Грустный телевизор

Грустный телевизор
Рассказ

Ромка всю эту неделю должен был жить с бабушкой Соней. Точнее, бабушка переехала к нему, потому что мама улетела в командировку, а у папы было слишком много работы. Ромка любил такое время, ведь Соня всегда поддерживала его в мальчишеских начинаниях, а значит, он сможет пофантазировать и придумать что-нибудь интересное. Ромкин дом стоял на улице Песчаной, что вела прямо к воротам его школы. Летом, весной и осенью мальчик ездил в школу на велосипеде или электрическом скутере, зимой ходил пешком, а в непогоду его возили мама или бабушка.

 

Был июнь, и оставалось две недели учебных занятий перед летними каникулами. Лето выдалось какое-то уж очень мокрое – дожди лили каждый день. Растения совсем очумели от влаги и росли, как сумасшедшие. Листья на деревьях вымахали почти с лопух, а цветы у домов напоминали экзотический ковёр, сотканный из разноцветных тарелочек.

Ромка, кареглазый, любознательный мальчуган лет десяти, сидел у окна и что-то снимал на телефон.

Что ты там фотографируешь, внук? – поинтересовалась подтянутая женщина средних лет, одетая в яркий летний сарафан и совсем не похожая на классическую седовласую бабушку, с пучком волос на голове, в очках из роговой оправы и домашнем переднике.

Какая ты невнимательная, Соня! – обратился мальчик к бабушке по имени. – Я уже неделю периодически фотографирую кусок дороги, ведущий к соседнему дому.

И что там такого интересного, чего я не вижу? – спросила Софья и подошла к окну. – Ничего не замечаю, въезд в гараж, как у всех соседних домов. Идёт дождь, пузырятся лужи, цветы утопают в воде, и даже птички не прыгают.

Как ты не видишь, что у соседнего дома, прямо у дороги, стоит очень грустный телевизор?! Он стоит уже целую неделю. Наши соседи выбросили его на улицу вместе с тумбочкой, но тумбочку кто-то забрал. Потом они прислонили к нему книжную полку, но её тоже утащили. И так, время от времени, рядом с телевизором появляются различные вещи, что не нужны нашим соседям, но затем эти предметы находят себе новых хозяев. А телевизор всё стоит и стоит – совсем один. И с каждым днём, он становится всё грустнее и грустнее. Он никому не нужен, понимаешь, башка, никому! Так не должно быть! Любая песчинка в мире для чего-то предназначена и кому-то нужна! – жалостно проговорил Ромка и отложил телефон в сторону.

Понимаешь, внук, ты всё говоришь правильно, но друзья или одиночество – это может быть только у человека. А телевизор – всё-таки вещь, неодушевлённый предмет, у него нет души, он неживой, – стала объяснять мальчугану бабушка, глядя в его погрустневшие глаза.

Башка, он неживой в этом мире, а в другом – я могу сделать так, что у него появится много друзей, – немного подумав, начал фантазировать Ромка.

Не поняла, это как? – удивилась Софья и опустилась на стул рядом с внуком.

Я открою аккаунты в социальных сетях под именем «Грустный телевизор», и начну выкладывать его фотографии, и писать от его имени, что он чувствует. И тогда другие пользователи начнут ему отвечать, и у телевизора появится много друзей. Он станет живым для виртуального мира и больше не будет одиноким. Да, да, бабушка, не удивляйся, я думаю, что именно так заселяются новые миры, – быстро выпалил мальчишка, вскочил и побежал в другую комнату за компьютером. Вернулся, сел за стол и открыл ноутбук.

Дзинь, – произнёс комп и радостно засветился экраном.

Привет, друг, – поприветствовал ноутбук Ромка, – помоги мне спасти ещё одного моего друга и создай для него аккаунты в фейсбуке и в твиттере.

Внук, а зачем ты разговариваешь с ноутбуком? Там что, есть программа, которая выполняет твои голосовые команды? – заинтересованно спросила Софья, давно мечтавшая просто приказывать ноутбуку, а не раздумывать, какую клавишу нажать, постоянно обращаясь при этом за помощью к Ромке.

