Эльсинор

Эльсинор
Пьеса

Действующие лица

 

Гамлет/ Режиссёр/ Фортинбрас

Горацио

Жена Режиссёра/ Гертруда

Коля/ Бернардо/ Полоний

Толя/ Марцелл/ Служанка

Офелия

Актёр-1

Актёр-2

Девушка-1

Девушка-2

Проверяющий

Массовка, актёры, слуги

 

 

Пролог. Финальная сцена «Гамлета». Полумрак.

 

Гамлет. Горацио, я гибну.

Расскажешь правду обо мне

Непосвящённым

 

Горацио. Этому не быть.

Я римлянин, но датчанин душой.

Есть влага в кубке

 

Гамлет. Если ты мужчина,

Дай кубок мне. Оставь, я так хочу.

 

Марш вдали, звуки выстрелов.

 

Что там за пальба?

 

Горацио. То Фортинбрас из польского похода

С победой

 

Гамлет. Передай ему, как было.

 

Голос Офелии. Не думай ни о чём…

Я буду ждать тебя внутри зимы.

На дне зимы… Не думай ни о чём…

 

Входит массовка.

 

Горацио. Пусть на помост высокий

Тела положат, на виду у всех.

Я расскажу незнающему миру,

Как дело было

 

Из массовки. Поспешим узнать.

 

 

Сцена 1. (Режиссёр, Жена Режиссёра, Коля)

 

Жена. Опять читаешь. Только не говори мне, пожалуйста…

Режиссёр. Пожалуйста.

Жена. …что ты собираешься это ставить.

Режиссёр. Пожалуйста.

Жена. Зачем? Вот скажи – зачем? На нашей планете мало хороших современных пьес?

Режиссёр. О, как ты это верно сказала.

Жена. Имей в виду, я буду играть только при одном условии.

Режиссёр. Кажется, я знаю, при каком. Нет, я точно знаю!

Жена. Приятно, что ты меня знаешь точно.

Режиссёр. Милая… Я тебя люблю.

Жена. Просто любишь?

Режиссёр. Дорогая… Я так люблю тебя.

Жена. Так любишь? Уже лучше. Продолжайте.

Режиссёр. Очень люблю.

Жена. Смелее, юноша, не останавливайтесь.

Режиссёр. Ну посмотри… Давай. Давай вместе посмотрим.

Жена. Пусти.

Режиссёр. Посмотрим. Только честно. (Разворачивает её к зеркалу) Только честно. Какая ты Офелия?

Жена. Пусти! (Вырывается) Сволочь, всё испортил. На фестивале в Болгарии я была лучшей Офелией.

Режиссёр. Болгария… (Жена напевает) Да. В тысяча восемьсот… каком году это было? Напомни, пожалуйста.

Жена. Скотина. (Швыряет в него предметом) Ты же просто бездарь. Знаешь, я разведусь с тобой. С большим удовольствием.

Режиссёр. Так со мной или с большим удовольствием?

Жена. Со всеми. Дождёшься от тебя удовольствия.

Режиссёр. Давно ты не разводилась. Застоялась, теряешь форму.

Жена. Я всё сказала, повторять не буду. Офелия или ничего. Кого там ещё играть, в этом нафталине?

Режиссёр. Действительно, кого? Гертруда у нас уже не котируется.

Жена. Что… Гертруда?

Режиссёр. Гертруда, да. Гертруда. Гертруда.

Жена. (Пародирует) «Дай, Гамлет, оботру тебе лицо». Зачем ты голый вышел на крыльцо? (Режиссёр смеётся) Господи, прости меня…

 

Входит Коля.

 

Коля. Что за шум а драка есть? Привет! Кого чествуем?

Жена. Заходи, Коля, заходи. Вот, его чествуем.

Коля. А что, хорошее дело! Хорошее! Человек хороший, дело хорошее.

Жена. Витя у нас с ума сошёл. Он собирается ставить «Гамлета».

Коля. Хор-р-рошее дело… Витя, это правда?

Режиссёр. Люди считают, что поняли «Гамлета» раз и навсегда. И эпизод исчерпан. А ускользает самое главное.

Жена. И только Витя у нас умный, от него самое главное не ускользает.

Коля. Понятно, у Шекспира не всё проговаривается вслух. И каждый режиссёр пытается увидеть героев по-своему…

Режиссёр. Старик, расслабься. В тексте повсюду есть приметы того, что Гамлет любит Офелию.

Коля. Как сорок тысяч братьев.

Режиссёр. Но происходит странное, мы не чувствуем любви. Всё стерильно и фригидно, какая-то насмешка. Что, автор дурак?

Коля. Э-э…

Жена. (Напевает) А ты такой холодный, как Гамлет в Эльсиноре…

Режиссёр. Без одежды, только что из плена, принц затевает драку у гроба любимой девушки с её братом. Рискуя при этом быть убитым на месте.

Коля. Что было бы справедливо, кстати говоря.

Режиссёр. Может быть.

Коля. Так он изображает сумасшедшего, всё правильно. Разве нет?

Режиссёр. Тем не менее, здесь мы понимаем, его чувство – подлинное, настоящее. Автор рассказывает только часть истории, и делает это намеренно. (Жене) Да, айсберг. Но айсберг высшей категории.

Коля. М-да. Теория заговора в действии. Интриги. Загадки.

Жена. Это, Коля, не теория. Это уже практика. (Мужу) Ладно, дорогой, ты меня убедил. Коля свидетель, ты сам напросился.

Коля. Я свидетель?

Жена. Молчи, Коля, ты свидетель. (Мужу) Хочешь Гертруду? Готовься, будет тебе Гертруда.

Режиссёр. Свет моих очей (Падает на колени) Чем усладить могу я прелестные твои… Прелестные твои чем усладить? (Коле) В ноги.

Коля. Чего?

Режиссёр. В ноги царице, челядь.

Коля. А, ну да! Извините (Аккуратно становится на колени) Так я правильно делаю? Давно не было практики, навык почти утерян.

Жена. Паяцы… Но это не освобождает тебя от ответственности.

Режиссёр. Уголовной?

Жена. Почти. Заберёшь ребёнка из бассейна. И приготовь ужин, его надо покормить после тренировки.

Режиссёр. Когда? Слушай, у меня репетиция. Мне надо всё продумать.

Жена. Ничего не знаю! У меня вечером спектакль.

Режиссёр. Спектакль? Что вы говорите! А у меня вечером – девки и сауна.

Жена. Ни в чём себе не отказывайте. Адьо. (Уходит)

Режиссёр. Ты ещё не женился? (Коля смеётся)

Коля. Ну и… Как ты думаешь?

Режиссёр. Как я думаю? В последнее время – всё хуже и хуже.

Коля. Кого я буду играть? Думаешь, Клавдия? Я его уже делал.

Режиссёр. Играть, играть… Играть. Играть. Нет, не Клавдия.

Коля. Да? А что… Опять старого толстого прохвоста?

Режиссёр. Нет, Полония делает Геша. А для тебя, Коля, есть дивная роль.

Коля. Дивная? Гм. Опасаюсь даже предположить.

Режиссёр. Очень хорошая роль. Очень-очень. Преочень. Хорошая.

Коля. Э-э…

Режиссёр. Стражника.

Коля. А-а… Супер. Четвёртого стражника?

Режиссёр. Да. Четвёртого справа.

Коля. Может, давай уже лучше, могильщика? Третьего снизу.

Режиссёр. Ты роль читал? Нет. Молчи и читай.

 

 

Сцена 2. (Бернардо, Марцелл, Проверяющий)

 

Бернардо. Какой мороз… Марцелл, не помню я

Подобных холодов об эту пору.

Пронизывает до нутра

 

Марцелл. Бернардо,

Ты прав. Сентябрь выламывает кости,

Как дроворуб назойливую ветку.

Оружие держать, и то непросто.

Железный ветер

 

Бернардо. Печки растопить

Датчанам суждено на месяц раньше.

 

Марцелл. Но у тебя хороший эликсир,

Я знаю, там, за пазухой, Бернардо,

Я видел краем глаза. О-хо-хо…

Хоть в карауле это – преступленье,

И тяжкое

 

Бернардо. Ты бредишь.

 

Марцелл. О-хо-хой…

Там есть ещё на донышке огонь?

Недолго и живьём замёрзнуть.

 

Бернардо. Ты впрямь переморозился, Марцелл.

 

Марцелл. Не трусь, Бернардо! Знаю достоверно,

Ты плотно приложился пару раз,

Как к девичьему рту

 

Бернардо. Держи, зануда.

Да осторожней, пёс тебя побрал…

Погубишь нас, и ни за грош

 

Марцелл. Спокойно

(Пьёт)

Нет причины суетиться

(Пьёт)

Охочих нет бродить у караула

В такую пору

(Пьёт. Отдаёт флягу, Бернардо пьёт)

Разве что – король.

 

Бернардо. Не каркай! Хочешь смерть сюда позвать,

Без следствия, на месте?

 

Марцелл. Это верно.

О том я знаю сам, не понаслышке,

Всем телом, и суставами, и лбом,

И судорожной печенью, и сердцем,

И свёрнутой скулой

 

Бернардо. Но как?

 

Марцелл. Однажды

Внимание на страже притупилось.

Звериный нюх, видать, на эти вещи

У нашего монарха – в темноте

Ко мне подкрался он. А я дремал.

 

Бернардо. Храни нас от подобных пробуждений!

В силок попал – не просыпайся вовсе.

 

Марцелл. И я подумал так же. А, верней,

Подумать не успел – своей рукой

Восстановил порядок он железный,

И сразу в соответствие привёл

С уставом караульным. Видно, боги

Меня уберегли тогда, зачем-то

Богам ещё я нужен. Но смертельный

Тот ужас помнить буду.

