Дашко Александр

Дашко Александр
Знакомство с автором

1. Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

В раннем детстве родители много читали мне, особенно поэзию. Уже годам к шести я знал наизусть многие стихи Есенина, Лермонтова, некоторые произведения Пушкина. И в какой-то момент ощутил, что поэзия живет где-то внутри меня и строчки просятся на бумагу. Мои первые стихотворные опыты начались в 12 лет, это были в основном природные зарисовки. Хотелось уловить и отразить красоту момента и величие природы в стихах.

 

2. Кого можете назвать своими литературными учителями?

 

Прежде всего, это, конечно, два имени, которые являются для меня самыми значимыми на пути становления — Сергей Есенин и Александр Блок. Позже к ним прибавился Николай Рубцов, еще позже — Борис Пастернак.

Вообще, поэтов, которых читаю, очень много. И думаю, что у многих поэтов можно научиться чему-то. Очень важно то, кто станет твоим первым учителем. Вектор творчества во многом зависит именно от этого.

 

3. В каких жанрах Вы пробовали себя?

 

Пробовал писать и прозу, и публицистику. Но я не считаю это удачными опытами. Очень редко удается гармонично совмещать в себе и прозаика, и поэта. Это совершенно разные типы творческого мышления, разный подход к процессу. Но в последнее время интерес к публицистике у меня снова возник. Это во многом связано с работой, но хочу попробовать себя и в литературной публицистике.

 

4. Как бы Вы могли обозначить сферу своих литературных интересов?

 

Сфера моих литературных интересов достаточна широка. По большей части это реалистическая литература. Из зарубежных писателей — Ремарк, Диккенс, Джек Лондон. Кстати, роман «Мартин Иден» Джека Лондона порекомендовал бы прочесть каждому начинающему писателю.

 

5. Какого автора, на Ваш взгляд, следует изъять из школьной программы, а какого — включить в нее?

 

На мой взгляд, исключить из школьной программы стоит Солженицына, потому что неуважительное отношение к своей стране и к своей истории очень негативно сказывается на подрастающем поколении.

А включить можно очень многих авторов. Например, Юрия Кузнецова, Василия Белова, Ивана Шмелева и многих других. Кроме того, нужно обязательно вернуть в программу «Молодую гвардию» Фадеева. Сегодня молодежи очень не хватает правильных героев; несмотря на громкие заявления и шумиху, патриотическое воспитание оставляет желать лучшего. Поэтому «Молодая гвардия» необходима к изучению.

Стоит также углубить изучение уже имеющихся в программе авторов. Изучать не только произведения, но и уделять большое внимание судьбам и личностям писателей. Возможно, включение в программу книг из серии «ЖЗЛ» пробудило бы в детях больший интерес к литературе. Ведь одно дело, когда писатель кажется школьнику чем-то монументальным и очень далеким, но совсем по-другому это воспринимается, когда погружаешься в судьбу автора со всеми ее сложностями. И когда подросток открывает для себя писателя как живого человека, заинтересованности гораздо больше.

 

6. Есть ли такой писатель, к творчеству которого Ваше отношение изменилось с годами кардинальным образом?

 

Круг писателей, которых я читаю, чье творчество люблю, все время расширяется. Поэтому, в принципе, кардинальных изменений не было.

 

7. Каковы Ваши предпочтения в других видах искусства (кино, музыка, живопись…)?

 

О живописи я могу говорить долго, потому что, если можно так выразиться, это моя вторая любовь после литературы. Я мечтал стать художником, окончил художественную школу, и именно история искусств была для меня одним из главных предметов. Любимые русские художники — Исаак Левитан, Константин Коровин, Аркадий Рылов, Николай Рерих, Алексей Саврасов. Из зарубежной живописи — конечно, французские импрессионисты, особенно Клод Моне, Огюст Ренуар, Поль Синьяк, Жорж Сёра. Очень рекомендую серию книг «Искусство и судьбы» французского писателя Анри Перрюшо о жизни и творчестве импрессионистов. А самый любимый художник — Винсент Ван Гог. О нем также есть великолепная книга Ирвинга Стоуна «Жажда жизни».

Что касается музыки, то она сопровождала меня всегда. Мой отец по образованию музыкант, поэтому в доме всегда звучала классическая, народная музыка, старая советская эстрада. Что касается моих предпочтений, то они совсем не современны. Я очень люблю советские ВИА — «Орэра», «Поющие гитары», «Добры молодцы», «Пламя», «Веселые ребята». Вокально-инструментальные ансамбли — значимая страница в истории отечественной музыкальной культуры. К сожалению, сейчас это явление почти утрачено, но радует, что многие ансамбли продолжают существовать. Также очень трепетно отношусь к авторской песне. Из классической музыки люблю Бетховена с его фортепианными сонатами и Никколо Паганини.