Конечно, ба, такие программы есть, и ты ими постоянно пользуешься, когда нужно найти правильный адрес или ещё что-нибудь: больницу, бензозаправку, вокзал. Но полностью управлять обычным компьютером с голоса пока ещё нельзя, – начал нетерпеливо растолковывать Софье Ромка, при этом ловко скользя пальчиками по клавиатуре. – А проговариваю я вслух то, что хочу на компьютере сделать – это для того, чтобы настроиться на него, а он – на меня. Теперь понятно?

Более или менее, – ответила задумчиво Софья.

Хорошо, давай по-другому. Ты перед тем, как ставишь тесто, или сажаешь свои любимые помидоры, что-то всегда шепчешь. Я знаю, ты просишь ангела-хранителя, чтобы он тебе помог, иными словами, настраиваешься на дело. Вот и я тоже настраиваюсь, только не шепчу себе под нос, как ты, а говорю о своём деле громко. Классно я тебе объяснил?! – рассмеялся мальчуган и хитро прищурил свои глазки.

Теперь, понятно, – улыбнулась Софья.

Вот смотри, башка, я открыл аккаунты, разместил там фотографию грустного телевизора у дороги и написал за него, что он, как мне кажется, чувствует и думает: «Меня выбросили из тёплого дома, я устарел и стал никому не нужен. Я стою здесь у дороги, а мимо проносятся машины, и весёлые дети идут в школу, но никто меня не замечает и не берёт с собой. Я один, совсем один…» Правда, здоровскую игру я придумал?!

А теперь, я ставлю следующую фотографию и пишу: «Сегодня всю ночь шёл дождь, все мои контакты отсырели, и я больше никогда не почувствую тепла электрического тока и не смогу показывать мою любимую Анжелику Джолли, а я так скучаю по ней…»

Дальше я выложу в интернет другие его фото с тумбочкой и полкой, ведь не зря же я фотографировал Грустный телевизор целую неделю, и опять размещу его «сообщение»: «Сегодня у меня появились друзья: тумбочка и полка, они ещё сохранили запахи и тепло дома. Я немного согрелся возле них и помечтал о том, что, может быть, полка и тумбочка окажутся кому-нибудь нужны, а вместе с ними заберут и меня. Но подъехал грузовичок, их загрузили, а меня водитель больно пнул ботинком в бок, и я треснул. Ночью опять пойдёт дождь, вода потечёт сквозь разломанный бок, испортит мои последние сухие детали, и я буду глючить всё оставшееся время», – очень жалобно говорил Ромка от лица Грустного телевизора. Сердце у бабушки защемило, и на глазах даже выступили слёзы.

Послушай, так нельзя, мы не можем вкладывать в вещи свои человеческие эмоции. Человек не должен привязываться к предметам. Они ломаются, устаревают, и люди избавляются от ненужного хлама. Если бы мы этого не делали, то дом превратился бы в пыльный, мрачный склад старых вещей, в свалку, – опомнилась Софья, украдкой вытирая слёзы. – А телевизор ещё и вредная вещь, поскольку крадёт у человека много времени жизни. Вот в доме твоей мамы, к примеру, вообще нет телевизора.

Ты же знаешь, ба, у нас дома нет телевизора потому, что мама смотрит детективы целую ночь, а утром, когда надо идти на работу, у неё болит голова! Но я помню, как ты рассказывала мне про чердак со старыми вещами в доме твоей бабушки. Что, когда ты была уже совсем взрослой, любила лазить туда и перебирать свои старые детские игрушки, книжки, одежду, вспоминать своё детство и тех людей, которые тогда жили рядом с тобой. Вещи хранят нашу память и наши эмоции, а потом отдают их нам обратно. Я правильно понял твой рассказ? Я умный?

Ты не просто умный мальчик, ты ещё и хитрый манипулятор! Говори, чего хочешь от меня? – сказала Софья, понимая, что он не просто так перевёл разговор на дорогие её сердцу воспоминания.