 

Бернардо. В доспехах ты родился.

Но говорили мне, что не всегда

Помогут в этом случае доспехи.

 

Марцелл. Рассказываешь про какой-то случай?

 

Бернардо. Рассказывал мой старый командир,

Как наш король с Норвежцем-королём

Рубился. Много лет прошло с тех пор,

Но очевидцы не забыли бойню.

Дрались за земли. До конца, до смерти,

Таков был уговор. Но королю

Простой победы показалось мало.

Он сбил рукой защитный шлем – другой

Отсек со свистом царственное ухо,

Как Пётр библейский. После, погодя,

Ударом сбоку снёс по локоть руку.

И далее ходил вокруг Норвежца,

Пока тот истекал, не допуская

К нему людей, что сились помочь

И облегчить страданье

 

Марцелл. Это сильно.

 

Бернардо. Когда ж несчастный обагрил весь лёд,

От унижений корчась и от боли,

Он медленно надел его на меч,

Как вертелом – индейку

 

Марцелл. Боже правый.

 

Бернардо. Похлёбку, что заваривают руки,

Порой не расхлебают даже внуки.

 

Входит Проверяющий.

 

Проверяющий. Что за гулянье тут? Зачем вы оба

Толпитесь на одной площадке? Срам!

И это офицерский караул?

Марцелл, Бернардо, старые бойцы,

Как стадо сбились в кучу. Офицеры!

Какой-то запах

 

Марцелл. Запах? Я не слышу.

А ты, Бернардо?

 

Бернардо. Может быть. Сегодня

С полей несёт каким-то перегноем.

 

Марцелл. Да! Видимо, с полей.

 

Проверяющий. Смотрите мне…

И прежние заслуги не помогут.

Король не склонен к сантиментам. Смирно!

Приказ от короля. Следить за всем

Периметром. Отслеживать движенье.

Малейший шум – докладывать.

 

Бернардо. Так точно!

 

Проверяющий уходит.

 

Когда не заморозят холода,

Нас доконают наши командиры.

 

Марцелл. А что за шум случился в Эльсиноре

Три дня тому?

 

Бернардо. Под руку королю

Полоний подвернулся. Недоимки,

Обычный лёгкий случай казнокрадства.

Житейский кавардак, дочь подросла,

Наряды, то да сё. Да взрослый сын.

Ему велели погасить утечку

За две недели, а не то…

 

Марцелл. Полоний в сокращённом варианте

Теперь для короля поинтересней

Полония с ушами и глазами,

И ртом велеречивым?

 

Бернардо. Это факт.

Полоний как пылающий ломбард.

Добычу взял. Теперь он сам – добыча.

Полоний нынче, как олень

 

Марцелл. Олени

Старинная забава Эльсинора.

Рога идут по весу украшений.

 

Бернардо. Коль начал, говори. К чему намёк?

 

Марцелл. Проворный темперамент датских женщин,

А моду королева задаёт.

В веселье, говорят, Гертруде равных

Не сыщется – тем более, король

В отъездах частых, войны и охота.

Вот королеве ждать и неохота,

И рядом пара-тройка храбрецов

Всегда есть под рукой. Или, верней,

Под чем они у королевы есть?

 

Бернардо. Язык что помело, метёт без дела.

Я тоже слышал. Но побереги

Причёску

 

Марцелл. Тоже слышал? И о ком,

О королёвом братце?

 

Бернардо. Шутки эти

На рынке окончательных расчётов

Идут по ценам от воротника

И выше

 

Марцелл. Коли так, уже ползамка

Ходило бы без головы

 

Бернардо. Довольно.

На вот, займи предметом подостойней

Свой суетливый рот

(Даёт ему флягу)

И мне оставь

 

Марцелл. Звериный холод

 

 

Сцена 3. (Гамлет, Офелия)

 

Офелия веселится, осыпает Гамлета лепестками.

 

Гамлет. Ты совсем как ребёнок.

Офелия. С тобой я ребёнок. А ты – моя игрушка. Но скоро опять уедешь в свой Виттенберг.

Гамлет. Отец не хочет меня отпускать. Он считает, что я теряю время, пора заняться государственными делами.

Офелия. Он прав. Займись мной, как своим государственным делом.

Гамлет. Я поеду. Остался год, и надо довести всё до конца.

Офелия. И я снова буду тосковать всю эту долгую зиму. А ты… Ты опять будешь веселиться с рыжими немецкими девицами!

Гамлет. С девицами? Они в Виттенберге какие-то прямоугольные и с угловатыми коленками. Но ты права, надо будет попробовать.

Офелия. Откуда ты знаешь про их коленки, негодник?

Гамлет. Ох, Офелия… Ладно, всё! Сдаюсь. Про коленки рассказывали те, кто посмелей меня.

Офелия. Эти благородные господа! Обсуждать прелести несчастных доверчивых простушек… А в перерывах между девушками, когда прогуливаешь латынь, чем ты развлекаешься?

Гамлет. Чем развлекаюсь? Мы разыгрываем театральное действо.

Офелия. О-о… Вы бегаете ряжеными по рыночной площади и глотаете огни?

Гамлет. Милая, у тебя потрясающие фантазии. Представь: рынок, торговые ряды. Рыбный прилавок. К торговцу подходит прохожий: – Эй, хозяин! Отчего у тебя такая несвежая рыба? Э, да она вся уже спит! – Что вы, сударь? Это самая свежая рыба во всём Виттенберге!

Офелия. Полчаса назад она ещё плавала с друзьями у пристани.

Гамлет. Точно! Откуда знаешь? – Ладно, хозяин! Почём у тебя вон та, которая побольше? – О, это моя лучшая рыба, сударь! Она стоит три талера. – Три талера? Что выдумал, бездельник. Ей цена один талер, да и то…

Офелия. Один талер? Помилуйте, сударь! У меня больная жена и 18 детишек, я их всех и в лицо не упомню! Дайте хотя бы два талера.

Гамлет. Офелия, да у тебя талант. (Целует её) – Два талера? Хм. Ладно, бездельник, ты меня уговорил. Держи свои два талера. Да заверни её получше… И тут прохожий нервно оборачивается, хватает рыбу и бросается наутёк! Тут же к торговцу подлетает второй: – Где разбойник? Куда он делся? – Какой разбойник, сударь? – Который дал мне два фальшивых талера и скрылся! – О боже… Два фальшивых талера…

Офелия. (Смеётся) Держите! Держите бродягу! Он унёс мою лучшую рыбу!

Гамлет. И за ним тут же бросаются в погоню. Но это не всё… К прилавку подходит соседка: – Сосед! Мне надо рассчитаться с грузчиком. Не одолжите пару монет, до вечера? Вечером я верну. (Офелия смеётся) А вскоре приводят беглеца и его обступает толпа. Вперёд выходит торговец и задаёт всегда один и тот же вопрос…

Офелия. Куда ты дел мою рыбу, негодяй?

Гамлет. – Вашу рыбу? Я отпустил её домой, к родственникам, сударь. А лучше вы сами скажите, куда дели два моих фальшивых талера? Неужто одолжили их своей соседке?.. Вот. Все точно так же смеются и идут по делам, довольные друг другом.

 

Офелия. И кем в такого рода представлениях

Бываешь ты? Боюсь, на роль воришки

Ты не пригоден. Для седой торговки

Ты тоже явно староват.

 

Гамлет. Я расставляю по местам актёров,

Организую милый балаган.

 

Офелия. А после наблюдаешь с возвышенья,

Как истинный античный театрал?

Ты не боишься, что когда-нибудь

Поставят балаган с твоим участьем,

Но без согласия?

 

Гамлет. А для чего

Пугаться неизвестного? Тем боле,

Такой спектакль идёт без перерыва

Для каждого из нас

 

Офелия. А я боюсь.

Боюсь за то, что мне дороже жизни.

Я чувствую, как нечто нависает,

Когда дождя ещё в помине нет,

Но воздух тянет птицу – ниже, ниже,

К родным деревьям, укрывайся в кронах!

Услышь предупреждение небес.

 

Гамлет. Я помню, моряки боятся штиля,

И сразу ищут берега потише -

Успеть быстрее бури на причал.

Так мирные года сжимают время,

И маятника ход определён.

 

Офелия. Я не хочу

 

Гамлет. Напрасные тревоги,

Бессмысленно о бедах говорить.

Ты – свет. И светишь вопреки погоде.

 

Офелия. Я отражаю лишь твоё сиянье,

Оно струится между пальцев

 

Гамлет. Знай,

Моя любовь умрёт не в этой жизни.

Когда казаться будет, что судьба

Безрадостней невыносимой ноши –

Любовь моя останется парить.

Клянусь.

Когда другие времена

Настанут, и привидится картина,

Что целый мир безумье поглотило,

И танец сумасшествия начнётся –

Любовь моя на месте устоит.

Клянусь.

Когда взорвётся белый день,

И у развилки встанут три дороги,

Налево – пропасть, и огонь – направо,

А прямо – неприятельские копья,

Моя любовь пребудет жить.

Клянусь.

 

Офелия. Дай отдохнуть губам от клятвы.

(Целует его)

Ты навсегда, как первое причастье.

Ты драгоценней тех, кто мне знаком,

И кто неведом. Ты дороже истин.

Ты – исповедь моя

 

Гамлет. Довольно слов.

Здесь, на ладони, нет пути назад.

Я за тобой пойду в кромешный ад.

 

Офелия. Как нищий отдаёт кольцо за ужин,

Я за тебя закладываю душу

 

 

Сцена 4. (Режиссёр, Жена Режиссёра)

 

Жена. Ты ставишь очень чувственно. Получается интересно, такого не ждёшь. Для этой пьесы довольно необычно.

