Из цикла рассказов «Кошачьи истории»

Из цикла рассказов «Кошачьи истории»
Комар - детям

Кто съел печенье?

 

Я не буду учить стихотворение! – заявила Иришка, ковыряя ложкой в тарелке. – Оно скучное.

Тогда тебя не примут в первый класс, – возразила мама, помешивая деревянной лопаточкой клубничное варенье.

А пусть Кузя ходит вместо меня в школу, он уже большой!

Иришка посмотрела на маму с хитроватыми блёстками в глазах.

Кузя, толстый чёрный кот, дремал на стуле.

А ты будешь вместо Кузи ловить мышей? – улыбнулась мама, поправляя фартук.

Иришка заливисто рассмеялась.

Доедай кашу, Ира, и садись заниматься! – Строго велела мама.

А когда Иришка потянулась за печеньем, стоящим в плетёной вазочке на подоконнике, мама заметила:

Пока не выучишь стихотворение, печенье ты не получишь.

Пойдём, Кузя, – грустно прошелестела Иришка и, стащив кота с подстилки, закрылась в своей комнате.

Мама доварила варенье, разлила ароматный джем по малюсеньким баночкам. Потом замесила тесто на пироги и прилегла отдохнуть. Когда мама вернулась, печенье из вазочки таинственно исчезло. Не осталось даже маленькой крошечки.

Кто съел печенье?

Мама с пустой вазочкой в руках поочерёдно оглядывала дочь и кота.

Это Кузя! – Иришка показала пальцем на Кузю. – Это он виноват!

Кузя, это ты съел печенье?

Мяу! Мяу! – замяукал Кузя.

Вот видишь, он признался! – развела руками Иришка.

Вот что, Кузя, – мама присела перед ним на корточки. – За то, что ты плохо себя вёл, я отправлю тебя в кошачий приют. Там тебе найдут новую семью!

И мама вышла из детской.

А…

Иришка осталась стоять с открытым ртом.

Мама допекала пироги, когда перед ней появилась зарёванная Иришка с листом бумаги.

Мамочка, пожалуйста, не отправляй Кузю в приют! Он очень хороший. Он очень тебя любит. Он обещает, что будет ловить мышей и не будет спать на подушках. А ещё он написал для тебя стихотворение!

Иришка залезла на табуретку и громко, нараспев, прочитала:

Ваши руки пахнут колбасой.

Я за ними побежать готов трусцой!

А печенье съела я…

Мама долго-долго смеялась, а потом простила Кузю.

 

 

Курица

 

Собрались на крыше Вася, Кузя, Муська – и стали хвастаться.

У меня хозяин колбасным бароном работает, – промурлыкал чёрный, как уголь, Вася. – А я у него главный дегустатор! Хозяин мне колбасу на пробу носит. Если я ем, то он её первым сортом штампует, если не доедаю, то вторым. А морду ворочу – третьим.

А моя хозяйка – писатель! – поддержал разговор Кузя. – Книжки разные про меня пишет, и деньги большие получает. Креветки мне по утрам варит.

Эхххх, – вздохнула тяжело Муська. – А моя хозяйка из ума выжила. Курицей меня кличет и яйца заставляет нести. Говорит: держу тебя, дармоедку, а пользы от тебя никакой! Поднимет высоко кусочек сыра и танцевать заставляет. Чтобы, пожрать, говорит, надо заработать!

Надо твою хозяйку проучить, – решил Вася.

Отправились коты к продуктовому магазину, где Кузя дегустатором работал, устроились в засаде и стали наблюдать.

Иди, Муська, на разведку.

Вышел из магазина грузчик в синей фуфайке и увидел полосатую Муську.

Здорово, коврик! – обрадовался грузчик. – Иди, гостинец дам.

Кинул он Муське шкурки от копчёной колбасы. Муська объедки подлизала и была такова.

Теперь, Кузя, ты иди.

Увидел грузчик Кузю.

Здорово, шуба енотовая! – обрадовался грузчик. – Иди, гостинец дам.

Кинул он Кузе сосиску. Кузя сосиску схватил и был таков.

Настал черёд Васе идти.

Здорово, барин! – обрадовался грузчик. – С инспекцией пришли? Пажалте!

Обошёл Кузя подсобное помещение. Всё чисто, прибрано, спиртом не пахнет.

Заметил обходчик контейнер с яйцами, поднялся на задние лапы и стал яйца обнюхивать.

