«Камиль, ты сильный!»

«Камиль, ты сильный!»
О книге Камиля Зиганшина «От Аляски до Эквадора»

Зиганшин К. От Аляски до Эквадора. По следам экспедиции Русского географического общества «Огненный пояс Земли». – Уфа: Инеш, 2015. – 176 с.

Кто-то из великих сказал: «Путешествовать – значит жить!», а Анатоль Франс добавил: «Путешествия учат больше, чем что бы то ни было. Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни дома».

Эти слова вспомнились в радостные часы, проведенные наедине с книгой «От Аляски до Эквадора» замечательного российского писателя, путешественника Камиля Зиганшина. С отрывками будущей книги мне посчастливилось ознакомиться задолго до ее выхода. Автор время от времени присылал мне фотографии и весточки из дальних стран, в которых рассказывал об увлекательном кругосветном путешествии «Огненный пояс Земли» вдоль побережья Тихого океана, организованном Русским географическим обществом. И даже по этим небольшим эпизодам можно было судить, насколько трудной, таящей массу непредвиденных ситуаций была она. У меня уже тогда не было сомнения, что все увиденное, пережитое воплотится в новую яркую и, как всегда, захватывающую, читаемую на одном дыхании книгу!

В том, что Камиль Зиганшин был включен в состав команды кругосветной экспедиции «Огненный пояс Земли» опять же нет никакой случайности. Ведь перед этим он прошел, проехал, проплыл тысячи километров дорог, поднимался на высочайшие горные вершины, опускался в кратеры вулканов, несся по горным рекам, оставался один на один с суровой тайгой…

И вот долгожданная книга «От Аляски до Эквадора» передо мной, а вместе с ней – новые открытия, знакомство с далекими, экзотическими странами; их обычаями, историей, географией и, конечно же, с людьми, живущими на разных континентах… Главная же цель экспедиции – научная – «получить одномоментный срез состояния вулканов тихоокеанского пояса, оценить степень их активности». Конечно, были и другие задачи, среди них и чисто спортивная – доказать, что мы, россияне, можем обогнуть шар земной на снегоходах, лыжах, велосипедах и просто ногами не только вдоль, но и поперек.

Читаю книгу, и не покидает ощущение, будто и сам являюсь участником экспедиции, – лечу на самолете, несусь на снегоходе, еду по бездорожью на автомобиле, спускаюсь на велосипеде с крутого склона – настолько детализированно, четко, емко, мастерски автор вырисовывает мельчайшую деталь, передает атмосферу каждой страны, каждого населенного пункта…

Глава об Аляске, пожалуй, самая подробная и значимая. Интерес к этому краю, открытому русскими в 1732 году и проданному в 1867 году Александром II Америке, вполне закономерен.

Что же сегодня представляет собой этот загадочный край, где проживает немало русских, который ассоциируется с так называемой золотой лихорадкой?! В первый раз о ней заговорили в 1864 году, когда миссионер Мак-Дональд нашел в маленькой речке около форта Юкон целые пригоршни золота. По этим местам позже лежали маршруты героев многочисленных произведений Джека Лондона и Жюля Верна. Первый из них и сам поддался «золотой лихорадке»: весной 1897 года уехал на Аляску, но вместо золота судьба свела его с будущими героями его произведений.

Думается, что есть нечто символическое в том, что часть маршрута экспедиции проходила по берегу этой загадочной, суровой, жестокой, принесшей столько испытаний золотодобытчикам реке Юкон. И тут я невольно сравнивал строки об этой реке Жюля Верна и Камиля Зиганшина. Правда, первый из них сочинял «Золотой вулкан», не выходя из кабинета: «Если территория, по которой протекает Юкон, и не пригодна для возделывания, зато она изобилует лесами. Это большей частью непроходимые кедровые леса, которые могли бы снабжать своими деревьями весь мир, если бы истощились более доступные лесистые местности. Что касается местной фауны, то она представлена здесь черным медведем, оленем, горной овцой, богатой коллекцией пернатой дичи: рябчиками, бекасами, куропатками и бесчисленными породами уток».

А вот каким предстал Юкон перед нашим путешественником: «Утром, благодаря хрустальной прозрачности воздуха, удалось обозреть в вершины мыса расширяющуюся вдали пойму Юкона. По бокам и впереди, насколько доставал взор, волновался темно-зеленый, уходящий за горизонт ковер, изрезанный извивами притоков, стариц и густо испятнанный белыми кружочками озер. По нему величаво и торжественно плыли рваные тени облаков. Я не смог удержаться от восторга и завопил: «Ого-го! Ого-го!», – но белое беспредельное пространство поглотило мой крик». Подобные великолепные картины природы, встречаются повсеместно.