Режиссёр. Тебе нравится?

Жена. Интересно.

Режиссёр. Странное дело…

Жена. Что, милый?

Режиссёр. Говорю, странно. Сколько у него похабных шуточек, разбросанных по всему тексту.

Жена. Что странного? Человек для людей работал. Искусство в массы.

Режиссёр. Зачем массам искусство? Оно и так уже… Принадлежит народу. Покажи людям корову, плавающую в формалине, или закрашенный параллелепипед, и они уже рассуждают о новом слове или о глотке свежего воздуха.

 

Жена садится в позу Офелии.

 

Что? Что-то случилось?

Жена. Да, мой принц.

Режиссёр. (Садится у её ног) Актёры не умеют хранить тайн, они всегда всё скажут.

Жена. Он нам скажет, что значило то, что они сейчас показывали?

Режиссёр. Да, как и всё, что вы ему покажете. Вы не стыдитесь ему показать, а он не постыдится сказать вам, что это значит.

Жена. Вы нехороший, вы нехороший! Я буду следить за представлением.

Режиссёр. Вы думаете, у меня были грубые мысли?

Жена. Я ничего не думаю, мой принц.

Режиссёр. Прекрасная мысль – лежать между девичьих ног.

Жена. Что, мой принц?

Режиссёр. Что-что… (Встаёт) Ты понимаешь, куда его всё время тянет?

Жена. Понятно. А куда ещё должно тянуть?

Режиссёр. Удивительно. Это удивительно. Работа на контрасте – вставлять скабрезности в уста любимых героев.

Жена. Кстати! О нелюбимых героях. Я не вполне понимаю роль.

Режиссёр. Чего ты не понимаешь?

Жена. Если Гертруда действительно любит этого человека, зачем она прыгает в постель к брату своего мужа? Не понимаю.

Режиссёр. Там, по-моему, всё понятно. И вообще, что странного? Нормальная ситуация – замужем за одним, любит другого, а спит с третьим. (Жена смеётся) Так надо.

Жена. Спасибо. Иногда напоминаешь, за что я полюбила тебя 15 лет назад.

Режиссёр. А сейчас не любишь?

Жена. Спроси у Офелии. Ты, кажется, положил глаз на эту девочку из училища.

Режиссёр. Бред.

Жена. Кстати, какой глаз ты на неё положил? Левый, правый? Или оба сразу? Девочка хорошая, хорошая. Спору нет.

Режиссёр. Мы проходили сцену! Это моя обязанность, объяснить молодой актрисе роль. Я за это деньги получаю.

Жена. Самозабвенно любит работу… Удовольствие, и ещё деньги платят. Милый, как называется работа, где платят за удовольствие? Это не избавляет тебя от необходимости отвезти ребёнка на музыку. А после забрать его.

Режиссёр. Дорогая… Лишь бы ты хорошо сделала роль.

Жена. Кстати, роль. Роль, роль, роль… И что, Гертруда вообще не спит с тем, кого любит?

Режиссёр. Точно неизвестно. Может и спит, но меньше, чем ей хотелось бы.

Жена. Да? Это обидно. Наверно, надо плотнее поработать с партнёром. Познакомиться с ним получше, так сказать, для более естественного контакта. Для достоверности погружения.

Режиссёр. Попробуй только.

Жена. Я только и хочу – попробовать. В конце концов…

Режиссёр. Гм.

Жена. …это моя профессиональная обязанность. Константин Сергеич рекомендует именно такой… Мэтод. Старые технологии. Олдскул.

 

Входит Горацио, он в плаще.

 

Режиссёр. Тише.

Жена. Что он будет делать?

Режиссёр. Я не знаю. (Уходят)

 

 

Сцена 5. (Горацио, Актёр-1, актёры)

 

Актёры и актрисы веселятся за столом. К ним подходит Горацио.

 

Горацио. Прошу прощения, господа, что я вторгаюсь в ваше весёлое застолье.

Массовка. – Ну что вы, сударь! Присоединяйтесь!

О! А тут симпатичный господинчик.

Идите к нам, сударь! Идите сюда.

Красавчик, не присядете рядом? У нас место есть.

Горацио. Ведь вы актёры?

Актёр-1. Всё верно, сударь. Это маленькая пирушка по поводу представления. Коли желаете, можете составить нам компанию, если не чураетесь бедных актёров. (Ему шепчут на ухо) О-о… Конечно, сударь, мы знаем о печальном событии и чтим траур по безвременной кончине нашего дорогого короля. Как раз сегодня, в память о нём, давали патриотический спектакль.

Массовка. (Поют хором) Реки и леса без края! Без края!

И бескрайние поля!

За тебя я, Дания родная,

До дна я

Выпью, Дания моя!

Выпью, Дания моя!

Актёр-1. Актёрские обычаи святы, сударь. У нас принято провожать каждое представление, во славу Мельпомены. Но ежели сударь думает, что мы нарушаем траур и глумимся над памятью нашего монарха…

Горацио. Нет, нет, прошу вас! Продолжайте. Ведь вы руководитель труппы?

Актёр-1. Именно так. Не желаете выпить с нами?

Горацио. Почту за честь.

Актёр-1. Прекрасно. Кубок нашему гостю! Кубок… За что мы выпьем?

Горацио. Во славу искусства.

Актёр-1. Хвала Аполлону, святые слова. Во славу искусства!

Все. Во славу искусства! (Все пьют. Веселье продолжается)

Горацио. Мы можем переговорить?

Актёр-1. Конечно, сударь. (Отходят в сторону) Простите, вы не бывали у нас в театре? Я помню лицо.

Горацио. Возможно.

Актёр-1. Ну конечно! На премьере, вы были в компании принца. Вот только имя ваше у меня…

Горацио. Тем лучше. Чем меньше лишних имён мы запоминаем, тем лучше. Идут у нас дела.

Актёр-1. Как угодно, сударь. Как угодно. Вам виднее.

Горацио. Я хочу предложить вам работу.

Актёр-1. Прекрасно! Мы всегда рады работе, и охотно берёмся за любое…

Горацио. Работа не здесь, на выезде. И, пока, только для вас одного.

Актёр-1. Для одного?

Горацио. Говорят, вы удивительно подражаете чужим голосам. На дне рождения бургомистра вы так показали самого бургомистра, что смеялись все. Включая бургомистра.

Актёр-1. Он добрый малый и хороший человек. Хотя, говорят, быть добрым в наше время – непозволительная роскошь.

Горацио. А на сцене вы изображаете царей и героев?

 

Актёр-1. Да, верно. Падишахов, фараонов,

Богов, полубогов Эллады древней,

Неугомонных Цезарей седых,

Вождей племён, великих полководцев,

Чей оружейный колокол в ушах

Грядущих поколений; царедворцев,

Израненных и в битвах, и в любви –

У каждого свой пламень и мороз,

Своё лицо, своя фактура тени,

Неповторимый смех и запах слёз,

Звенящий голос и особый тембр,

Который им настроила природа.

 

Горацио. Та роль, что я хочу вам предложить,

Важней всего, что вы играли до.

Партнёр… Опасен. Сцена непроста.

И промах невозможен. Но оплата

Покроет всё с лихвой.

 

Актёр-1. Не знаю, право.

Уж лучше говорите всё, как есть.

 

Горацио. Вам предстоит создать театр жизни

И смерти. А, верней, на тонкой грани

Меж ними. Выжимая весь талант.

И весь свой опыт. И желанье жить.

Театр ночи в Эльсиноре.

 

Актёр-1. Всё это, сударь, как-то необычно.

И жутковато. Видно, не по мне.

И я отвечу – нет.

 

Горацио. Не торопитесь.

Наш разговор имеет некий статус,

И здесь нельзя так просто отказать.

Актёр не может быть вполне свободен,

Когда он вечно по уши в долгах.

Расписка ваша?

 

Актёр-1. Пятьдесят дукатов…

 

Горацио. Да, пятьдесят дукатов.

Хоть сумма не предельно велика,

Но у неё истёк срок погашенья.

Зато взамен начнётся срок лишений.

Театр представленье завершил.

Огни погасли. На двери замок.

Ответом «нет» даёте делу ход.

 

Актёр-1. А вы не тот, кем сразу представлялись…

Что, если позову сейчас друзей?

Такого поворота не боитесь?

 

Горацио. Ничуть. Я не питаю к вам вражды,

Напротив. Будет горько сознавать,

Что этим опрометчивым движеньем

Убили и себя, и всех собратьев.

Огласка дела означает смерть.

 

Актёр-1. (Пауза) Что делать мне?

 

Горацио. Вам должно не поздней, чем через час,

Собраться. И друзей предупредить,

Сказать, что уезжаете на время.

Но более – ни слова.

 

Актёр-1. Здесь что-то говорилось про оплату…

 

Горацио. Конечно. В первом акте вы один

Играете. И весь барыш при вас.

По завершеньи, в случае успеха,

Сто золотых монет

 

Актёр-1. Сто золотых…

А если неуспех?

 

Горацио. (Держит бумагу) Тогда для вас

Вот это будет самый лёгкий выход.

 

Актёр-1. Коль вы упомянули первый акт,

То есть второй

 

Горацио. Позднее вы с театром,

Как будто бы случайно, по пути,

Заедете с гастролью в Эльсинор.

Но – лишь при получении сигнала.

По окончании, в придачу к тем,

Ещё сто золотых

 

Актёр-1. Сто золотых…

А что с бумагой этой?

 

Горацио. Теперь судьба зависит лишь от вас.

В дорогу через час. У перекрёстка.

 

Горацио уходит, Актёр-1 возвращается за стол.

