И есть куда грести

И есть куда грести
Рецензия на книгу Н. Аришиной «Форель для милого»

Н. Аришина. Форель для милого. Новая книга стихов. – М., Кругъ, 2017. – 112 стр.

 

Творческая судьба Натальи Аришиной складывалась непросто. Выхода первой своей книги стихов « Терновник» она дождалась только в 1983 году, спустя более десяти лет после окончания Литинститута. Но эта первая книга не прошла бесследно – была замечена читателем и профессиональным сообществом. Обращали на себя внимание точное слово и точный звук, интонационная свобода, живописность детали – свойства, которые с годами только крепли, став характерными для ее поэтики. В последующие времена многочисленные публикации в журнальной периодике и с определенной периодичностью выходящие книги новых стихов стали оправдывающей её творческий путь нормой. Вот и новая книга стихов «Форель для милого» пришла к читателю со всеми приметами присущего автору поэтического стиля.

Стихам Аришиной свойственна еще одна характерная деталь: она никогда не форсирует голос, демонстрируя полную достоинства осознанную сдержанность, никогда не срывается на крик и не впадает в ложный пафос:

 

Что плакать о своем? Скопилось море слез,

бушует по ночам, чтоб вырваться наружу.

Не для моих оно воспитанных желез,

да и они давно обледенели в стужу.

Как темная вода – утробная тоска

вздымается в пылу перерожденья.

Заблудшая душа белей, чем облака,

не научилась жить, не хочет умиленья.

 

Эти «воспитанные железы» многое говорят о человеческом складе автора, о душевном строе, а главное – о доверии к своему читателю, который и без всякого напряжения голосовых связок поэта расслышит эту «утробную тоску».

Но вот на что обращает внимание в новой книге Аришиной – это сквозная нота печали, свидетельствующая о пережитом, продуманном, прочувствованном.

 

А что ни вспомнишь – все некстати.

И тает нежный свет в ночи

от догоревшей у кровати

несуществующей свечи.

 

Бездумное веселье никогда и не было свойственно этому автору, хотя в книгах прошлых лет ирония и чувство юмора бытовали в её книгах. Но что-то вызрело в мировосприятии поэта, произносящего эти слова:

 

Виновато в черной бездне

гаснет поздняя звезда.

Распевать былые песни

я не буду никогда.

 

Нас в округе только двое.

По камням издалека,

нищий город беспокоя,

катит горная река.

 

Время накладывает свой отпечаток на стихи, датированные протяжённостью в четырёхлетие – 2014-2017 годы. Жизнь предстаёт в своей повседневности не гладкой прямой линией, требуя от человека всё большего мужества на этом жизненном пути:

 

Взгляду негде развеяться – всюду терпкая жуть.

Не пристало надеяться на спрямляющий путь.

И пойдет закоулками остывающий взгляд,

доконает бессонница, обойдет звездопад,

наболтает соперница больше, чем унесешь.

Зависть медленно пенится, расползается ложь.

Набросала каракули на шершавом листке?

Сопричастно заплакали облака вдалеке.

Эти сопричастные человеческим переживаниям облака – не носят характер случайного в поэзии Аришиной образа. Она всегда была внимательна к природе, к окружающему миру, который соучаствовал в её осмыслении жизни. Да и сама жизнь вторгалась в стихи поэта, лирика по своему призванию, во всём жанровом разнообразии, включая поэму или сюжетные стихи долгого дыхания. Но за сюжетностью, за тоскливой правдой прозаической обыденности обнаруживается внимательный взгляд лирического поэта, не оставляющего без внимания движение человеческих судеб. Только нынешней Аришиной уже совсем не нужно и малейшего многоговорения. Она способна рассказать историю человеческих отношений, состояние этих отношений на пространстве короткого стихотворения. Это хорошо видно по отрывку из следующего стихотворения автора:

 

И не впервые, конечно, афиши линяют.

В летнем театре ненужную пьесу играют.

Неуправляемо реплики мимо летят.

Редкие зрители в звездное небо глядят.

Тихо под занавес ряд утекает за рядом.

Двое на сцене по-прежнему маются рядом.

Темной аллеей, под хор полоумных цикад,

не оступившись, до дома они домолчат.

 

Стихотворение это озаглавлено точно по содержанию и мироощущению – «Занавес». Сквозная тема книги могла бы звучать, как тема унылой усталости, если бы не упругий плотный стих, полный поэтической энергии. И подтверждением этой мысли служат строки поэта:

 

Еще весло лежит у ног

и есть куда грести.

Но предварительный итог

придется подвести.

 

Действительно, новая книга Натальи Аришиной говорит об определённом подведении предварительных итогов, но главное читательское ощущение состоит в том, что автору ещё предстоит многое сказать, что ей «есть куда грести».