева стихов Бараташвили,

Руан, собор Моне, танцовщицы Дега.

 

 

ПРЕДЛОЖНОЕ

 

Живёшь себе, вся в себе, не выходя из

Анна Галанина

 

Проснувшись, смотришь – город совсем слепой,

Хоть в окно гляди, хоть глаза в глаза.

Веришь, живёшь невидимо, под, из-под,

Не выходя из, не выходя за,

 

Сдавшись теченью пёстрой тугой реки,

Не поймав волну, не нырнув до дна.

Это же просто – между, не вопреки,

Не говорить про, не посылать на,

 

Сжаться, остаться дома, где свет и чай,

Не увидев ночь, не дожив до дня.

Главное – не закончить бы, не начав,

Не умереть без, не прогореть для,

 

Не пережить согласно, благодаря,

Вдоль, поверх, ввиду, вследствие, насчёт.

Главное – чтобы через, и чтоб не зря.

Не забывать о, не уходить от.

 

 

НЕКРОЛОЖНОЕ

 

за окном неживое нетёплое серый тон

мой пароль не подходит и некрологин не тот

мысли в формы записаны рондо терцет сонет

некроложные принципы истина ли в вине

недосолнечно в лужах разлив в облаках раскол

некрологика женская запах такой мужской

это скоро пройдёт потерпи родной не молчи

некроложечка звякает кофе слегка горчит

 

 

БЕЗВРЕМЕННОЕ

 

Важно ль, кем был незнакомый гость

и о чём

пел?

Мне наливают времени в горсть,

Говорят: пей.

Время горчит, обжигает гортань.

Жадный вдох сух.

Каждый второй из выживших – пьян,

Каждый четвёртый – глух.

 

Важно ль, о чём на словах был спор

и о чём –

меж?

Мне насыпают времени в горсть,

Говорят: ешь.

Пряная пыль на тощей земле,

Крошево стен.

Каждый пятый из выживших – слеп,

Каждый десятый – нем.

 

Важно ль, кто видел в ночи огонь

и в набат

бил?

Тёплое время кладут в ладонь,

Говорят: люби.