 

 

Сцена 6. (Режиссёр, Коля, Толя, Офелия, массовка)

 

На сцене репетиционный беспорядок. Режиссёр общается с массовкой.

 

Режиссёр. Так, всё. Внимание. Тише! Идёт репетиция, между прочим. Сцена шестая. Полоний, Служанка, Офелия. Полоний? Полоний! Где Геша?

Толя. У него дома что-то. Кажется, трубы прорвало. Он сантехника ждёт.

Режиссёр. Трубы… Хорошо, я делаю Полония. Служанка? Где Нина?

Массовка. Так, а Нина, она… Гешина жена.

Режиссёр. Что вы говорите? А я не знал! То есть, Нина следит, чтобы Геша не изменил ей с сантехником. Смешно. Нет двух актёров, это смешно. Господа, у нас репетиция! Я всех поувольняю, к чёртовой матери.

 

Входит Коля.

 

Коля. (Поёт) Всех уволю, всех уволю, буду сам её играть!

Сам сыграю, сам сыграю эту пьесу только я!

Да, только я! Да, только я! Да, только я-я-я!..

Режиссёр. Коля… Здрасс-тть… (Показывает на часы)

Коля. Витя, там такие пробки. Ты же знаешь, я всегда…

Режиссёр. Нет, Коля, сам я играть не буду. Иди сюда.

Коля. Зачем?

Режиссёр. На. (Даёт ему текст) Будешь Ниной.

Коля. Так я же… (Коллеги смеются)

Режиссёр. Не надо меня благодарить.

Коля. Витя, давай я лучше… Полония. Я это знаю. Ну?

Режиссёр. Знаешь? Ладно. (Даёт другой текст) Вот, отсюда. (Смотрит, как Толя общается с массовкой) Толя… Толя!

Толя. (Очнувшись) А!

Режиссёр. Милости просим.

Толя. Чего? Какой милости?

Режиссёр. Поздравляю. (Даёт ему текст)

Толя. Э-э… Я не могу быть Ниной. Она Гешина жена.

Режиссёр. Понимаю, Толя. Понимаю. Это будет непросто.

Толя. (Проходя мимо Коли) Вот сука…

Режиссёр. Внимание! Тишина. Сцена шестая.

 

Коля и Толя мгновенно преображаются.

 

Полоний. Миранда! Жду тебя с утра

 

Служанка. Простите, господин! Мой зеленщик

Подзадержал меня, его продукты

С двойным стараньем надобно смотреть,

А то гнильё останется в корзинах.

Меня же сами вы потом сгноите,

Что я не углядела

 

Полоний. Мелешь вздор!

Зеленщика сменить – чего уж проще?

 

Служанка. Так вы же сами давеча велели

Искать, где подешевле свежий опт?

Уже забыли вы? Три дня тому

Конфуз с мясными блюдами, прилюдно.

Стыда не оберёшься

 

Полоний. Полно, полно!

Я не о том хотел потолковать.

Ты двери крепко притворила?

 

Служанка. Плотно.

 

Полоний. Тебя я для того сюда позвал,

Чтоб ты мне без утайки, достоверно,

Как добрая служанка, рассказала,

Что со здоровьем госпожи.

 

Служанка. В толк не возьму, о чём вы говорите?

 

Полоний. В толк не возьмёшь? Уже который день

Офелия бледна до истощенья.

У ней, по слухам, неприятье пищи.

 

Служанка. Мой господин, о том не знаю я.

Но если госпожа и нездорова,

У девушек такое не впервой.

Обычные дела, что каждый месяц

Случаются

 

Полоний. Так значит, ни одной

Причины для волнений? А скажи,

Семья твоя в порядке ли, Миранда?

Здоров ли муж? Не голодают дети?

Всё так же согревает дом родной?

Ночлег надёжен и горяч очаг?

 

Служанка. О, господин мой, милостиво небо!

Господь свидетель – так оно и есть.

 

Полоний. Когда и впредь желаешь, чтобы жизнь

Была с тобою милостива – скажешь…

Иначе, если ты солгала мне…

Клянусь пред небом, ты лишишься сна.

А, значит, и семья твоя…

 

Служанка. (На коленях) Чем я вас прогневила?!

 

Полоний. Говори.

 

Служанка. Мой добрый господин, не знаю точно…

Достойно ли давать пустым словам

Дорогу? Это грех, и превеликий.

У старых женщин лишь дурные мысли

Да глупые догадки

 

Полоний. Говори.

 

Служанка. Когда была я много лет моложе,

И ветер в голове, и всё такое,

И у себя похожие приметы

Я находила, что у госпожи.

 

Полоний. Когда?

 

Служанка. Такое часто происходит…

Вы только не подумайте, что я…

Не принимайте близко, господин!

По молодости лет, в семейной жизни…

Когда зачат ребёнок… О, мадонна

 

Полоний. Что было здесь, о том забудь. Сотри.

Развей по ветру. В ступе растолки

И след воспоминаний. Брось в огонь.

А если выйдет за пределы дома

Хоть мизерное слово

 

Служанка. Господин!

Исполню всё, о чём вы повелели.

 

Полоний. Иди. Рот на замок. Да улыбайся.

И позови Офелию сюда.

Но ей – ни слова.

 

Служанка уходит. Входит Офелия.

 

Офелия. Меня желали видеть, господин мой?

 

Полоний. Ты чем-то занята?

 

Офелия. Я выбирала платье для спектакля,

Что вечером объявлен.

 

Полоний. Спектакль будет, в том сомнений нет.

Ты почему-то, милая, бледна.

Как чувствуешь себя?

 

Офелия. О, хорошо.

Быть может, я ещё переживаю

Сегодняшнюю странную беседу,

Вы в галерее слышали её.

Источник неприятных впечатлений,

И нужно время, чтобы их рассеять,

Пока румянец на лицо вернётся.

 

Полоний. И боле нечего добавить?

 

Офелия. Добавить? Право и не знаю, что.

 

Полоний. Я думал, ты сама расскажешь – что.

 

Офелия. О чём, отец?

 

Полоний. О Гамлете! Об этом!..

О той беде, что приключилась с нами.

 

Офелия. Беде? Какой?

 

Полоний. Не лги! Я знаю всё.

Ты моего ослушалась приказа.

Ведь я велел от Гамлета держаться

На расстоянии. Он прокажён!

Но ты мне дочь… И я хочу понять

 

Офелия. Когда понять желаете меня,

Поймите перед тем – судьба упорней

Любой тщеты сопротивленья ей,

Любого представления чужого

О том, что должно, и чему не быть.

Сильней угроз и повелений крови,

И материнской, и отцовской воли.

Сильнее тех, кто думает иначе.

 

Полоний. Ещё ни разу прежде не слыхал

Я дерзости от дочери, ни разу

Не помышлял о злом непослушанье.

Ты так заговорила… Это ново.

Вор изловчился и в карман залез.

Тиха запруда, но не дремлет бес.

Ты незнакома мне

 

Офелия. Не только вам.

С недавних пор, себе я незнакома.

 

Полоний. Довольно. Это всё пустые бредни.

Ты на спектакле будешь улыбаться,

Чтобы пресечь огласку. А потом

Из дома – ни на шаг! До совершенья

Того, что должно совершить

 

Офелия. Отец!

 

Полоний. Ни слова! Ныне будет только так.

На некий срок, для всех ты нездорова,

Пока я сам не приведу знахарку,

Которая тебя освободит.

 

Офелия. Никто ко мне не может прикоснуться!

Любому, кто на это посягнёт,

Я буду дикой кошкой.

 

Полоний. Что ж… Надо правде посмотреть в глаза.

Ты зарываешь нас живьём в могилу,

Себя, меня – и брата заодно!

И хочешь погубить, что строил я,

По брёвнышку, по камню

 

Офелия. Что ж, посмотрите ей в глаза, отец!

Я Гамлета люблю сильнее жизни.

Его дары – судьбы моей дары.

А жизнь моя – моя, и только.

 

Полоний. Гамлет

Ничто! Пустое место. Барабан!

Его никто не вспомнит через год.

Он срочно уезжает в ссылку – морем,

До Англии. И боле не вернётся.

И след его – наследственный ребёнок -

Что шнур порохового фитиля!

А кто его зажёг – тот не жилец.

 

Офелия. До Англии… Постылая дорога.

Но я на всё готова вместе с ним.

Томиться в трюме. В клетке голодать.

Идти слепой пустыней без воды.

С ним вместе у костра последней коркой

Делиться – слаще пира во дворце.

С ним даже кандалы – златая цепь.

Он муж мне

 

Полоний. Он уже приговорён!

Ходячий нуль! Едва живые мощи.

Ты на его корабль не попадёшь.

И будешь делать, что необходимо.

А если нет… Тогда ты мне не дочь.

Я прокляну тебя

 

Офелия. Проклятья эти

Назад приносит вездесущий ветер.

 

Полоний. Назад он не вернётся!

 

Режиссёр. Так, стоп! Спасибо, хорошо. Спасибо. (Офелия уходит, её провожают взглядами) У кого есть вопросы?

Массовка. Виктор Петрович, мы нужны?

Режиссёр. Нет. Завтра в два часа.

Массовка. До свидания! (Уходят)

Режиссёр. До свидания. Что, Коля? Есть вопросы?

Коля. Да, Витя. Зачем мы с Толей сейчас репетировали? Мы же не играем это. Или я чего-то не понимаю?

Режиссёр. Гм. Ещё вопросы?

Коля. Объясни ещё раз, подробно, всю линию с Призраком. Специально для Толи.