К. Зиганшин не просто участник экспедиции, освещающий события. Его поучительные повествования гораздо значимее и глубже. Автора интересует буквально все: история, география, обычаи, настоящее и прошлое, культура, экономика… За небольшой отрезок времени он успевает увидеть самое главное, запечатлеть то неповторимое, присущее лишь данной стране, постараться понять душу народа, ответить на множество вопросов, сравнить, сопоставить с Россией, встретиться с десятками нашими соотечественниками, о которых мы, к сожалению, имеем очень мало информации. А ведь они, оказывается, остались все такими же, именно нашими, гостеприимными, с открытой душой, сохранили свою веру, язык, традиции, обряды, обычаи и культуру… И еще – они верны России. Всего в США проживает около трёх миллионов русских. Живущие на Аляске наши соотечественники очень переживают и болеют за Россию и радуются каждой позитивной информации с этнической родины. В то же время автор делится интересными наблюдениями: «Чем больше общаемся с местными русскими, тем откровенней они становятся в своих высказываниях об американском образе жизни. И к нам постепенно приходит понимание, что не все тут так радужно, как показалось вначале. Из их слов следовало, что да, здесь красиво, удобно, но вся система настроена на то, чтобы человек непрерывно вертелся, работал на пределе, лишь только расслабился – она выбрасывает его на обочину».

Но главными человеческими критериями для К. Зиганшина были и остаются духовность, идейность, вера, любовь к Богу. Отрадно, что все это сохранилось у наших соотечественников в нетронутой первозданной чистоте…

Подтверждением этого описание автором богослужения в местной церкви. Нельзя не привести эти емкие, наполненные добротой авторские строки: «Всего в церкви собралось человек сорок. Простые, понятные слова отца Сергия глубоко проникали в их сердца. Вселяли в них благодать и счастье. Приятно было наблюдать, как прямо на глазах светлели, преображались лица прихожан».

Одним из самых запоминающихся и колоритных образов, ставшим настоящей находкой, является дед Ермил, явный прототип литературного героя будущей книги К. Зиганшина. Автор приглядывается к нему со всех сторон: «Природа, похоже, кроила его по особому заказу: крупная, несколько тяжеловатая медвежья фигура, покатые плечи, узловатые пальцы натруженных рук».

Конечно же, интересна судьба соотечественников, истоки рода. «На Аляске, – рассказывает дед Ермил, – мы недавно, с 1950 года. Наши корни вообще-то в Тамбовской губернии, но как послабление вышло, так вся община на Дальний Восток перебралась – землю щедро давали. До ста десятин на семью. Мой дед со всей оравой под Владивостоком надел получил. При большевиках им пришлось бросить все и в Китай податься. Там я и родился». А дальше самое интересное. Оказывается, и автор проживал в тех же местах целых 20 лет. И тут невольно задумываешься, что случайностей не бывает. Стоит потянуть за одну лишь ниточку, как появляются все новые и новые открытия.

 

«Из Китая перебрались сперва в Бразилию, опосля в Николаевск – то в штате Орегон. Там много брата с нашего стада и поныне, да простору в нем маловато. Засим сюда и уехали – здесь, на воле, жизнь в радость. Жительствуем по большей части рыбалкой. Промышляем в море-окияне за 150–-200 верст отсель».

Писатель по крупицам собирает все то, что услышал от людей, с которыми пусть и совсем ненадолго свела судьба. Опять же вспоминается дед Ермил, которого автор любовно называет еще и березовским старцем. Вот лишь некоторые из его суждений: «В семье не должно быть «Я». Должно быть «Мы»; «Живем, а не видим, что солнце светит»; «Наг родился, наг уйдешь»; «Господь любит всех»; «Стыдение – главная девичья краса»; «Чем больше радеешь, тем ближе к Богу»…

Есть нечто символическое в том, что именно деду Ермилу К. Зиганшин подарил один из немногих привезенных с собой экземпляров книги о староверах «Золото Алдана», получившей действительно всенародное признание, да и не только в России. В свою очередь березовский старец преподнес автору бесценный дар – намоленную, благоносящую деревянную иконку Богородицы, лучше всех оберегающей от нечистой силы.

Опять же не случайностью была встреча участников экспедиции с настоятелем православной церкви в Панама-Сити отцом Александром: «Узнав о масштабах и целях нашей экспедиции, батюшка с улыбкой, располагающей с первого взгляда, прочитал, стоя перед ликом Христа, охранную молитву за здравие путешествующих…» И что приятно удивило автора, оказывается, он с матушкой читал недавно изданные романы о старообрядцах «Скитники» и «Золото Алдана» и сердечно благодарил К. Зиганшина за внимание к расколу и староверству…

Именно вера в Бога – та сила, которая спасает в казалось бы самых невероятных, безвыходных ситуациях, одна из которых произошла в Мексике: «На скорости 80 км/ч у машины отлетело переднее колесо, и она, ткнувшись в асфальт, закрутилась, быстро смещаясь на встречную полосу. Визг, скрежет тормозов несущихся на нас фур. Крики, дым, запах горелой резины…

Когда все стихло, мы какое-то время не в состоянии были даже говорить: неужели пронесло?»