Башка, я предлагаю вечером, когда наши соседи будут спать, взять краски и нарисовать на Грустном телевизоре глаза и улыбку, тогда он станет более привлекательным и, возможно, его заберут для игры какие-нибудь дети, а может, его даже, как единственный телевизор с лицом, поместят в музей. И потом, мне нужны новые интересные фото для интернета! Соня, ты мне поможешь? А то одного меня мама не выпускает так поздно из дома! – стал подлизываться к бабушке Ромка.

Хорошо, договорились! – с обречённым видом согласилась бабушка, понимая, что мальчик задумал нечто интересное и важное для себя.

Ромка захлопнул ноутбук и понёсся к себе в комнату, откуда и не выходил до самого ужина. Софья несколько раз заглядывала к нему. Мальчик разложил перед собой большой лист бумаги и, прикусив от старания язык, что-то писал.

 

Когда стемнело, Ромка положил в рюкзак светоотражающие краски, клей, фонарик и ещё какие-то звёздочки, верёвочки и бусинки, и протянул его Соне. А сам взял рулон бумаги, старый зонтик и рамку от картины.

Ну, кажется, собрал, всё, что нужно. Пошли, ба, делать «экибану» – украшать и веселить наш Грустный телевизор.

Бабушка и внук перебежали дорогу и подошли к бордюру, за которым и стоял выброшенный телевизор. Мальчик протянул фонарь бабушке, а сам начал рисовать оранжевой флюоресцирующей краской глаза, нос и улыбку на экране. Потом, оклеил яркой, разноцветной плёнкой корпус телевизора и примотал к нему клейкой лентой раскрытый старый зонтик. Под зонтиком Ромка укрепил пластиковую рамку, а к ней приклеил небольшой плакат с надписью:

«Помогите мне, одинокому, никому не нужному Грустному телевизору, возьмите меня к себе домой, или сделайте из меня смешной памятник, или домик для вашей любимой кошки». А рядом с плакатом мальчик поставил маленькое ведёрко для мелочи, где было написано: «Пожертвования на памятник Грустному телевизору».

Ну, вот, ба, кажется, я сделал всё, что хотел. Теперь это всё надо сфотографировать и отправить в социальные сети. Кстати, я совсем недавно открывал аккаунты Грустного телевизора, так вот, ба, представляешь, за полдня 300 человек отметили, что им нравится Грустный телевизор, и они готовы стать его друзьями. Представляешь! Я на своем канале в ютубе размещаю свои фильмы уже целый год, и за всё это время у меня появилось только 350 подписчиков, – со вздохом констатировал мальчик.

 

Назавтра мимо нарядного, улыбающегося Грустного телевизора пошли в школу дети. И почти, каждый ребёнок останавливался, читал плакат, придуманный Ромкой, а потом, кто-то клал монетку в корзину, кто-то конфету, кто-то маленькую игрушку, карандаш или жвачку. Ромка необычайно гордился своей затеей и сделал много красочных фотографий, которые тут же выложил в интернет.

Пока мальчик был в школе, Софья поглядывала в окно и заметила, что соседка, миссис Ли, несколько раз подходила к своему выброшенному телевизору, и судя по выражению её лица, была очень недовольна появлением горки конфет и монет на его корпусе.

За ужином Ромка похвастался бабушке, что у Грустного телевизора уже 1250 друзей, и что его аккаунт стал очень популярным.

Ранним утром следующего дня Софья проснулась от визга тормозов подъехавшего мусорного трака. Потом послышались громкие мужские и женские голоса, в которые ворвался детский крик:

Я не дам вам его убить! Не дам, Соня, помоги!

«Ромка, это, несомненно, Ромкин голос, и он меня зовёт! Но почему на улице, и почему он не спит?!» – пронеслось в голове у Софьи, торопливо вскочившей с постели.

Она выбежала на улицу и увидела, что Ромка, босиком и в одной пижаме, сжав свои кулачки, загораживает телевизор от наступающей на него с молотком в руке миссис Ли.

Здравствуйте, дорогая соседка! Что здесь происходит? Почему мой внук стоит босиком у дороги, а вы ему угрожаете, да ещё молотком? – необычайно чётко, холодным голосом спросила Софья, закрывая внука спиной.