Режиссёр. Призрак для Толи… Так. Первые два раза он является только вам. (Толе) Ты в курсе обмана. (Коле) Ты – нет. Это как бы репетиция и, одновременно, способ втянуть Бернардо в мистификацию.

Коля. Я хороший, я не знал.

Толя. Хороший, но лопух.

Коля. Да, я хороший. А ты – сука.

Режиссёр. Вот именно. Марцелл всё знает и контролирует ситуацию на случай, если Бернардо догадается. В третий раз уже подключается Горацио. Это последняя репетиция, она окончательно превращает Бернардо в искреннего свидетеля. Теперь всё готово, и можно заманивать на сцену главное действующее лицо.

Коля. Когда Горацио кричит «Задержи его!», а он «Ударить протазаном?». Это рискованно.

Зачем?

Режиссёр. Не рискованно. «Ему являем видимость насилья, ведь он неуязвим для нас». Театр уже запущен. Всё должно работать на мистерию.

Толя. Мы с Горацио удерживаем принца, когда он порывается за Призраком. Где логика?

Режиссёр. Вы его как бы удерживаете! Как бы. Понятно, что остановить Гамлета уже нельзя.

Толя. А зачем я говорю «Подгнило что-то в Датском королевстве»?

Коля. Ты говоришь это о себе.

Толя. Да ладно!

Режиссёр. (Уходя в себя) Удержать его нельзя… Вы просто страхуете принца от шока и самоубийства… Вам нужен живой Гамлет…

Толя. А зачем… (Коля зажимает ему рот, они уходят)

 

 

Сцена 7. (Гамлет, Горацио)

 

Гамлет спит. Входит Горацио.

 

Горацио. Он спит. В пустой кладовке. После шума,

Скандального бродячего театра,

Истерики у Клавдия, измены

Тех, кто навеки в преданности клялся.

Он спит. Новорождённое дитя.

Он спит. Ждёт королева разговора.

Английская темница ждёт героя.

Корабль прямиком идёт на рифы.

Он спит. Важнее нет сегодня дел.

Четыре своры гончих наготове.

Стервятники оставили гнездовья.

Повозка под уклон разогналась,

Возница бредит пропастью! Он спит.

Рога трубят. У лошадей одышка.

Кабан уже несётся через рощу.

Охотники с оружием застыли,

Как статуи. Он спит. Не беспокоить.

Пересекли захватчики границу.

Защитники в последнем бастионе.

Огонь добрался до его постели.

Он спит.

 

Гамлет. Какой дырявый свет… Горацио!

Сквозь решето, к себе уходит сон,

Идут дуплетом страх и наважденье.

 

Горацио. Была решимость два часа тому –

Теперь кошмары создают химеры.

 

Гамлет. Иллюзия и страх наперебой

В кормушке жизни, четырьмя руками,

Откармливают будущее наше.

Железо привлекается магнитом,

Но не спросили бедное железо,

По нраву ли ему магнит

 

Горацио. (Тихо) О, Гамлет,

Ты сам – магнит для бедствий и железа.

 

Гамлет. Я был на вечеринке у Морфея

По срочным пригласительным билетам,

А от таких стремительных депеш

Отказываться – лишь себе дороже.

И двух часов не спал, ты говоришь?

Сказали б, двести лет, не удивился.

Есть новости, Горацио?

 

Горацио. Ваш Клавдий

Театром до предела вдохновлён.

Поставил Эльсинор по стойке смирно.

Актёры живо бросились в бега.

Двойная стража. Всюду жгут огни.

И ищут вас… Чем так расстроил сон?

 

Гамлет. Похож на явь.

 

Горацио. Вот повод огорчаться,

Поскольку явь напоминает сон.

 

Гамлет. Сегодня так события сплелись,

Что стали неотдельны ото сна.

 

Горацио. Приснилось что-то явное?

 

Гамлет. Возможно.

А, может быть, действительность спала.

Мы видим профиль зеркала – и только.

 

Горацио. Мы ходим мимо зеркала кругами.

 

Гамлет. Совершенная фигура.

Положено быть круглым, как ядро,

Что мчится на свидание с некруглым.

Как лунная улыбка. Как природа,

Что движется по замкнутому циклу

И вписывается в любой квадрат.

 

Горацио. Вам снилась геометрия? Она

Источник огорчений?

 

Гамлет. Нет, попроще.

Сон начинался здесь. Меня призвала

Для царственных нравоучений мать.

Я шёл туда. Потом увидел дядю,

Он, стоя на коленях с постной рожей,

Замаливал грехи – вопрос решал

Единственный удар, хотя, возможно,

Он был достоин тысячи ударов.

Я удержался, продолжая путь.

Но лишь на этот раз, поскольку в спальне

Полоний смерть нашёл.

 

Горацио. Полоний? В спальне королевы?

Гамлет. Да. Я убил его в спальне.

Горацио. Если можно, расскажите об этом подробней. Это важно.

Гамлет. Вижу, Горацио, ты всерьёз занялся толкованием снов. Это разумно, из нашей истории можно соорудить фолиант на заданную тему.

Горацио. Принц! Прошу вас.

Гамлет. Какую из двух версий ты желаешь услышать?

Горацио. Из двух? Ту, что вы помните.

Гамлет. Я помню четыре, но не будем вносить путаницу. Итак, рассказать тебе, что я видел, или что произошло на самом деле?

Горацио. Боюсь, мы так не двинемся с места.

Гамлет. Бояться этого означало бы бояться неприхода царствия небесного. Ну да ладно, слушай. Когда мать окончательно смирилась с тем, что я пришёл на её зов, в спальне пошёл снег. Он был настолько чист и светел, что выявил не только будущее, но и ушедшее. Так на полу образовалась цепочка следов, то были птичьи следы. А поскольку птицы, способные оставить след, здесь уже не водятся, я понял – налицо обычный обман. Я разгадал это фокус, Горацио! Полоний умер в переходном состоянии, ещё не будучи птицей. Он умер быстро и без мучений. Ну, как история?

Горацио. О, принц…

Гамлет. Клянусь, это был хороший удар. Трудно поверить, что во сне можно так безупречно ударить.

 

Показывает ему тело Полония.

 

Горацио. Боже… Он мёртв.

Гамлет. А я о чём твержу? Абсолютно мёртв.

Горацио. Но при каких… Принц, говорите, как есть.

Гамлет. Мы столкнулись в галерее, лицом к лицу, и он сказал мерзость. Всё бы ничего, но она касалась его единственной дочери.

Горацио. Вы знаете про Англию?

Гамлет. Что случилось с Англией? Ей богу, было бы жаль потерять такую хорошую страну. Куда ещё отправлять врагов, коих неудобно убить прямо здесь?

Горацио. Знаете.

Гамлет. Что Гамлета высылают в Англию? Это знает даже немой мальчишка из сапожной мастерской. Кстати, именно он рассказал мне об этом.

Горацио. Он не сказал ещё кое о чём? Уже обсуждается не высылка, а более серьёзные меры. Вас ищут, принц. Прошу, будьте пока здесь. Запритесь изнутри, я скоро вернусь.

Гамлет. Ты добрый христианин, Горацио? Иисус учит отказаться от привычки к наслаждению, претерпеть и войти узкими вратами. То есть, жизнь это тюрьма для плоти, и твоя просьба запереться вполне логична. Но что, если жизнь – испытательный полигон? На полигоне положено воевать. Почему бы просто не выйти туда с открытым забралом?

Горацио. Прошу вас! Запритесь. Никому, кроме меня, не отвечайте.

 

Гамлет. В чём смысл? Роковой разлив реки

Простой щеколдой не остановить.

Не выжить до утра в костюме щуки,

Когда у плавника маячит сеть.

Не быть вторые сутки однодневке,

Что видела один рассвет – и только,

Взгляни её глазами, что под вечер

Про осторожность думает она?

Эфир вращает, наяву, во сне ли,

Земной необходимости детали,

Поскольку должно колесу судьбы

Вращаться – так и создано оно.

Положено снегам идти, а после

Лежать, до марта согревая мир,

А если он пойдёт наверх, искать

Родное облако? А лист не будет

Зигзагами кружиться в октябре?

А птицы в декабре оставят юг,

Твердя, что он безмерно им наскучил?

А человек не станет умирать?

Здесь выбор, хаос или неизбежность.

Не может без конца таиться зверь.

Судьба непререкаема.

 

Горацио. Смирились вы… Неужто обречённость?

 

Гамлет. Ничуть. Пока – одна необходимость.

 

Горацио. Прекрасно. Я прошу вас соблюсти

Необходимый уговор охоты,

Не мчать вперёд, пока идёт стрельба.

Войскам нельзя на ощупь штурмовать

Уловки неразведанных позиций.

Неосторожность падает на лёд.

 

Гамлет. Израненная рыба не клюёт.

Ход изменений вспять не повернуть.

 

Горацио уходит.

 

Лишь зеркала показывают суть.

 

 

Сцена 8. (Актёры, Марцелл, Бернардо, Актёр-1)

 

На сцене Актёр-2 и две девушки.

 

Девушка-1. Слушайте, что мы тут делаем? Это каменный век, муть какая-то. Актёры, стражники… Ужас вообще.

Девушка-2. Ну да, конечно. И слов не дают.

Девушка-1. Та ладно.

Актёр-2. А я тебя понимаю.

Девушка-1. Правда?

Актёр-2. Да. И даже сочувствую. Ты же «Гамлета» не читала? Нет. Вот тебе и скучно. Ты просто не понимаешь, что здесь происходит.

Девушка-1. Ой, ладно. Шекспир это неактуально. Меня, между прочим, пригласили в другую труппу.

Девушка-2. Классно. И что там?

Девушка-1. Там современная пьеса. «Бэтмен навсегда».

