«Еще земное чуть печалит...»

«Еще земное чуть печалит...»
Стихи

Александр ПРАВИКОВ

Химки

* * *

Душа, летя в седьмое небо,

В нем ничего не узнает.

Как будто попросила хлеба,

А подарили самолет,


 

Как будто в пропасть ноги сами

Без головы гулять пошли,

Как будто в кукольные сани

Орлов небесных запрягли.


 

Она еще всего дичится

И не готова к сыновству,

Но ломит изнутри ключицы

И мысли обретают звук.


 

Я думала, что это встреча

И всех любимых обниму,

Но, кажется, обнять и нечем,

Да и кого, да и кому?


 

Еще земное чуть печалит,

Но основное чувство — «вот!»

Себя так, верно, ощущает

Письмо, когда уже дойдет.


 


 

Подражание Г. Кружкову

Ползет паучок из коробки с брусникой

По серой клеенке, суровой и дикой.

Ползет, наготове держа паутинку.

Он из лесу вышел, ему все в новинку:

Батон-Эверест, загогулина-ложка.

Ему любопытно и страшно немножко.


 

Я тоже из лесу попал в понедельник —

Пора выходить зарабатывать денег.

Мне тоже все кажется странным с отвычки:

Резина автобуса, хвост электрички.

И лица прохожих суровы и дики.

Но небо над крышами — цвета брусники.

Кристина КАРМАЛИТА

Новосибирск

* * *

иногда происходит со мною

происходит со мной иногда:

одиссей нападает на трою

зеленеет в стакане орда


 

мне случается трепетно пушкин

мне бывает томительно блок

я висела сегодня на мушке

я почти что спустила курок


 

иногда происходит со мною

происходит со мной черт-те что:

бабка в зеркале с длинной косою

померещится светлой мечтой


 

за окном разухабился город

а над городом «сушки» парят

а над «сушками» ласков и воланд

синий космос меняет наряд


 

а над космосом? что-то со мною

происходит со мной навсегда:

темно-сине-зеленой волною

накрывает суда без следа


 

покрывает прохладной ладонью

раскаленный в испарине лоб

золотую улыбку мадонью

разливает всемирный потоп


 

все что есть — происходит со мною

проникает как в почву вода

дверь входную я робко открою —

никогда не закрыть никогда.


 


 

* * *

На сколько хватит этого добра,

Которое заваривала мама

В стеклянном шаре раннего утра

И уходила исполнять программу


 

По отмыванью чьих-то черных рам —

До вечера, до ночи, до забвенья…

А я живу, пишу стихотворенья

И никаких не ведаю программ.


 

Спасибо вам, хранителям систем,

Которые в пыли житейской драмы

Спокойно шли и отмывали рамы

От жирного налета вечных тем.


 

И терпеливо подносили рты

Галдящей стае выводка рябого,

Которая не ведала ни слова,

Ни этим словом свитые кресты.


 

Спасибо вам. От ночи до утра,

С утра до ночи — непоколебимо

В стеклянном шаре раннего добра

Хранится все, что должно быть хранимо.


 


 


 

Дмитрий БЛИЗНЮК

Харьков


 

* * *

здесь время как улитка

лениво ползет по кругу циферблата

море становится на задние лапы

и с любопытством гончей обнюхивает небо

а ядовитая синева

запуталась в пальмовых листьях

точно опытная мелодия в пальцах начинающего пианиста

день-ночь день-ночь ярко тает небесный бекон —

прослойки сала и мяса тонко сменяют друг друга

прибой извивается — сердитый ребенок в кресле дантиста

прозрачной конницей может внезапно налететь тропический дождь

посечь палашами теплых капель лицо

изрезать подержанный выгоревший «мерседес»

но лето бессмертно как Мидас превращающий все

до чего дотронется в золото

в зрелость

в предел совершенства

залив заливная рыба на фарфоровом блюде

и кусочками моркови торчат оранжевые буи

плывет в солнечном мареве профиль гостиницы —

многоликий циклоп с палицей

засохшая пальма громадной ящерицей

напряженно застыла на стене воздуха

с максимальным растопыром лап

а за ухабистой дорогой начинается подобие хлипких трущоб —

сараи и домики — вросшие-в-плоть-ногти

наглые псы полуголые дети занозы для глаз

вот обломанный невиданной силой бетонный столб —

поломанная свеча и вместо фитиля

из раскрошенного нутра торчит ржавая арматура

здесь ты обгоняешь само время

как улитка улитку

но ненадолго

и время гигантской волной в конце концов настигает тебя

Борис ПОЗДНЯКОВ

Новосибирск

Околица

Край поля за деревней пуст.

Столбы — что пальцы в небо, редки.

По ветру расстилает ветки —

В снегу по пояс — голый куст.


 

Слегка сугробы шевеля,

Лизнет дорогу вдруг поземка,

А следом пропоет негромко

У риги ржавая петля.


 

Степи неглаженый платок

Сереет в сумерках и мнется.

И сквозь шубейку проберется

Тревоги странный холодок.


 

Александра ГЕРАСИМОВА

Томск

* * *

снег ли дождь ли — дошли

до предзимья дожди

полуночь — и подступится к краю

слюдяному вода

заискрят в проводах

оголенные нервы трамвая


 

зори ль сумраки ли

тянут клин журавли

над моею непарностью птичьей

снег ли дождь — не сличу

затепляю свечу

и молю и курлычу и кличу


 

* * *

и кажется дело за малым — далекий лоскут

прорезавшейся проталины у горизонта

слатать снежной ниткою набело и потекут

молочные реки створаживаясь поземкой

и кажется — так немного еще пути

всего-то два штампа и две неотмены рейса

две жизни прожить — две межи земных перейти

не полем ступая а польским повятом тесным


 

ночь белой руки не щадила — мела мела

и дело за малым покуда земля мала


 


 

* * *

и выткано нагрудно алой ниткой

и выплакано каплей восковой

шальное время

с бледных щек открытки

спадает страх печатью меловой

еще полнеба в индексах билета

еще полмира под разлетом крыл

и колокольчик прядей тронет лето

что от смертей господь отговорил

пойди с крыльца

вдышись в орешник пряный

сладчающий как пряничный пирог

и самолетик истовый упрямый

из клетки кем-то пущенный тетрадной

перекрести покуда путь высок

и видит бог

и да увидит бог