Ваш внук надо мной издевается! Он разукрасил выброшенный мною телевизор, и теперь, толпы детей со всей округи приходят сюда и кладут перед телевизором деньги и конфеты. Это моя собственность, и я не хочу быть посмешищем для всего города, а хочу разбить этот ненужный ящик на мелкие кусочки и выбросить их в мусорный бак, как мне посоветовал водитель мусорного трака. И тогда я, наконец-то, избавлюсь от этого телевизора. Вы не можете запретить мне использовать мою собственность так, как я хочу. Я буду звонить в полицию! Безобразие! – кричала выведенная из себя женщина, грозно размахивая молотком довольно внушительного размера.

Это я буду звонить в полицию! – пытаясь прервать истерику миссис Ли, проговорила Софья. – Опомнитесь! Вы угрожаете молотком десятилетнему ребёнку и мне! Успокойтесь, идите домой, вызывайте полицию, если хотите, и пусть она разбирается!

Ромка, не дожидаясь окончания разговора бабушки и миссис Ли, помчался домой, открыл компьютер и написал в аккаунтах Грустного телевизора:

«Сегодня рано утром миссис Ли жаловалась водителю мусорного трака, что из-за того, что он меня не увозит на свалку, у неё начались большие проблемы. Потому что соседний мальчик Ромка и его бабушка Соня разрисовали меня, и поскольку теперь я стал красивым, я привлекаю много детей, которые приходят ко мне и дарят конфеты, игрушки, жвачки и даже блестящие монетки. И тогда водитель мусорного трака посоветовал моей бывшей хозяйке миссис Ли разбить меня молотком на мелкие куски и выбросить в мусорный бак, после чего он сможет вывезти мои обломки. Мне было так страшно, что последние мои целые контакты обуглились. Но тут прибежали мальчик и его бабушка, те, что меня раскрасили, и не дали меня уничтожить. Миссис Ли пообещала вызвать полицию, и, возможно, полицейский офицер меня арестует! Но тюрьма ведь тоже дом! Я прошу тебя, Анжелика Джолли, самая добрая женщина на свете, усынови меня, как ты это сделала со многими детьми, иначе меня разобьют на мелкие куски и выбросят на свалку! Помогите, друзья, мне очень страшно!”

Софья собрала Ромку и отвезла его в школу на машине, поскольку он опоздывал, спасая Грустный телевизор. А когда вернулась, застала на крыльце дома полицейского, стучащего во входную дверь.

Здравствуйте, офицер! Вы к нам? Проходите! сказала она.

Простите, мэм, но ваша соседка миссис Ли жалуется на то, что вы препятствуете ей распоряжаться её же собственностью. Что вы можете сказать по этому вопросу? – приветливо спросил полицейский. И тогда Софья честно рассказала ему от начала до конца историю о Грустном телевизоре, об игре, которую придумал её внук.

Знаете, у вашего внука очень доброе сердце, и он большой фантазёр. Да, я за свою долгую службу в полиции защищал права различных меньшинств, всяческих индивидуумов, разных существ: собак, кошек и даже одного попугая – но права телевизора пока не доводилось. У меня у самого пятеро внуков, и я знаю, что могут придумать эти дети. Поэтому давайте решим так: у вас есть трое суток для того, чтобы забрать Грустный телевизор от дома миссис Ли, а потом, если этого не произойдет, миссис Ли сможет его разбить и выбросить в мусорный бак. Извините, но закона о правах старых выброшенных телевизоров в нашей стране пока нет. Хотя, если так дальше пойдет, возможно, и появится. Честь имею, мэм! – отчеканил полицейский, развернулся и аккуратно прикрыл за собой входную дверь.

Ромка вернулся из школы очень грустный, но когда Софья рассказала ему о визите полицейского, мальчик повеселел.

Ура! У нас есть целых три дня! Посмотри, башка, на экран, – радостно воскликнул мальчик, глядя в компьютер. – Грустный телевизор стал знаменитым! У него появилось три тысячи друзей, сто из которых захотели бы взять его к себе домой. Значит, он скоро обретёт свою семью. Это очень просто: если кто-то одинок, то должен найтись другой, а если нет другого, то прилетит ангел и подарит немного любви или вдохнёт душу!