Актёр-2. Супер. Ну, и как он там?

Девушка-1. Там, короче, девчонка забеременела. От парня.

Девушка-2. Что, серьёзно?

Девушка-1. Да-а.

Актёр-2. От Бэтмена. Причём, забеременела навсегда.

Девушка-1. Та ладно. А парень там подсел на комиксы. А её бывший вернулся из другого города. А у неё родители.

Актёр-2. У неё родители? Фантастика. И что у них там, с комиксами?

Девушка-1. У них всё время тёрки.

Актёр-2. Потрясающе. О чём?

Девушка-2. Подожди, я угадаю! Я угадаю. Они… Они не могут решить, от кого у неё ребёнок.

Девушка-1. Точно! Ты уже видела? Правда, классно?

Актёр-2. И на какую роль тебя пригласили? Бэтмена?

Девушка-1. Нет. Тоже в массовку.

Актёр-2. Ну хорошо, Шекспира ты не любишь. А что читаешь?

Девушка-1. Мураками.

Актёр-2. А помнишь у Мураками? «По-вашему, на мне играть легче, чем на флейте? Объявите меня каким угодно инструментом, вы можете расстроить меня. Но играть на мне нельзя».

Девушка-1. Конечно! Я вообще люблю Мураками.

Девушка-2. (Смеётся) Лю-ба! Ну это же…

Актёр-2. Ладно, какая разница? Шекспир, Мураками. Правда, Люба?

 

Входят Марцелл и Бернардо.

 

Марцелл. Сейчас тут появятся актёры. У меня приказ, их главного надо сопроводить в замок.

Бернардо. И что им будет?

Марцелл. Я не знаю, Бернардо. Они же приезжие, что им может быть? Поговорят и отпустят.

Бернардо. А где принц? Актёры были под его защитой.

Марцелл. Не знаю. Пока меня не будет, посмотри, чтоб остальные не лезли внутрь. Ни к чему это.

 

Входит Актёр-1 и пара актёров. К ним присоединяется Актёр-2 и девушки.

 

Марцелл. Стойте! Не торопитесь.

Актёр-1. Пропустите нас! Мы покидаем Эльсинор.

Марцелл. Вас призывает известное вам лицо. (Тихо) У него есть нечто, что вас интересует.

Актёр-1. Я не знаю… А мои друзья?

Марцелл. Друзья вас подождут. Идёмте.

 

Марцелл и Актёр-1 уходят.

 

Актёр-2. Куда его ведут? Не нравится мне это. Мы идём за ним!

Бернардо. Ваш друг ушёл по делу, он скоро вернётся. Подождите, стойте! Туда нельзя! (Один из актёров прорывается внутрь) Нельзя, я говорю! Стойте! Ждите здесь!

Массовка. – Мы не будем ждать!

– Нет, мы не будем!

– Идёмте! Пойдём за Вито!

– Идём!

 

Внутрь прорываются ещё двое. Бернардо остаётся удерживать девушек.

 

 

Сцена 9. (Гертруда, Горацио)

 

В комнате Гертруда. Открывается дверь.

 

Гертруда. Ты, Гамлет? Жду уже который час.

 

Горацио. Позволите войти, о королева?

Вы здесь одна?

 

Гертруда. Горацио!

 

Горацио. Слуга ваш.

Есть кто-нибудь ещё?

 

Гертруда. Нет, никого.

 

Горацио. Вас может Клавдий посетить сегодня?

 

Гертруда. Не думаю. Он слишком раздражён

Театром. Мечет молнии и стрелы…

Я тосковала по тебе

 

Горацио. Постой,

Беспечность в спальне означает гибель,

Особенно в сегодняшнем дыму.

Теперь не время

 

Гертруда. Позабыла я,

Когда в последний раз мы были вместе.

Как упоённо ты меня любил…

И каждый миг с тобой неповторим.

Измучилось, истосковалось тело

 

Горацио. Поверь, Гертруда…

Не до безумства. Мы на волоске,

На перекрёстке бури, прямо в центре

Такого урагана, что сметёт

Всё на пути…

 

Гертруда. Ты о спектакле?

 

Горацио. Спектакль впереди. Здесь был Полоний?

 

Гертруда. Полоний? Но зачем? Утратив сон,

Я Гамлета бесплодно дожидалась.

Но не напрасно… Вот награда.

 

Горацио. Постой же, говорю! Нет ни минуты

Для нежности. Полоний мёртв.

 

Гертруда. Великий боже…

Предвестье гроз, дыхание беды.

Как это получилось?

 

Горацио. Помолчи.

Ты можешь сделать то, о чём скажу?

 

Гертруда. Тебе в угоду, я на всё готова.

С какой скалы мне броситься прилюдно?

Какую плаху, под какой топор?

Какой настой отравленный?

 

Горацио. Чуть позже

Ты, трепеща от ужаса, объявишь,

Полоний мёртв! Его безумный принц

Убил без колебания. Подробней –

Во время разговора в этой спальне

Полоний укрывался за ковром.

Услышав шорох, Гамлет бил насквозь,

И старика сразил одним ударом.

А после, что-то дико бормоча,

Он тело поволок. Куда – не знаешь.

Ты можешь сделать это? Ничего

Не исказишь?

 

Гертруда. К чему такая ложь?

 

Горацио. Ему иначе здесь не уцелеть.

И дня не проживёт – его зарежут

В каком-нибудь углу. А так есть шанс.

Безумец неподсуден для расплаты.

Он будет сослан в Англию

 

Гертруда. Ты знаешь,

Что значит «сослан в Англию»? Поверь,

Не для защиты Клавдий отсылает,

А прямо в лапы неизбежной смерти.

И гибели вернее не бывает.

 

Горацио. О том не беспокойся.

За ними будет следовать корабль,

И в море их возьмёт на абордаж

С пиратским флагом. Гамлета в плену

Не тронут, а вернут сюда, здоровым.

Твой Клавдий-муженёк умрёт от счастья.

 

Гертруда. О нём ни слова. Если бы не ты…

Одна святая Маргарита знает,

Чего мне стоит Клавдия постель.

Лишь для тебя

 

Горацио. А о себе забыла?

Где б ты была при новой королеве,

В какой тюрьме, каком монастыре?

А, может быть, под камнем?

 

Гертруда. Решилась для тебя на этот грех.

Ни Гамлета отец, ни жалкий Клавдий,

Ни мой единственный несчастный сын…

Никто тебя не в силах заменить.

Я тридцать лет жила в пещере с тигром,

Была отдохновением солдата,

Зализывала спекшуюся кровь,

Одна – и бинт, и вата, и лекарство.

Но, как ни бейся, не врачует сердце

Военный дым походных алтарей.

На сколько лет даётся нам запас

Надежды, что судьба переменится,

И веры в новообретённый рай?

Год или два. По крайней мере, пять.

А после начинаешь понимать,

\ Всё так и будет, это твой удел,

Игла для нити, колея телеги,

Ложбина пересохшая реки…

Прижми меня к себе! Не отдавай.

 

Горацио. Любимая, постой. Повремени,

Уже подошвы тлеют под ногами.

Я возвращаюсь к принцу. Ты, спустя

Минут пятнадцать – прямо к королю.

И повторяй одно без перерыва,

Тверди, что принц безумен.

 

Гертруда. То сделаю не я – моя любовь.

До дна глотаю этот зверобой.

 

 

Сцена 10. (Режиссёр, Коля, Толя, Офелия, Жена Режиссёра)

 

На сцене Режиссёр. К нему незаметно подходят Коля и Толя.

 

Коля. Прощай, прощай, и помни обо мне!

Режиссёр. Коля…

Коля. Привет, Витя!

Режиссёр. Привет. Привет вам, Розенкранц и Гильденстерн.

Толя. О! Только не заставляй ещё и это играть, хорошо? У меня слабый вестибулярный, э-э…

Коля. Вестибулярный вестибюль.

Толя. Точно! Да. Я плохо переношу морскую качку.

Режиссёр. Договорились. Что привело вас в мрачный Эльсинор?

Коля. Что привело нас? Давно не ремонтированный вход. И грязный коридор. Слушай, тут когда-нибудь будет нормальный ремонт?

Режиссёр. Будет. Когда ты возглавишь ремонтную бригаду, Коля. Ещё есть риторические вопросы?

Толя. Ага.

Режиссёр. Какие? Быть или не быть?

Коля. Почти. Видите ли, Виктор! У нашего Анатолия сегодня день рождения. И, посему, мы не сочли лишним пригласить вас…

Режиссёр. Ох… Прости, старик. Прости. Замотался, из головы вылетело. Поздравляю! Здоровья тебе. Больших ролей. Красивых партнёров.

Коля. И режиссёра тебе хорошего. Не помешает, да.

Толя. Ладно, я понял. Понял. Диагноз ясен. Так что, ты с нами?

Режиссёр. Конечно, сейчас. Сейчас пойдём…

Коля. Идём, посидим. Обсудим нашу старость.

 

Музыка. Появляется Офелия.

 

И твой младенческий склероз.

Режиссёр. Да… Сейчас…

Толя. Давай, там пиво стынет.

Режиссёр. Начинайте пока… Без меня.

Коля. (Толе) Пошли… Идём, идём (Уходят)

 

Гамлет. Как ты прошла охрану у двери?

Меня надёжно стерегут

 

Офелия. Неважно.

Есть пять минут

 

Гамлет. Есть ветра пять глотков,

Чтоб напоследок вдоволь надышаться.

Ты знаешь, что случилось?

 

Офелия. Знаю – что.

Не знаю, как произошло несчастье.

 

Гамлет. С твоим отцом столкнулись в галерее.

