Игры со временем

Игры со временем
Стихи

В жаркий летний день я поднял на чердаке полуживую птицу – ласточку или стрижа. Принёс в мастерскую и над ней, распластанной крестообразно, прочитал как заклинание слова античного гимна Афродите: «Пёстрым троном славная, Зевса дочь искусная…» и так далее. Окропил водопроводной водой, и – о чудо! – она забила крылами и взлетела… Сделала круг под высоким потолком и вылетела в открытое окно. Я проводил её взглядом и обратился к богине: «Диктуй стихи! Я вызволил стрижа…». Киприда долго ничего не диктовала, но потом соизволила…

 

ПРОКНА И ФИЛОМЕЛА

 

1.

Диктуй стихи! Я вызволил стрижа!

Спасенье птицы – к творческой удаче

Иль, может быть, к чему-нибудь другому?

Киприда, не безмолвствуй. Расскажи,

Как пела Прокна розовой заре,

И ты над ней кружилась Филомелой.

И сколько с той поры прошло небес,

И сколько птиц под ними пролетело,

Теперь никто не помнит, как стихи,

Тобою продиктованные грекам.

И в мире только ласточки полёт

Напомнит людям о тебе, Киприда.

 

2.

Аресу в радость пение стрелы

И новым грекам – трапеза Терея.

Фракийского насильника жена

Царя ещё накормит. Как жестоко!

Палач и жертва – страсть и красота.

И вот – она в лесу. Немая птица!

Итис, Итис… И более ни звука.

Не плачь о Филомеле, не зови,

И не проси Терея, чтоб привёз

Из Аттики сестру… Они вернулись –

Терей удодом, Прокна соловьём,

И ласточкой царевна Филомела.

6.2015 (2017)

 

 

КРЫЛАТЫЙ ФЛОТ

 

Улисс от века требует погоды!

И ни при чём девятибалльный шторм,

И нипочём удачи и невзгоды,

Когда сама Эллада за бортом.

Не лучше ли доверить век природе –

Всё испытать и сделать разворот

Назад к архаике. Читай, к свободе

Вернуться и воспеть крылатый флот,

Построенный, как принято, богами, –

В подарок искромётному царю…

Что смертные пожнут за облаками,

Об этом ничего не говорю.

11.2017

 

 

СОЗЕРЦАЮЩИЙ ВЕТЕР

 

Растопили студёное море

Беспокойные люди луны –

И открылись в далёком просторе

Острова васильковой страны.

Расплетай в раскалённые ночи

У вселенной купальский венок!

С высоты – все дороги короче

И длиннее крутой бережок.

 

Хорошо в перламутровом свете

Разгореться ночным угольком

И века созерцающий ветер

Обратить озорным ветерком!

И над миром, как древние руны,

Проплывут острова чередой.

И прекрасны – и люди, и луны,

И восход над глубокой водой.

7.2018

 

 

ИГРЫ СО ВРЕМЕНЕМ

 

Время летит. Века тянутся чередой.

День сгорает стремительней, чем рассвет.

Ночь кругами расходится над водой.

Тень отброшена, только предмета нет.

Как ни пытайся, не вяжется полотно.

Ветер проносит мимо обрывки слов.

И отраженья смотрят в твоё окно –

Как персонажи детских счастливых снов.

 

Всё остальное свыше – как дар волхва.

В карточной клетке – зодиакальный зверь.

Переиграет время твои слова!

Только, смотри, не спрашивай: «Что теперь?».

Сети с морскою пеной да облака –

Всё, что осталось, словно в чужом краю,

Блудному сыну в рубище простака,

Небо в алмазах – голому королю.

12.2018 (1.2019)

 

 

СЛЕДЫ ГЕРАКЛИТА

 

Всё навеки – и тёмные воды,

И влекущая сила огня…

Предрассветное чувство свободы

Никогда не оставит меня.

Вот и новая книга открыта, –

Поднимаются вверх по реке

Не стихи, а следы Гераклита,

И поёт ветерок вдалеке…

 

Всё знакомо! Такие же страсти

Пережил не один ретроград.

Никуда не уйти от напасти,

Никому не вернуться назад.

Ну зачем эти древние байки

И к чему наши вещие сны…

И слова, словно белые чайки,

Замерзают на гребне волны.

6.2019

 

 

КЛАССИЧЕСКАЯ МГЛА

 

Метель и снег. Классическая мгла!

Вот-вот и грянет выстрел… Вспышка света.

Листок переверни – и нет поэта.

И снег летит. И ночь белым-бела.