Ах ты, мой фантазёр! Ну, конечно, кто-то обязательно его приютит, а если ангел немного задержится, то мы с тобой сами заберём твой Грустный телевизор. Я не знаю, насколько серьёзны намерения его виртуальных друзей, но двое реальных защитников у него есть точно – это ты и я, – неожиданно даже для себя самой проговорила Софья.

Ура! Соня, ты самая лучшая башка на свете! Я тебя очень-очень люблю! – закричал мальчик и обнял Софью.

 

На следующий день, после школы, Ромка вихрем влетел домой и объявил:

Башка, у нас скоро будут гости!

Ромочка, какие гости? – удивилась Софья. – Кто-то приедет за твоим Грустным телевизором?.. – не успела она закончить фразу, как в дверь позвонили.

Мальчик бросился к входной двери и распахнул её. Софья последовала за ним. На пороге стоял симпатичный высокий мужчина в джинсах и клетчатой рубашке.

Здравствуйте! – сказал он приветливо. – Меня зовут Стив Уолтер, я главный продюсер детского шоу «Круг друзей», а вы, наверное, Роман и его бабушка Соня. Сегодня утром мне позвонила секретарь самой Анжелики Джолли и попросила посмотреть в твиттере аккаунт «Грустный телевизор», сказав, что на персональный сайт актрисы поступило 680 сообщений о том, чтобы придумать что-нибудь и как спасти Грустный телевизор. И тогда креативный директор актрисы решил обратиться ко мне с предложением снять несколько серий моего шоу о приключениях Грустного телевизора, о тебе, Ромка, о твоей бабушке, о миссис Ли, о водителе трака, о детях, которые каждое утро по дороге в школу, приходят к Грустному телевизору и кладут в ведёрко рядом с ним деньги на памятник ему. А ещё о том, как мальчик придумал открыть аккаунт «Грустный телевизор» в социальных сетях, и у выброшенного телевизора появилось много друзей. Это потрясающая идея, Ромка! У вас, Софи, очень талантливый внук и, возможно, из него получится не менее талантливый режиссер или продюсер. Так, что осталось подписать подготовленный мною контракт о съёмке моего шоу в этом доме с участием вашего внука.

Глаза у Ромки стали огромными и круглыми, а Софья прислонилась к косяку двери и так растерялась, что даже забыла пригласить гостя войти.

Извините, меня, Стив, проходите, пожалуйста. Посидим, выпьем чаю, почитаем контракт и обсудим ваше предложение, – очнулась она и пропустила гостя в дом.

Я догадался, вы, Софья, родом из России. Моя бабушка приехала в Америку из Польши, и она тоже любит встречать гостей и угощать их чаем с конфетами и вареньем. Что ж, если вы согласны, чтобы в этом доме снималось шоу, и чтобы в нём главную роль играл ваш внук, родителям Романа необходимо подписать контракт. В нашем шоу роли взрослых людей будут играть профессиональные актеры, а вот дети будут представлять самих себя. И ещё, у нас есть детская студия, где ребята учатся быть режиссерами, сценаристами, актёрами, операторами, гримёрами, художниками по костюмам, декораторами. И в эту студию я приглашаю учиться Романа, у него несомненный талант и удивительное воображение. А пока в шоу про Грустный телевизор он будет выступать как автор основной идеи и исполнитель главной роли, – обстоятельно рассказывал Стив, с удовольствием отхлёбывая из чашки липовый чай.

А как же мы будем снимать это шоу, если телевизор принадлежит миссис Ли, и она обещала его разбить на мелкие кусочки уже через два дня? Да и в школу мне ходить надо! – перебил гостя мальчик, нетерпеливо подпрыгивая на стуле.

Не волнуйтесь, коллега, с миссис Ли я уже договорился. Я просто купил у неё Грустный телевизор и получил её письменное разрешение на съёмку шоу у её дома. И в школу ты обязательно будешь ходить. Часть эпизодов мы будем снимать рано утром, а остальные либо после твоего возвращения из школы, либо в выходные дни. А сейчас расскажи и покажи мне подробно всю историю про Грустный телевизор от начала до конца, – успокоил Ромку Стив и включил свою камеру.