А вот кино — наверное, не совсем мой вид искусства. Я редко интересуюсь новинками, плохо разбираюсь в актерах. В общем-то, больше всего мне нравится старое советское кино. из любимых фильмов — «Безымянная звезда», «Приключения Шерлока Холмса», «17 мгновений весны» и многие другие. Из зарубежного люблю экранизацию книг Агаты Кристи об Эркюле Пуаро с гениальным Дэвидом Суше в главной роли. А также те фильмы, где за спецэффектами все-таки есть некая философия и глубокий смысл. Например, «Звездные войны».

 

8. Вы считаете литературу хобби или делом своей жизни?

 

Я считаю, что литература априори не может быть хобби. Литературой можно только жить. Во всяком случае, для себя я всегда понимал это именно так. Моя работа тоже так или иначе связана с литературой — я работаю в Ульяновской областной научной библиотеке, где занимаюсь культурными проектами, связанными с продвижением книги и чтения.

 

9. Что считаете непременным условием настоящего творчества?

 

Самое главное — иметь свой голос и уникальное звучание. А для этого необходимо понимание того, что ты пишешь, в каком направлении идешь и что хочешь сказать читателю. Очень важны те идеи, которые красной нитью проходят через все творчество. И главное, чтобы эти идеи были созидательными, светлыми и общечеловеческими.

 

10. Что кажется Вам неприемлемым в художественном творчестве?

 

Я считаю неприемлемым пропаганду разрушительных идей, следование модным литературным трендам, отсутствие самокритики. Также для меня неприемлем отрыв от традиций, непонимание того, что пишущий человек не может находиться вне контекста русской литературы.

 

11. Расскажите читателям «Паруса» какой-нибудь эпизод своей творческой биографии, который можно назвать значительным или о котором никто не знает.

 

В самом начале своего литературного пути, в 12 лет, я совершенно неожиданно для себя написал поэму под названием «Целитель». Ее сюжет был примерно таким — человек, живущий в городе, не находит общего языка со своим окружением, кажется людям странным и непонятным, а все потому, что очень сильно любит природу, помогает бездомным животным, проповедует идею «возлюби ближнего твоего, как самого себя». И решил этот человек уйти в лес и жить отшельником. Однажды он находит раненую лису и вылечивает ее. В награду за это Бог наделяет его даром целительства. И герой поэмы начинает принимать у себя в хижине больных, которые приходят к нему лечиться. Так длится несколько лет. Но люди опять оказались неблагодарными к нему, снова попытались его выжить, на этот раз из той самой хижины. В конце поэты целителя забирает к себе Бог, а на месте, где стояла его хижина, открывается целебный источник. Сюжет, конечно, очень наивен, слог тоже оставляет желать лучшего, но образ целителя время от времени мне вспоминается.

 

12. Каким Вам видится идеальный литературный критик?

 

Идеальный литературный критик, на мой взгляд, должен нести в себе черты наставника. Чтобы критика была созидательной и стимулировала рост и развитие литературного процесса, кроме наставника он должен быть и модератором, и термометром этого процесса. Еще одна важная черта — умение высвечивать сильные стороны автора прежде всего в глазах самого автора, чтобы показать направление, в котором нужно двигаться. И, конечно, умение открывать таланты и доносить их до читателя — важная черта идеального критика.

 

13. Каким Вам видится будущее русской литературы?

 

Будущее — вещь непредсказуемая. Но если учесть, что эволюция развивается по спирали, а история имеет цикличный характер, то думаю, что неизбежно возвращение к традициям. Современная литература, по большей части, не отвечает на вызовы времени, скорее, идет на поводу у обстоятельств и массового вкуса. Поэтому такой процесс неизбежен. Я с большой радостью открываю для себя все больше молодых авторов, которые работают на продолжение традиции, но развивая ее, открывая что-то новое.

 

14. Есть ли у Вас рекомендации для студентов-филологов?

 

Я бы рекомендовал ответственно относиться к формированию собственного литературного вкуса, расширять свои горизонты и больше размышлять. Как правило, литература стимулирует к размышлению о жизни, о людях, о времени. Филолог как проводник литературы должен всегда быть в курсе литературного процесса.

 

15. Каковы Ваши пожелания читателям «Паруса»?

 

Читайте хорошие книги, цените литературу. И пусть радость жизни будет в каждом мгновении!