Читай метель! Рифмуя по снегам,

Сложи стихи проверенным размером –

Поспорь с мифологическим Гомером,

Спой песню древнегреческим богам…

Кто б знал о них, когда бы не пурга

И вечная, как льды, Гиперборея,

Открытая по карте Одиссея,

Но карту потеряли берега…

Вот парадокс!

12.2018

 

 

МОЯ ГЕОГРАФИЯ

 

В Питере был. В Санкт-Петербурге гулял!

Если точней, в Ленинграде – уже без Поэта.

Помню Хабаровск… Аэропорт, пьедестал

С первопроходцем – в разгаре советского лета.

К месту и времени. Прочее – к тем облакам,

Что, выпрямляя небо, зовут в просторы!

Всё, что узнал, доверил своим стихам,

И перенёс на холст Кудыкины горы.

 

Слышал, как бьётся, гулко стучит в дыму

Сердце из молибдена в снегах Таймыра.

Видел дворцы в Тавриде, читай, в Крыму.

Был там в акрополе, но не нашёл кумира.

 

Не был в Орле, Ярославле, Москве, Воркуте…

Надо же так прогуляться! И всё – прямоходом…

Помню, подумалось – в Нерчинске или в Чите –

Что-то о временной связи дороги с народом.

Время промчалось! Вот мне и выпал предел

В центре страны, вернее – у самого края…

Кружится ветер! Свет превращается в мел.

Входит в границы Вселенной черта городская.

 

Мир Жюля Верна! Строчками в тысячи лье…

Небо – как море в открытом окне домоседа,

Здесь и богиня – та, что снимает колье

И рассыпает, словно стихи кифареда.

8.2012

 

 

МОЛЕНИЕ О ДОЖДЕ

 

кормить с руки что облакам подобно

слагая знаки молний что подобны

словам кормящих кормчего с руки

 

читать земле огромленное небо

9.2012

 

 

ФРАГМЕНТЫ

 

Условно говоря…

(приписывается Бодрийяру)

 

Над берегом, над греческим заливом –

На мраморе элегия поэта,

Как рукопись, начертана курсивом.

И памятник, отлитый из цветмета

Таким же неизвестным. Всем на диво!

Изысканно и просто. Величаво.

 

И женщина, раздетая красиво,

Из моря выступает, словно пава,

Направленным биноклям потакая.

Волнуется, наверно. Столько света!

И незачем цитировать Батая.

Оторвано пространство от предмета.

 

И смотрит, как на статую в просторе,

Художник, отключаясь на мгновенье.

Всё правильно. И женщина. И море.

И пена! И времён оцепененье.

8.2009

 

 

ПЕЙЗАЖ С КУПАЛЬЩИЦЕЙ

 

Как славно летом на пленэре!

Пейзаж в классической манере –

С рекой, просвеченной до дна,

С библейским грешником в ковчеге

И робкой пляжницей на бреге,

Что в тот же миг из полотна

Выскальзывает прямо в воду,

И, освистав саму природу,

Уж мчатся скауты к реке!

На берегу собака лает,

И медленно, но исчезает

Рыбачья лодка вдалеке,

А там и прочее пропало…

И собственная тень упала

В пейзаж, просвеченный до дна,

Где свищут скауты, играя!

И ропщет пляжница нагая,

Не наблюдая полотна.

8.2004 (2015)

 

 

ТРИ ВОСЬМЁРКИ

 

Голая поэтесса выходит на сцену.

Ропот, аплодисменты, пауза… Поэтесса

Громко хохочет. Пауза. Плачет.

Всхлипывает. Улыбается. И начинает

Декламировать список прочитанных книг,

Из коих она выросла, как из одежды.

Когда поэтесса упала в обморок,

Объявили антракт. Свист и топот.

 

Голая поэтесса лежит на сцене.

После драки в театральном буфете

Почтенная публика толкается в партере.

Визг и крики. Бронза и канифоль.

Оркестр исполняет «Полёт шмеля».

Галёрка рвётся в первые ряды.

Поэтесса поднимает кудрявую голову

И просит не играть Римского-Корсакова.

 

В конце двадцать четвёртого акта,

Когда кареты скорой помощи

И полицейские фургоны

Развозили зрителей из театра,

На сцену вышел Гений Метаморфоз.

Голая поэтесса стояла у рампы

И отчитывала суфлёра за прямую речь

Во время натуральной сцены. Занавес.

3.2016

 

 

Томская писательская организация поздравляет

Александра Константиновича Цыганкова с 60-летием.

Коллеги желают ему крепкого здоровья и творческих успехов.