Ромка очень эмоционально стал демонстрировать Стиву, как он сидел у окна и как фотографировал выброшенный телевизор, как он придумал потом его спасти, как вместе с бабушкой поздним вечером разукрасил его и приделал к нему зонт, как кричала миссис Ли, и как они с бабушкой защищали Грустный телевизор. Потом Софья поведала о своем разговоре с полицейским.

А теперь пойдемте к дому миссис Ли, и вы мне покажете, что происходило там, – попросил Стив.

Они втроем вышли на улицу и направились к дому напротив. Грустный телевизор улыбался своей нарисованной улыбкой, а рядом с ним сидел огромный кот, морда и голова у него были чёрные, спина и лапы коричневые, а бока кофейные.

Какая замечательная натура! – воскликнул Стив и стал снимать кота и телевизор. – Животные на экране своей непосредственностью всегда придают кадрам максимальную достоверность. Какой красивый кот! И такого необычного окраса!

Это наш кот Сёмка! – начал быстро объяснять Ромка. – На самом деле он чёрный-пречёрный! Просто две недели тому назад Сёмка встретил скунса, и тот выстрелил в него своей жидкостью. Кот прибежал домой, и у нас дома стояла такая вонища, что мы все выскочили на улицу…

Кот подошёл к мальчику и стал тереться своей мордой о его штаны и урчать.

Надо было вымыть Сёмку томатным соком, и запах бы исчез, посоветовал Стив, не переставая снимать кота и мальчика.

Это сказки, томатный сок совсем не помогает. В таких случаях животных надо мыть смесью перекиси водорода и жидкого мыла. Вот моя мама помазала Сёмкину шерсть перекисью водорода, потом закутала его в полотенце и носила на руках, как маленького ребёнка, минут сорок, а затем вымыла жидким мылом. Так наш кот из брюнета и стал разноцветным, – рассказывал Ромка, присев на корточки и гладя своего любимца.

Из-за цветущего куста гортензии выскочила небольшая трёхцветная кошка с глазами разного цвета и прыгнула Сёмке на спину. Тут же коты обнялись лапами, упали на траву, вскочили и начали бегать друг за другом вокруг Грустного телевизора. Ромка поймал кота, взял его на руки и стал выговаривать разноглазой кошке:

Симка, как тебе не стыдно, зачем ты всё время нападаешь на Сёму?! Он ведь не может тебе ответить, потому что взрослый и сильный, а ты пользуешься его добротой и всё время к нему пристаёшь!

Вау, ты настоящий дрессировщик котов, Ромка! – рассмеялся Стив.

Да, но котов дрессировать сложно в отличие от собак, они делают только то, что им нравится. Я даже снял фильм о моих котах, вы можете его посмотреть на моем канале в ютубе. Там много моих фильмов, особенно мне нравится фильм о том, как моя подруга Эмели дрессирует свою собаку Лари и попугая Дор, – увлечённо говорил о своём любимом деле мальчик.

Знаешь, Роман, у меня есть идея! Не мог бы ты попросить своих одноклассников пойти завтра утром в школу обязательно мимо Грустного телевизора. Если они захотят сделать это не только в сопровождении мамы или папы, но ещё вместе со своими братьями или сёстрами, или домашними питомцами, то это было бы, вообще, замечательно, – предложил Стив.

Хорошо, я пошлю всем электронное сообщение. Только Лари и Дор не смогут прийти, – грустно проговорил мальчик. – Их сбила машина почти год тому назад, но у Эмели есть замечательный новый пёс Лари Второй. Правда, он ещё совсем глупый и только начал ходить в собачью школу, поэтому может выполнять всего несколько команд.

Отлично, значит, мы договорились, – подытожил Стив. – Завтра моя съёмочная группа приедет в семь утра, и мы начнём съёмку фильма с эпизода, в котором дети идут в школу мимо Грустного телевизора. До свидания, был рад познакомиться с вами!