Страусиновые, барин, – докладывает грузчик. – В обед привезли, щас в витрину закладывать будем.

Вася лапой самое крупное яйцо шевелит, на грузчика смотрит и мяукает.

Отведать желаете? А это запросто!

Завязал грузчик страусовое яйцо в платочек и отдал Васе.

Держи, Муська!

Забрала Муська яйцо и понесла его аккуратно домой. Положила в свою коробку, а сама улеглась сверху.

Увидела Муську хозяйка.

Ты всё лежишь! Яйцо-то когда снесёшь?

Потянулась Муська и выпрыгнула из коробки. Хозяйка, гладь, а там яйцо необъятных размеров!

Выпучила хозяйка глаза, рот открыла и икает, слова все забыла от радости.

А на другой день Муську по телевизору показали, в экстренном выпуске. Хозяйке её почётную медаль дали на ленточке и денежный приз.

 

 

Мизантроп

 

У одних хозяев жил кот шотландских кровей по прозвищу Мондор. Был Мондор страшным мизантропом: не любил, когда его брали на руки, гладили, тискали и жали.

Приехали к хозяевам в гости внук и внучка, схватили Мондора и стали его друг у друга из рук рвать. Терпел он, терпел, а потом укусил хозяйскую внучку и спрятался.

Целый день его дети искали, не нашли. И у кур смотрели, и у индюшек, и даже в подпол спускались – нет шотландца, как сквозь землю провалился! Хозяйка его на ужин звала, звала – не дозвалась. Оставила миску с рыбой на крыльце и ушла внукам сказки читать.

Вышел хозяин ворота на ночь закрывать, смотрит, а Шарик на крыльце, на коврике вытянулся и на Луну тоскливо поглядывает. Заглянул хозяин в собачью конуру, а там кот развалился и похрапывает. Усмехнулся хозяин и пустил Шарика в дом.

Наутро выбежал Шарик из дома и прямиком к себе в будку. А Мондор проснулся, умывается.

Эх ты, серый, – смеётся Шарик. – Прошляпил ты своё счастье! Я теперь у хозяев вместо тебя котом буду! Меня хозяйка молоком напоила, хозяин рыбки дал, а внуки колбасы!

Ну, ну, работай, – посмеялся кот, свернулся клубочком и заснул.

Ночью спустился Мондор в подпол, поймал мышь, наелся и вернулся в конуру.

«А неплохо мне живётся», – подумал кот, сладко дремля. – «Сам себе хозяин, хочу сплю, хочу мышей ловлю. Да и Шарик не показывается, понравилось ему, видно, котом быть! Проведаю, как он там?»

Дождался кот, когда Луна за облачко спрячется, пробрался в кухню и видит: лежит Шарик на половичке и плачет.

Ну, как тебе, Шарик, жизнь кошачья? – мурлычет Мондор.

Прости меня, морда серая! – скулит Шарик. – Я думал, ты как сыр живёшь, в масле катаешься! А на деле-то жизнь твоя хуже собачьей! Внучка меня за хвост таскает и шею бантиком повязывает. Внук на мне катается и пятками пришпоривает. Хозяйка за то, что я диван когтями испортил, тапком меня отходила…

Ещё день такой жизни, и стану я, серый, мизантропом! Придумай что-нибудь, а я с тобой за это мяском буду делиться, и лаять на соседскую кошку не буду.

Сжалился Мондор над собакой и вернулся домой. И, пока внуки не уехали, жил наверху самого высокого шкафа.

 

 

Француз на белом коне

 

Пошла баба в лес по грибы и увидала возле берёзы привязанного кота с запиской на шее.

«Кто кота этого возьмёт, у того всё добро и пропадёт».

Посмотрела баба на кота: шерсть чёрная, шелковистая, глаза как две ежевики, хвост, как у белки, пушистый, и галстучек белый, как у джентльмена.

«Не может такой красивый котик быть плохим!», – подумала баба и принесла кота в дом.

На следующий день сгорел у бабы телевизор.

Подумаешь, добро! – махнула баба рукой. – Там одну рекламу показывают да сериалы. Я и без них проживу!

Без телевизора появилось у бабы много свободного времени. Навела она в доме образцовый порядок, выбросила разную рухлядь, а чтобы по вечерам скучно не было, стала язык французский учить.

Долго ли коротко, сгорела у бабы плита. На новую денег нет, остаётся только дрова колоть да печь топить. Через неделю баба так похудела да постройнела, что её на работе не узнали да с работы и выгнали.