И я – зачем, того не знаю сам –

Сказал простую фразу. Вдруг внезапно

Он с ног меня свалил и стал душить,

При этом непрерывно выдыхая

Проклятия в лицо. Я дотянулся

До шпаги наобум, уже борясь

С удушием… А прочее не помню.

Я не желал погибели его.

 

Офелия. Что за слова ему ты говорил?

 

Гамлет. Правдивые. «Она прекрасней жизни».

 

Офелия. Я стала горем для своей семьи.

Тебе я принесла беду – и только.

 

Гамлет. Ты принесла мне то, чего никто

Не в силах принести. Твоих даров

Не иссякает чистое сиянье.

Ещё не появился ювелир,

Достойный оценить его

 

Офелия. Постой…

Когда ты отбываешь на корабль?

 

Гамлет. Немедленно.

 

Офелия. Мы честно разыграли

Большой спектакль твоего безумья.

Так точно получилась эта роль,

Что следом обезумела судьба,

И отнимает у меня, с ухмылкой,

Последние цветы.

 

Гамлет. Одно меня терзает – что тебя

Я не способен защитить отныне.

 

Офелия. Отныне ни о чём не беспокойся.

Отныне, знай, дорога приведёт

В счастливый край, где молоко и мёд.

Дай мне украсть лицо твоё родное.

Ты изменился за день

 

Гамлет. Постарел

Ненадолго. На десять тысяч лет.

Срок пустяковый для того, кто вышел

Из гавани на лёгкую прогулку,

И потерял все вёсла с парусами,

А шлюпку увела команда

 

Офелия. Здесь

Твой дом. Незамерзающая гавань.

И кровь моя, и каждое дыханье –

Твоё. Для смерти ты неуязвим.

Слеза лишь потому, что будет радость.

А если грусть при мне, она лучится

Подобно радуге… Не убирай

Ладонь… Хочу тепло запомнить.

 

Гамлет. Твой голос – есть. И боле ничего,

Мир пуст. И только голос твой остался.

Одно лишь слово… Хочешь, мы уйдём,

Укроемся от беспросветной злобы,

От зависти и алчности бесплодной,

В обычной жизни.

 

Офелия. В обычной жизни…

Я не осмелюсь так с тобою быть,

Чтоб ты меня за это ненавидел.

Не егерь, не рыбак, не землепашец,

Не мелочный торговец. Ты король.

И королём останешься всегда.

И королём останешься

 

Гамлет. Корона

Без королевства – неживая роль.

 

Офелия. На этом свете, или в той долине

За горизонтом, где бессмертны мы…

Я буду ждать тебя внутри зимы.

Я буду ждать тебя

 

Входит Гертруда, Офелия и Гертруда смотрят друг на друга.

Офелия кланяется и выходит.

 

Жена. Ты можешь объяснить, что происходит?

Режиссёр. Чего ты хочешь?

Жена. Что здесь творится?

Режиссёр. Извини, сейчас не время разгадывать шарады. Я устал.

Жена. Не фиглярствуй. Что происходит? Что?

Режиссёр. Происходит миллион разных вещей. Ты о чём?

Жена. Почему она это делает?

Режиссёр. Видимо, потому, что у неё нет другого выхода.

Жена. Лжёшь. Ты лжёшь! Не лги мне. Она… Она могла прийти ко мне.

Режиссёр. А она приходила к тебе! Не помнишь? Забыла, как ты её приняла?

Жена. Да, действительно. Да. Но… Что с её игрой? Это театр или это уже безумие? Что с её игрой? Это сумасшествие?

Режиссёр. Сумасшествие? Хм. Не забывай, она христианка. Видимо, католичка. И ей нужны смягчающие обстоятельства.

Жена. Всем нужны смягчающие обстоятельства! Это не объяснение.

Режиссёр. Офелия остаётся одна. Однее не бывает! Она остаётся один на один со смертью. Офелия троллит небытие, она смеётся над ним. Если хочешь, можешь считать это сумасшествием.

Жена. Троллит небытие? Почему… Почему она прыгает в воду? Почему она прыгает в воду? Почему она с его ребёнком прыгает в воду?!

Режиссёр. Я не знаю! Оставь меня в покое! Я не Господь Бог.

Жена. Ты? Ты жалкий клоун. Да… И будь добр, по пути домой забери вещи из химчистки.

 

Жена уходит. Режиссёр какое-то время сидит неподвижно. Уходит.

 

 

Сцена 11. (Актёр-1, Актёр-2, Бернардо)

 

Актёры ведут Бернардо, у него завязаны глаза и кляп во рту.

 

Актёр-1. Давай, давай, тащи его сюда!

Вот эта ветка точно пригодится.

Болтаться будешь, как и твой дружок,

Тебе пора к нему. Ну что, готово?

Ставь на помост его! Там, под тобой,

Обитель свежей двухметровой ямы.

Как уберём помост – уйдёшь в неё,

Счастливая дорога

 

Актёр-2. Погоди,

Дадим злодею шанс на покаянье?

Хоть и мерзавец, всё же – божья тварь.

 

Актёр-1. Ты думаешь? Я сомневаюсь. Ладно,

Тогда веди священника сюда,

Да поскорее!

Слушай, негодяй,

Тебя сейчас без сожаленья вздёрнут,

Как и злодея, друга твоего.

Перед кончиной можешь облегчить

Свою, грехом изъеденную душу.

Приветствую вас, отче!

(Говорит голосом Священника)

Мир вам, дети.

Чью душу исповедать перед смертью?

 

Актёр-2. Вот этого разбойника, отец.

 

Актёр-1. (Своим голосом)

Имей ввиду, приятель – только крикни,

Без остановки тут же полетишь

К отборнейшим чертям на сковородку.

Всё ясно? Вот и славно. Приступайте.

(Актёр-2 вынимает у Бернардо кляп.

Актёр-1, голосом Священника)

Мой сын, очисти душу напоследок.

Поведай мне грехи свои

 

Бернардо. (Задыхаясь) Грехи…

О господи… Что нужно говорить?

 

Актёр-1. (Своим голосом)

Ты не расходуй воздух понапрасну!

Его и так немного на земле

Из-за таких, как ты.

 

Бернардо. Наставь мя, отче.

 

Актёр-1. (Голосом Священника)

Будь искренним у гробовой доски.

Иль ты не веришь в промысел небесный?

Тогда дорога для тебя – в юдоль

Злой нечисти и призраков

 

Бернардо. Я верю…

И в господа, и в призраков, отец!

В чём сознаваться мне?

 

Актёр-1. Скажи, в чём грешен.

 

Бернардо. Однажды как-то, в юные года,

Когда я был стеснителен и робок,

Подглядывал за девками на речке…

 

Актёр-1. О господи! Ужасен этот грех.

Его тебе я отпускаю. Дальше.

 

Бернардо. В былые годы как-то, на войне,

Мы у хозяйки двух овец украли.

Хозяйка долго плакала потом.

 

Актёр-1. Чудовищны грехи твои. Но их

Господь прощает. Исповедь продолжи.

 

Бернардо. Меня любила женщина одна,

Норвежская, и быть со мной желала.

Но тяжела любовь людей военных,

И я её оставил… Идиот.

 

Актёр-1. Да, верно. Этот грех тяжеле прочих.

Но не было ли в жизни у тебя

Действительно ужасных злодеяний?

Не мучи душу

 

Бернардо. Отче, я солдат,

Простой солдат присяги и приказа.

В сражениях я убивал врагов.

 

Актёр-2. Довольно тут юлить! Товарищ твой,

Моливший перед смертью о пощаде,

Всё рассказал, как на духу. Давай!

Всей жизни у тебя – секунд на десять.

Отсчёт пошёл! Десять, девять, восемь…

 

Бернардо. Не понимаю… Что мне говорить?

Отец святой… О бог! Святая дева…

Пресветлая мадонна и Исус!

Примите душу грешную…

 

Актёр-1. Хватит, оставь его. Довольно. Похоже, он ничего не знает. Иначе давно уже рассказал бы, и что было, и чего не было.

Бернардо. Я ничего не знаю! Что вам надо? Отпустите меня.

Актёр-1. Что надо? Сними ему повязку. (Актер-2 снимает повязку) Твой напарник хотел меня задушить. Вот этой самой петлёй.

Бернардо. Господи… Марцелл хотел вас убить?

Актёр-1. Да, твой Марцелл. А когда Вито пришёл мне на помощь, он ударил его кинжалом.

Актёр-2. Хорошо, мы вовремя подоспели и скрутили злобное животное. Но Вито это уже не вернёт. Он убил нашего Витторио!

Актёр-1. Это жуткие злодейства, и за них не будет оправданий.

Бернардо. Я не знаю, зачем он напал на вас! Поверьте! Я ничего не знаю.

Актёр-2. Речь не о том.

Бернардо. Не о том? А о чём?

Актёр-1. Твой напарник нам всё рассказал. Это измена.

Бернардо. Измена… Какая…

Актёр-1. Гибель для государства. Он был один из тех негодяев, кто убивал нашего короля.

Бернардо. Что вы… Что вы такое…

Актёр-1. Пока один заливал яд, другой держал за ноги. А третий… Караулил у двери. Тот, кто сейчас в короне.

Бернардо. Марцелл и Клавдий… Святое небо.

Актёр-2. Да, твой Марцелл. И ещё этот… Толстый мерин.

Бернардо. Полоний…

Актёр-2. Хорош зверинец. Здесь всё прогнило до упора. Нам пора уходить, а то ещё, неровен час…

Актёр-1. Сейчас пойдём.

Актёр-2. Что с этим делать?

Актёр-1. Что с ним сделаешь? Похоже, он ничего не знает. Привяжите его к дереву и пойдём.