 

Рано утром у Ромкиного дома остановился автобус с надписью «Шоу «Круг друзей», из него начали выгружать аппаратуру для съёмок. Ровно в восемь утра, за квартал от дома миссис Ли, остановился большой джип, из которого вышел Ромкин одноклассник Ника, двое его братьев – близнецы Дэвид и Айван – и их мама Соня-сан. Ника степенно подошёл к Грустному телевизору, похлопал его по плечу, как старого друга, и сказал:

Привет, дружище! Всё стоишь один и грустишь? Но ничего, всё будет хорошо, ведь у тебя появились друзья!

Уходи, уходи, теперь мы хотим поиграть с Грустным телевизором, закричали подбежавшие близнецы и обняли телевизор каждый со своей стороны. Потом Дэвид снял со своей спины рюкзачок, открыл его и достал розовую фарфоровую свинку-копилку. Айван же вытащил из брюшка поросёнка резиновую пробку, и они, держа копилку на вытянутых руках, вдвоём высыпали монетки в ведёрко, стоящее у телевизора.

Ура! Теперь тебя точно заберут в музей, и у тебя будет дом, Грустный телевизор! Ведь у каждого экспоната в музее должен быть спонсор! Помнишь, мама, в прошлом году мы подарили содержимое нашей копилки зоопарку на покупку корма для зебр! – заговорили они одновременно, перебивая друг друга.

Привлечённый необычайным оживлением, из кустов выбежал Сёма, примостился рядом с Грустным телевизором и начал позировать на камеру. За джипом Сони-сан остановился серый мерседес, откуда первым выпрыгнул коричневый лабрадор, а за ним вышла хрупкая девочка. Собака, увидев кота, тут же бросилась за ним. Сёмка моментально взлетел на дерево и безнаказанно шипел оттуда на пса.

Лари, ко мне, – уверенно скомандовала девочка. – Рядом!

Лабрадор послушно отошёл от дерева и сел рядом со своей маленькой хозяйкой. Девочка погладила телевизор и поздоровалась с ним:

Привет, мы с Лари пришли к тебе в гости, чтобы ты не скучал. Это подарок для тебя – солнечный фонарик, он будет светить тебе ночью, и тебе не будет страшно и одиноко! А сейчас извини, мне надо идти в школу. Лари, рядом!

Одни машины с родителями и детьми подъезжали, другие уезжали. Дети подходили к Грустному телевизору, разговаривали с ним и дарили свои маленькие подарки. В девять часов съёмка прекратилась, поскольку всем детям пора было в школу, да и материала отсняли более чем достаточно для десятиминутного эпизода.

В полдень автобус телевизионщиков вернулся. Теперь нужно было снять сцену с полицейским и подготовить натуру для следующих эпизодов.

На место Грустного телевизора поставили точно такой же старый телевизор, только не раскрашенный и без зонта. Ромкин дом превратился в съёмочную площадку, а роли бабушки Софьи, полицейского, водителя трака и миссис Ли играли профессиональные актеры.

Ромка прекрасно справлялся со своей ролью, быстро запоминал текст, хотя иногда и вставлял некоторые словечки от себя самого. В субботу отрабатывались финальные сцены шоу, в которых Стив и другие участники съёмочной группы играли самих себя. И в момент, когда режиссер произнёс: «Спасибо всем, наше шоу снято!» напротив дома миссис Ли остановился чёрный лимузин, откуда вышел одетый в деловой костюм седой господин средних лет. Мужчина подошёл к Стиву и поинтересовался:

Вы Стив Уолтер, продюсер шоу «Круг Друзей»? Здравствуйте! Я председатель совета директоров концерна по производству телевизоров Майкл Имаши. Мне очень понравилась ваша идея об использовании образа Грустного телевизора в качестве логотипа нашей компании. И мы приняли решение. Наша компания, являясь производителем именно этого телевизора, хотела бы приобрести сам телевизор, право на его образ и имя. Кроме того, наши художники начали работать над эскизами памятника Грустному телевизору, который мы планируем поставить в ближайшее время перед главным офисом нашей компании, а сам вот этот Грустный телевизор мы поместим в музей готовой продукции нашего концерна, – сразу и чётко изложил своё предложение бизнесмен.

