Из тайников отзывчивого сердца

Из тайников отзывчивого сердца
Стихи. Перевел с лезгинского Евгений Чеканов

ВДАЛЕКЕ

 

К родному краю сердце вдруг помчится,

Не выдержав мучительной разлуки.

Предстанут взору други и знакомцы,

Как сель, нахлынут запахи и звуки.

 

Забудутся былые огорченья,

Всплывут мгновенья, что всех роз прелестней.

Слова, когда-то ранившие сердце,

До слуха долетят негромкой песней.

 

Далекие мои, мои родные!

Хранители моей родимой речи!

О, как же я соскучилась по всем вам!

Душа тоскует, жаждет сладкой встречи.

 

Мы вдалеке становимся другими —

Отзывчивыми, мягкими… И снова

В капкане грусти молча рвется сердце,

Что жаждет слова… Лучше бы — родного!

 

Издалека нам Родина виднее,

И как не тосковать по ней? Но всё же

От слов родных растает лёд печали —

И ты, мой друг, им улыбнешься тоже.

 

Порою нужно край родной покинуть,

Чтоб полюбить его душою всею.

На Родину гляди как бы с чужбины —

И Родина останется твоею.

 

Три первых дня чужбина нам по нраву.

Сначала мнится: заживем на славу,

Ну, а потом тоска вползает в сердце

По близким людям… Никуда не деться!

 

И снова мысли сбивчивые с нами.

Раздумий ноша — тяжелей с годами.

Детишек тянет к матери родимой,

А человека — к Родине любимой.

 

Друзья мои! Начните всё сначала,

Чтоб Родина без вас не тосковала!

 

 

КАК ПОРВАННЫЙ СЛОВАРЬ

 

Из тайников отзывчивого сердца

Бегут друзья-слова… Спешу всмотреться,

И чем красивей слово и нежней,

Тем я довольней, тем оно нужней.

Я рада так, как будто небеса

Мне в дар послали эти словеса.

 

Красою слова сражена, как встарь,

На всякий случай заглянув в словарь,

Не выпускаю слово я из уст,

Твержу, как будто пробую на вкус.

 

И вот, постигнув смысл и свойства слова,

В душе моей трепещут чувства снова…

А я гляжу на каждое движенье,

Запоминая место и значенье.

Родной язык! Познав с тобою счастье,

Я не хочу иной над сердцем власти!

 

Живой и звучный, хлёсткий словно крик, —

Таким нам дали боги наш язык.

Весь соткан из стихов он прежде был…

Так почему ж сегодня отступил?

 

Словарь листаю — сколько тут пропаж…

Ты — как словарь, народ несчастный наш!

Кого винить, чужих или сограждан,

За то, что ты разорван был однажды?

 

 

НЕЗАКОНЧЕННЫЕ СТРОКИ

 

Мне жаль моих стихов незавершенных —

Сироток без семейного блаженства,

Наполовину сделанных, лишенных

Законченности, лада, совершенства.

 

А вдруг они — несбывшиеся грёзы,

Обиженные жизнью строчки эти?

Ах, сколько половинчатых, нечетких,

Похожих на меня людей на свете!

 

«Ты недотепа…» — мама говорила,

Мои дела поспешные увидев,

И обнимала, всё простив дочурке

И никогда ни словом не обидев.

 

Обрывочные строки — крест мой вечный,

В любом стихе есть недоговоренность…

Ну что ж, пусть будут!.. Лишь бы в них не жили

Бессмыслица, нелепость, отчужденность.

 

 

В СУМЕРКАХ…

 

Я думаю о сумерках всё время,

Но не о тех, к которым тьма крадется.

Ведь утро тоже темное бывает,

И даже днем порой не видно солнца.

 

Я о другом… Я — о слезах от счастья,

И о любви, что ненавистью смята,

Я о просторе, суженном до тропки,

О встрече, что разлукою чревата.

 

Любая грусть в себе содержит сладость.

Творя добро, мы зло вершим невольно…

В тех сумерках грешит и твой любимый,

Но ты простишь, хотя тебе и больно.

 

Какая грусть в тех сумерках таится!

Какой печалью сердце плодоносит!

С утра ты весел. В сумерках, однако,

Судьба тебе сюрпризы преподносит.

 

Любое утро к сумеркам стремится,

Любую жизнь мы ими завершаем.

С каким весельем в этот мир мы входим!

С какою грустью землю покидаем!

 

Неужто так устроен мир подлунный:

Кто вверх поднялся — должен и спуститься?

И сколь бы долго наша жизнь ни длилась,

Ей суждено мгновеньем очутиться?

 

 

ЧЕМ СЛАВЯТСЯ ЛЕЗГИНЫ

 

Лезгин — не мастер ласкового слова

И громкого… Он фразой не согреет,

И бархатными, сладкими речами

Дел не вершит: не может, не умеет.

 

Что на сердце лежит, то он и скажет,

Словами бьет, как копьями… Но стоит

Беде к кому-то в двери постучаться —

Плечо подставит, от беды укроет.

 

Чтит ум, а не слова. Не ценит трёпа,

Поступкам цену подлинную знает.

Такими сквозь века идут лезгины,

Таким лезгина друг запоминает.

 

 

САДОВНИК

 

Садовник в сад выходит до полудня.

В руках — секатор… Или это лютня?

Летят на землю веточки сухие,

Ласкают древо руки золотые.

 

Нелегкий труд — нежней всего на свете.

Как сладок звук стригущих ножниц этих!

То, что мертво, — покорное планиде,

Должно упасть… И древо не в обиде.

 

Весною каждой, осенью любою

Старик-садовник в сад идет с любовью,

От старости спасает деревца,

Вливает жизнь в древесные сердца

И стойкость пред ненастьем дня и ночи…

Пусть вновь цветут и радуют нам очи!

 

Не чует рук; давно устала шея;

Но всё стрижет, седея и дряхлея.

И, с каждым днем всё жалобней звуча,

Рождает стон секатор-кеманча.

 

Спина крива, как ветка, — и не гнется.

Последний день к садовнику крадется.

Какая ж это мука — наша старость!

Ни стойкости, ни силы не осталось.

 

Подвязывай веревкой ветви тела,

Секатором стриги, — пустое дело.

Как ни колдуй, а будет то, что есть.

Мы не деревья — вновь нам не расцвесть!