На последние деньги купила баба швейную машинку, достала из сундуков одежды старые и давай всё перешивать, переделывать, да так ладно у неё всё получается, прямо haute couture.

Других бабёнок зависть берёт, народ к ней валом валит, платья концертные да бальные заказывает.

Скопила баба капитал, купила лошадёнку, свинью, козу, кур. Как белка в колесе крутится, даже французский забывать стала. А про то, что из-за кота добро пропало, и думать забыла!

А кот у неё хорошо устроился! От коровы молоко да маслице каждый день, от козы сыр, от курочек то ножка, то крылышко. Мышей погонял да спи с утра до ночи на завалинке!

Вышла как-то баба передохнуть и слышит:

Quel beau chat noir! Combien il en coûte à? (Какой красивый чёрный кот? Сколько он стоит?)

«Ишь какой прыткий!», – подумала баба. – «Кота ему продай!»

Le chat n’est pas vendu! (Кот не продаётся!) – отвечает баба, а сама выглядывает из-за калитки: для кого, мол, кот-то не продаётся.

Стоит за калиткой лошадь белая, взмыленная, на ней всадник, обычный такой мужичонка в джинсах, рубахе и кепке с большим козырьком.

Quelle pitié, – сокрушается мужичонка. – J’adore les chats! (Какая жалость! Я обожаю кошек!)

Котов-то ты любишь, а лошадь напоить не можешь! – упрекает баба. – Venez! Je donnerai à votre cheval de l’eau! – мол, приглашаю от чистого сердца. Угощайтесь, чем богаты. (Проходите! Я напою вашу лошадь!)

Попил француз молока, шанежками закусил и интересуется:

Comment puis-je me rendre à Paris? (Как мне добраться до Парижа?)

Ну, уморил! – смеётся баба. – Так и быть, дорогу покажу!

Взяла баба кота, села на лошадь и уехала в Париж!

 

 

Сказка о непутёвой хозяйке

 

Жила-была непутёвая хозяйка. Решила она однажды пожарить рыбу. Пошла хозяйка на рынок и купила большого карася. Дома она его выпотрошила, нарезала на кусочки и положила в большое блюдо. Достала хозяйка сковороду и поставила её на плиту. Кинулась – а масла-то нету!

Надела хозяйка пальто, сапоги, взяла сумку и кошелёк. Принесла кошку Муську и посадила её рядом с блюдом, где карась разделанный лежал.

Смотри, Муська, – наказала хозяйка. – Я пошла за маслом в магазин. А ты сиди, охраняй карася! Смотри, чтобы соседская кошка не пришла и тебе бока не намяла!

Мяу! Мяу! – отвечает Муська.

Мол, иди спокойно хозяйка, дадим отпор соседской кошке и рыбу убережём.

Побежала непутёвая хозяйка в один магазин. А там учёт! Побежала в другой. А там масло закончилось. Побежала в третий. А там очередь. Пока отстояла, пока домой прибежала – много времени прошло!

Заходит хозяйка в кухню и видит: блюдо пустое донышком кверху на полу валяется, а Муська с набитым брюхом на коврике лежит, лапы кверху подняла и стонет.

Ах ты, моя горемычная! – запричитала хозяйка. – Не уберегла карася! Намяла тебе бока соседская кошка!

А Муська пуще прежнего стонет, лапой задней дёргает, судороги изображает.

Бедная ты моя, защитница, – хозяйка Муську гладит, за ушком чешет. За добрую службу дам я тебе колбаски! А соседскую кошку за то, что карася нашего съела, мы поймаем и в подпол к мышам посадим!

 

 

Волшебная кастрюля

 

Вернулся мужик с рыбалки и хвастает жене:

Я вот такого карася поймал! Метр двадцать в длину, не меньше! Только ты его не трогай, я сам его выпотрошу и поджарю. А рыба пока пусть на морозе полежит.

Завернул мужик рыбу в два пакета, уложил на веранде, присыпал снегом, сверху закрыл кастрюлей, а на кастрюлю положил чурбан еловый, чтобы кот не стащил.

Уехал мужик на дежурство, а баба давай ногти красить, волосы укладывать, всю комнату французскими ароматами задухарила. Скучно стало коту Барсику. Запрыгнул он на подоконник, синиц посчитать, что в кормушке семечки клевали, да остолбенел!

Под окном, на веранде, недруг его заклятый, разбойник рыжий да бездомный, вокруг большой зелёной кастрюли круги наматывает!