И данный случай не был исключением. Пожалуй, самый запоминающийся случился в Гватемале. Во время подъема на один из вулканов наши путешественники услышали сдавленные стоны. В колючих зарослях увидели окровавленного мужчину в форме охранника парка. Ему была оказана помощь, остановлена бьющая из ран кровь. На носилках, сделанных из бамбуковых жердей, индейца несколько километров тащили до ближайшего селения. Жизнь охранника была спасена. Но, как оказалось, и Диего спас жизнь участникам экспедиции, бандиты, сидевшие в засаде, караулили именно их в надежде поживиться деньгами, снаряжением, продуктами, но открыли огонь по охраннику… «И опять я невольно вспомнил подаренную старовером в Березово иконку Богородицы. Похоже, верно сказал тогда дед, что Матерь Божья защитит нас. От этой мысли сердце окатила теплая волна благодарности к березовскому старцу». Уберег Господь и от разъяренного бизона, и от камнепадов, и от падения в ледяную трещину…

Читая книгу о дальних странах, невольно подумал, а ведь это еще и книга о России. Ибо она, наша великая держава, всегда с нашими героями, которые постоянно поддерживали связь с родиной. Узнав о прибытии русских, простые люди оказывали им всяческую поддержку. И это происходило практически в каждой стране. Так, в Сальвадоре «посмотреть на русских собрались почти все жители деревни. Мы рассказывали об экспедиции, ответили на многочисленные вопросы – их интересовало, как живут, чем занимаются люди в России».

Авторскому повествованию присущ не только богатый, насыщенный, образный народный язык, но и юмор, который выражается порою в громкой, и даже очень громкой, форме. Правда, вначале гондурасцам было не до смеха, потому что именно в этой стране «раздался взрыв, и между стен заметалось раскатистое эхо. Лежавшие у стены собаки вскочили и, поджав хвосты, кинулись врассыпную. Клевавшие раздавленное манго птицы взмыли в небо. Люди тревожно завертели головами…» Одним словом, началась паника… Но, как вскоре оказалось, оглушительные взрывы издавал один из русских, а если быть более точным, наш уважаемый автор, который лишь виновато разводил руками: «Извините, ребята, ничего не могу поделать – с детства так чихаю». Но если гондурасцев этот громоподобный чих перепугал, то японцы, с которыми автор ехал к ледникам Калафате, среагировали на него дружными аплодисментами и восхищенными возгласами…» Уж куда там иностранцам тягаться с нами. Пусть знают враги об еще одном высокоэффективном секретном оружии массового поражения русских, разит всех наповал! Чихали мы на всяких там американцев…

Члены экспедиции, выполняя научную программу по описанию состояния вулканического пояса, в то же время являлись посланниками своей великой страны, подкрепляя высокое звание россиянина мужественными поступками, при этом оставаясь искренними и открытыми до каждого, отвечая улыбкой на улыбку…

Материалы, собранные вулканологами и геоморфологами экспедиции, помогут ученым прогнозировать сейсмическую активность, оценивать опасность вулканов для проживающих рядом с ним людей. Ведь эта бомба замедленного действия может проснуться в любое время, и тогда катастрофа неизбежна. Чтобы создать более полную картину вулканической активности, наши герои и совершали восхождение к вершинам вулканов, спускались в кратеры и сами при этом жили как на вулкане… Это со стороны можно безмятежно любоваться завораживающей красотой вулканов, но когда ты всем телом чувствуешь, как содрогается земля, когда рядом буро-красное лавовое поле и из тещин веет жаром, как из раскаленной духовки, когда едко пахнет химией, это уже совсем другое.

«Из красноватого нутра дыхнуло таким жаром, что подумалось: а не здесь ли врата ада?» Но и это не все. Вечером началась чудовищная гроза. «Огненные жгуты молний с шипением вонзались в залитую водой землю всего в несколько метров от нас. Как мы остались живы, уму непостижимо. Вода лилась с небес сплошной стеной. Мы едва успели убрать палатки с пути хлынувшего со склона холма грязевого потока» (Вулкан Пакайя).

«Неподвижный воздух густо пропитан сероводородом. Едкий газ раздражает носоглотку, и нас скоро начинают сотрясать приступы кашля». «Поначалу я шел наравне со всеми, но где-то посреди склона стал отставать… В какой-то момент показалось – все, сил нет. Дальше не смогу! Прижимаюсь к льдистой стене и оглядываюсь назад – там белая пропасть, а в самом низу скалы. Становится страшно…» Но вдруг сверху доносится голос: «Камиль, ты сильный! Не останавливайся! Иди! Ты поднимешься!» (Вулкан Лассен-пик). Данные слова я бы назвал лейтмотивом всей книги. Преодоление трудностей – это всегда испытание на прочность, вера в себя, победа над собой: «Сердце работает как хорошо отлаженный мотор, дыхалка не подводит, а вот ноги тормозят. Испугался: неужто не сдюжу?! Но в какой-то момент, кажется сразу после привала, вдруг почувствовал необычайный прилив сил и зашагал как заведенный…»

Конечно, обо всем не перескажешь, да и не ставил такой задачи. Главное, что участники экспедиции с честью прошли через все испытания, собрали богатейший материал для научных исследований и донесли до нас мысль, насколько хрупок наш мир.

 

Прочитал книгу и пожалел лишь об одном, что пришла пора прощаться с этой мудрой, поучительной, красочно иллюстрированной и великолепно изданной книгой, заменившей мне целый учебник географии.