Актёр-2. Поглубже в лесу привязать? Как этого, дружка его?

Актёр-1. Нет, прямо здесь. Рядом есть селение, до вечера его найдут.

Бернардо. Стой! Ты же сказал, что вы Марцелла…

Актёр-2. Ещё чего.

Актёр-1. Мы не убийцы. И не судьи. Дружок твой обнимает дерево в лесной чаще. А на груди у него табличка с перечнем всех его подвигов. Авось, найдут его лесорубы. Пусть они тогда и решают, что делать с таким прекрасным человеком.

Бернардо. Лесорубы не умеют читать.

Актёр-2. Не надо плохо думать о лесорубах.

Актёр-1. А если медведь его раньше найдёт, не наша вина. На то воля божья.

Бернардо. Постой! Я уже видел тебя раньше. Я уже видел… Ночью.

Актёр-1. (Актёру-2) Вы пометили место, где Вито похоронен? Там надо оставить знак.

 

Актёр-2 уходит.

 

Бернардо. Я уже видел тебя. Ночью. На страже. Так вот зачем Марцелл хотел тебя убить…

Актёр-1. Я знаю, ты благородный человек. Не суйся в дело, за которым и так много крови и бесчестья.

Бернардо. А твой товарищ? Получается, он погиб из-за тебя. Значит, и у тебя на душе камень.

Актёр-1. Со своими грехами я разберусь сам. Здесь никто не ангел. Я пойман на крючок, и его теперь надо выдирать с мясом. И поймал меня тот, кто… Похоже, он и сам на крючке.

 

Актёр-2 возвращается.

 

Актёр-2. Всё, можно идти.

Актёр-1. Ладно. Остаётся только дорога. Прощай.

Бернардо. Стойте! Я не… Я больше не могу держать оружие. Разрешите мне идти с вами.

Актёр-2. С нами? Зачем ты нужен, что ты умеешь делать?

Бернардо. Я умею держать язык за зубами.

Актёр-2. Ничего он не умеет.

Актёр-1. Ладно. Научится, если захочет. Развяжи его.

Актёр-2. Ты уверен?

Актёр-1. Нет. Но мы не судьи. Пусть небо решает.

 

Актёр-2 развязывает Бернардо. Все уходят.

 

 

Сцена 12. (Фортинбрас, Горацио, слуги)

 

Слуги приводят человека с мешком на голове, швыряют его к ногам Фортинбраса.

 

Фортинбрас. Сними.

 

Слуга снимает мешок. Вынимает кляп.

 

Ты знаешь, кто я?

 

Горацио. Даже если знаю,

Чем объяснить бесчестье и разбой?

Вы выкрали меня из Виттенберга!

Я датчанин

 

Фортинбрас. Твоя беда не в этом,

А в том, кто я.

 

Горацио. Ты Фортинбрас, Норвежец.

 

Фортинбрас. И это лишь эпиграф приговора.

Ведь ты Горацио?

 

Горацио. Положим, так.

С рожденья это имя у меня.

Сей факт не доставлял больших проблем.

Теперь иначе всё?

 

Фортинбрас. Добыча в яме

И, видимо, желает понимать,

Зачем её приволокли сюда,

С мешком на голове, без церемоний,

И на пол уронили, словно вора.

Не так ли, друг мой?

 

Горацио. Друг? Я представляю,

Что вашим уготовано врагам.

Не помню, чтоб друзей так звали в гости.

 

Фортинбрас. Справедливо.

Не друг ты мне. Пока. Покажет время,

Расставит всё, что должно, по местам,

Как истинный хранитель тёмных тайн,

И наших бед восторженный ценитель.

Не друг ты мне. Пока. Но знаю точно,

Кто датскому наследнику товарищ,

Сподвижник принца Гамлета.

 

Горацио. Пусть так.

Но неужели Гамлета друзей

Сюда в мешках привозят?

 

Фортинбрас. Только лучших,

Кто верою и правдой доказал,

Что дружба существует. Это факт,

Я сам его ценю не меньше злата,

Для друга – сердце, остальным – закон.

И я хочу, чтоб дружба продолжалась,

Твоя и Гамлета. Но чуть иначе.

В другой манере. С добавленьем грима.

И, чтобы продолжая эту дружбу,

Ты сослужил мне службу.

 

Горацио. Не бывать!

 

Фортинбрас. О, благородный выбор.

Товарищ верный, преданный слуга,

Немыслимых достоинств человек.

И чествует его не только Гамлет,

И окруженье принца, и король,

И славная Гертруда-королева

Его за это нежно привечает.

И он не прочь вниманье подарить

Не очень молодой, но властной даме.

 

Горацио. В незнании вас трудно упрекнуть.

Не по годам сочится пониманье

Из царских уст. Вы далеко пойдёте.

 

Фортинбрас. Не сомневайся! Я уже в пути,

Который мне назначен от рожденья.

Охота не отстать? Ступай по следу,

Не сбейся, осторожнее иди,

С расчётом ногу ставь и со сноровкой,

Поскольку по краям всегда – болото.

Трясина переваривает суп

Из нерадивых и нерасторопных.

 

Горацио. А что случится, если я решусь

Идти своим путём?

 

Фортинбрас. Вопрос резонный,

Поставлен в лоб, без проволочек – значит

Достоин он резонного ответа.

Сей выбор за тобой.

Два варианта есть. Возьмёшь не тот,

Корабль сам поднимет паруса,

Оставив одинокого матроса

На сером и бесплодном берегу.

Карета вдаль умчится налегке.

Из месива канавы придорожной

Ты вряд ли углядишь, что будет дальше.

Сей выбор за тобой.

Но коль известны станут королю

Особенности вашего общенья

С Гертрудой… Нет, поверь, ты не умрёшь.

Не сразу. Есть подробности темницы,

Не знать о них полезно для сердец

И для спокойных снов. Есть сновиденья,

С которыми и ад не станет вровень.

Есть мера наказаний – рядом с ней

И преисподня будет будуаром.

По случаю, я знаю кое-что

О нижних помещеньях Эльсинора,

Безлюдных коридорах и подвалах…

А, впрочем, есть в запасе у тебя

Яд или бегство. Это честный выбор.

Сей выбор за тобой.

 

Горацио. Чего ты хочешь?

Моих мучений, моего паденья?

Смертей, утрат, растоптанных надежд?

Чего ты хочешь, дьявол?

 

Фортинбрас. Возвращенья

К первоначальной теме разговора.

Коль выбираешь руку Фортинбраса,

С того момента Гамлеты – враги.

И это к месту – даже небеса

Нас обучают быть с врагами ближе

Любовницы и друга.

 

Горацио. Неужто время мира завершилось,

И снова надвигается распад,

Пожарища, замученные люди?

Неужто накопился аппетит

В утробе у Ареса, и бряцанье

Из арсеналов нового оружья,

Как звон посуды на его столе?

Земля опять открыта для увечий.

Животное сменяет человечье.

 

Фортинбрас. Я не забыл, как Датчанин-король

Отхватывал куски горячей плоти

От моего отца. Я не забыл,

Как датские элитные солдаты

На тёплом пепелище сёл норвежских

С весёлой песни начинали пир.

Я Гамлетам верну оброк сполна.

За каждую слезинку, головешку,

Любой удар, любое поруганье,

Верну назад по зёрнышку, по капле.

Барахтаясь в наследственной грязи

Семейных страхов и греха, они…

Они друг друга сами передавят.

И волны свежей крови унесут

Следы былых проклятий. Может быть

Однажды появится светлый ангел

И остановит мести колесо.

Но не теперь… Твой выбор, иноземец.

 

Горацио. Что будет с принцем?

 

Фортинбрас. Добрый человек,

О нём печёшься ты, не о Гертруде.

То – мера отношений, их цена.

Ты принял, что она обречена.

Что он Гертруде? Что ему Гертруда?

(Смеётся)

Не забывай ласкать её, пока

Она ещё в короне.

 

Горацио. (Резко) Что же Гамлет?

 

Фортинбрас. Я знаю, он из датских королей

И благородней, и честнее всех,

Но выпал жребий, Гамлетом родиться.

Моя бы воля, жить ему безбедно,

Уйдя от власти

 

Горацио. Это невозможно.

Не станет мышью, кто родился львом.

Медведь умрёт, но не отдаст своё.

 

Фортинбрас. И я о том же. Он непредсказуем

И плохо поддаётся дрессировке.

Здесь требуется метод посильней.

Здесь надо что-то выдумать для мозга,

Когда, вослед за дудочкой, наживка

Сама переползает на крючок.

 

Горацио. Вы хотите

В один бросок поймать полморя рыбы.

Одним капканом – два десятка зайцев.

А сетью будет Гамлет

 

Фортинбрас. Понимает,

Всё понимает умный человек.

Пора услышать голос провиденья.

Итак, твой выбор.

 

Горацио. Я с юных лет не верю в провиденье.

И не боюсь ответить «нет» – затем

Что это отнимает только жизнь.

Отказ опасен по другой причине –

Того, кто дорог, им не защитишь.

Даю согласье

 

Фортинбрас. Не было сомнений.

Поговори с Полонием. Он знает

О том, что размывает Эльсинор.

 

Бросает ему кошелёк.

 

О касте недовольных, поимённо.

Есть влага в кубке милости моей

 

Бросает ещё один кошелёк.

 

Затемнение. Снова мизансцена Пролога.

 

Горацио. Есть влага в кубке

 

Гамлет. Если ты мужчина,

Дай кубок мне. Оставь, я так хочу.

 

Звуки за сценой.

 

Что там за шум?

 

Появляется массовка.

Хореографическая пантомима.

Фигуры застывают.

Офелия раздаёт цветы.

 

КОНЕЦ