Рассердился Барсик, выскочил на улицу, спину выгнул и грозно зашипел:

А ну-ка, признавайся, разбойник беспородный, чего это ты на моей веранде отчебучить задумал?

А рыжий даже ухом не ведёт.

Ты рыбу есть будешь?

Растерялся Барсик, на снег плюхнулся, да какой же кот от рыбы откажется?

Буду.

Тогда помогай! Поднимайся на задние лапы и упирайся в деревяшку. Вдвоём мы её быстро сдвинем!

Поднатужились коты и опрокинули полено. А там дело быстрее пошло. Просунул разбойник под кастрюлю лапу, а хозяйский кот подцепил когтём краешек пакета и стал осторожно на себя тянуть. Попыхтели недруги, но карася вытащили.

Взялся рыжий за один конец, Барсик взялся за другой, разодрали они пластик и съели всю рыбу, одни кости оставили.

А тут и мужик с дежурства вернуться должен. Увидала баба, что карася нету, испугалась и побежала бегом в рыбный магазин, даже спиральки с волос не скрутила.

Дайте мне, – говорит, – рыбу метр двадцать длиной!

Нет у нас такой рыбы, – разводят руками продавцы. – Такие только в океане водятся, а мы речной, обычной торгуем.

Да как же! – не верит баба. – Муж мой вчера с рыбалки именно такую принёс! А кот её слопал!

Не может такого быть! – удивляются в магазине. – Зимой рыба маленькая клюёт. А вы поезжайте на базу и купите морскую щуку.

Купила баба морскую щуку ровно метр двадцать длиной и в точности, как давеча муж, в снегу её спрятала. Приехал мужик, собрался карася жарить. Полез под кастрюлю, а там рыбина огромная еле умещается!

Вытаращил мужик глаза и бегом к жене:

Люба, а кастрюля-то у нас волшебная! Бросим с тобой работу, будем осетров да скумбрий разводить!

Да только когда мужик на радостях угомонился, выбросила Люба волшебную кастрюлю от греха подальше.

 

 

Мышеловка

 

Пришёл кот на базар покупать мышеловку. Повертел одну в лапах – ненадёжная. Повертел другую – махонькая, у третьей крепление слабое, четвёртая от влаги рассохлась.

Одолели меня мыши! – Жалуется продавцу кот. – Совсем от них житья не стало. До того обнаглели, что из миски моей молоко лакают!

Этой беде помочь легко. Вы, уважаемый кот, возьмите ведёрко, налейте в него на четверть воды. Положите тонкую дощечку, можно линейку подлиннее взять, так, чтобы один конец в пол упирался, а другой над серединой ведра висел. А на край, что над ведром, положите кусочек сыра или сала.

Ну, сыр-то мышам жирно будет, а за совет спасибо!

Вернулся кот домой и принялся мышеловку мастерить. Взял он красное ведёрко, выстрогал тонкую планку, установил, а на край шмат сала положил для надёжности.

Да только плюхнулся шмат в воду. И так его кот прилаживал, и этак – падает в воду сало, хоть режь его!

Разозлился кот.

Притащил пятилитровый таз, доску дубовую над тазом приладил и к полу гвоздями прибил, а на край насыпал хлебных крошек.

Вот теперь у меня мышеловка надёжная, основательная! – потёр кот лапы и затаился невдалеке мышь караулить.

Скоро вылезла из норки мышка. Подбежала к дубовой доске, взобралась по ней и давай кошки хлебные уминать!

Смотрел кот, смотрел, не выдержал и бросился из укрытия. Прыгнул за мышью, да не рассчитал! Мышка обратно в норку убежала, а кот в воду шлёпнулся.

Начал из тазика выбираться, головой о дубовую доску ушибся.

Лежит кот в кровати с перевязанным лбом и вздыхает:

«Обманули меня на базаре! Придётся самому мышей ловить!»

 

 

Театр

 

Утром вместо своего отражения в зеркале папа Валерика и Леры увидел большую яркую афишу. Прыгающие буковки приглашали и папу, и маму на вечернюю премьеру «Гамлета». Умывшись и побрившись, папа оделся и отправился на кухню завтракать, обдумывая, как бы ему улизнуть от Шекспира.

Целый день папа недовольно думал о предстоящем спектакле и мечтал, чтобы он не состоялся. Но ничего подобного не случилось, и даже увесистый баклажановый синяк под глазом, который главный режиссёр получил во дворе, не сорвал премьеру.