Ура! Ура! – закричали Ромка и его друзья, которые, конечно, присутствовали всё это время возле съёмочной площадки.

Извините меня, господин Имаши, но мне принадлежат только права на шоу и сам телевизор, потому что я купил его у миссис Ли. Права же на его образ, имя, сама идея всего происходящего принадлежат мальчику по имени Роман, что и подтверждено порталами Фейсбук и Твиттер, где он зарегистрировал аккаунты Грустного телевизора. Хотя, конечно, моё шоу не откажется от спонсорской помощи такого известного концерна как ваш, – радостно ответил седовласому джентльмену Стив.

Отлично, я рад познакомится с таким креативным мальчиком как ты, Роман, – произнёс бизнесмен и протянул мальчику руку. – Ты не просто сделал доброе дело и спас Грустный телевизор, но ты ещё создал очень успешный бизнес-проект в области продвижения продукции нашего концерна. Передай, пожалуйста, мою бизнес-карточку своим родителям, я с удовольствием обсужу с ними контракт о приобретении авторских прав на образ Грустного телевизора, а сейчас разрешишь ли ты мне забрать твоего друга в музей? – задал главный, интересующий всех вопрос мистер Имаши.

Конечно, ведь обретение дома и друзей Грустным телевизором и было целью моей игры, – со вздохом ответил Ромка, понимая, что пришёл конец его очередного приключения. Из припарковавшегося за лимузином маленького грузовичка вышли двое рабочих в комбинезонах, они подняли телевизор и погрузили его в машину.

 

Ромка весь субботний вечер был необычайно тихим и задумчивым. Сёмка и Симка не отходили от него ни на шаг.

И вдруг, Софья услышала из его комнаты восторженный крик:

Этого не может быть! Мой друг Грустный телевизор остался со мной и со всеми нами навсегда!

Мальчик ворвался в комнату к Софье с раскрытым ноутбуком и сел рядом с ней.

Смотри, Соня! На аккаунте Грустного телевизора, который больше уже не мой, появилось сообщение: «Спасибо всем моим друзьям, что спасли меня! Теперь, я живу в тёплом музее концерна по производству телевизоров. И хочу всем, кому грустно и одиноко, подарить эмоджи «Грустный телевизор». И пусть он принесёт вам удачу!» Представляешь, ба, в интернете теперь появился новый эмоджи «Грустный телевизор»! Фантастика!

Ничего не поняла! Кто такой эмоджи? – спросила обалдевшая Софья.

Эмоджи, Соня, это такие знаки-рисунки, из них составлен специальный язык. На нём могут общаться все люди Земли, пользующиеся интернетом. Смотри, вот эмоджи в виде сердечка – он означает любовь, – объяснял Ромка бабушке как абсолютно отсталому человеку. – А есть эмоджи в виде кулака с поднятым большим пальцем вверх – он означает «здорово!». Или эмоджи «мэ», такой жёлтый колобок с равнодушным лицом, что значит «кого это интересует – мне всё равно». К примеру, в фейсбуке люди пишут в основном очень скучные вещи: кто что съел на завтрак или на обед, или какие новые слова пролепетал чей-то там внук, и чему научилась чья-то там собака. Но если к описанию этих простых событий добавить эмоджи в виде улыбающегося колобка, тортика или поцелуя с сердечками, то любому станет весело и тепло. А если кто-то теперь в конце своего сообщения по телефону поместит эмоджи в виде рисуночка улыбающегося телевизора под зонтом, то все остальные будут знать, что человеку очень одиноко и ему нужна помощь друзей! Правда, здорово, ба?!

«Да, эти удивительные дети эпохи интернета превратили даже чувства в знаки», – думала Софья, наблюдая за мелькающими на экране компьютера значками эмоджи.

Ба, да ты опять выпала из реальности и совсем меня не слушаешь! – оторвал мальчик Софью от её размышлений. – Понимаешь, ненужный одинокий телевизор стал знаменитым и обрёл свой дом! А я, бабушка, теперь знаю, как работать волшебником и оживлять предметы. Просто для каждого человека или вещи надо создать свой мир, а ещё лучше бизнес-проект, который будет комуто нужен!