По случаю постановки мама нарядилась. Она надела своё самое красивое платье, приколола к вороту блестящую серебристую брошь, волосы тщательно зачесала наверх и уложила в виде подгоревшего бублика.

Большая комната была превращена в театр.

Через всё помещение была протянута бельевая верёвка, которая одним концом крепилась к гардинам, а другим – к специально вбитому для этой цели Валериком – большому гвоздю. На верёвку на кольца были повешены старые шторы из маминой спальни, представляющие занавес. Бабушка нашила на ткань крупные звёзды из серебряной фольги.

На телевизор была наброшена белая простынь, антенна заменена на плоское блюдо с искусственными фруктами. Перед телевизором возвышался длинный помост, сооружённый из кухонных табуреток, по обоим концам которого располагались: плюшевый медведь и обезьяна с коронами на головах.

У медведя этот символ царской власти был склеен из куска картона и обшит медовым жакардом с тонкими сиреневыми полосками, который при ближайшем рассмотрении удивительно напоминал один из папиных галстуков.

Обезьяне досталась не такая красивая корона, но нашитые на острые углы крупные золотистые бусины с лихвой окупали простой жёлтый трикотаж.

У подножия помоста, на который был наброшен плед тигровой раскраски, стояла большая детская ванночка, наполненная водой. Рядом стоял детский стульчик, на котором восседала большая златокудрая кукла в платье принцессы.

Спектакль начался ровно в семь часов.

Близнецы в отглаженных костюмах распахнули занавес, Лера выступила вперёд, и почти не глядя в текст, торжественно произнесла:

Жили-были в одном королевстве король, королева и их приёмная дочка, прекрасная принцесса!

Перечисление главных персонажей сопровождалось тем, что Валерик по очереди поднял и посадил на место медведя, обезьяну и куклу.

У короля и королевы был ещё один, родной сын, по имени Гамлет, – продолжала Лера. – Гамлет очень любил покушать, чем сильно огорчал маму, папу и названную сестру.

В этом месте папа заёрзал и посмотрел на маму, которая сидела с невозмутимым выражением лица.

Однажды соседний король прислал нашему королю килограмм невиданной копчёной колбасы с запиской, что если наши не съедят к вечеру всю колбасу, то заморский король поработит всё королевство!

Лера сделала эффектную паузу.

В комнату вошла бабушка в домашнем фартуке с огромной тарелкой в руках, на которой горкой была выложена нарезанная соломкой колбаса. Валерик принял тарелку из рук бабушки и осторожно водрузил её между царственной четой.

Король попробовал кусочек колбасы, но не смог его съесть и заболел, – в голосе Леры зазвучали печальные нотки.

Валерик поднёс тонкий длинный кусочек к медвежьей морде, потом опрокинул мишку на спину и незаметно съел колбасную соломку сам.

Королева съела маленький кусочек и отравилась, – голос Леры стал выше и тоньше.

Валерик проделал то же самое с обезьяной.

А бедная принцесса, – голос Леры задрожал, в глазах появились настоящие слёзы. – А бедная принцесса не выдержала грубого вкуса и утопилась!

Валерик бесцеремонно спихнул куклу в ванночку с водой, забыв приложить заморское угощение к её кукольному личику.

Мама выпучила глаза и возмущённо засопела, но папа крепко сжал её руку и приложил палец к губам.

Тогда во дворец короля прибыл наследный принц Гамлет!

В комнате снова появилась бабушка. Она несла в руках большой ящик, в каких посылают посылки, и передала его Валерику. Режиссёр открыл крышку и вытащил оттуда удивлённого кота, потом быстро нахлобучил ему на голову маленькую жёлтую корону, держащуюся на резинке. Барсик затряс головой, и корона съехала на загривок.

«Есть иль не есть, вот в чём вопрос!», – воскликнул Гамлет и бросился спасать королевство!

Валерик выпустил кота. Тот, коротко мяукая, запрыгнул на помост, свалив королеву-мать на пол и, особенно не церемонясь, захватил лапой кусок колбасы и, урча, зажевал.

Мама положила на грудь руку и шумно задышала.

Так Гамлет спас своих родителей от рабства! – Весело закончила чтица и подмигнула папе и маме озорным глазом, под которым расплылся в улыбке нарисованный синяк. Валерик опустил занавес и поклонился.

Папа хлопал громче всех.