Книга ни о чем

Книга ни о чем
Продолжение. Начало в №7, 2018

*Публикуется в сокращении, в журнальном варианте

 

* * *

 

О безграничной любви народа к зеленому змию можно вспоминать бесконечно. Ну никак не хотел народ, чтобы гад попал в Красную книгу, что только не придумывал…

Когда после известного антиалкогольного закона стало совсем уж туго со спиртным, один мой знакомый вышел из положения просто – в двадцатилитровую бутыль заложил варенья, сахару, немного дрожжей и стал терпеливо ждать, когда же из этой бутыли выйдет наружу джинн. Но последний больно-то не спешил, видно, ему неплохо жилось в сосуде… Но время шло, и в текущих делах-заботах про данное сокровище как-то позабылось.

И вот однажды вечером приезжают они с супругой из сада, заходят в дом и чуют странный, но в целом приятный запах. Ориентируются по нему, И… о ужас! – видят катастрофическую картину: взорвавшуюся бутыль и огромную лужу самодельного вина.

Оба схватились за голову, как же быть? Ведь наверняка затопило соседа, придется делать ремонт, выслушивать всякие неприятности. В общем, влипли со своими опытами. Супруга берет ведро и тряпку, принимается за уборку. В этот момент раздается стук в дверь. Открывают… и видят соседа. Только лицо совсем не злое. Наоборот, ведет себя очень даже вежливо. Чувствуется, что немного навеселе. Мой товарищ приглашает его пройти, но тот мнется, потом отзывает в сторону: «Слышь, браток, разговор есть…» Тот согласно кивает, понимая, что ничего хорошего из этого разговора ждать не придется. Выходят на площадку, и тут сосед заявляет: «Ну и классная вещь у тебя получилась! Я сначала думал вода, а потом попробовал и банку подставил. У вас там случайно не осталось малость ещё?»

Мой товарищ поспешил в комнату, но было уже поздно, жена все насухо вытерла. Но все равно для соседа бутылочку раздобыли из старых запасов…

Не так уж много времени прошло с попытки отучить нас пить и вместо разной бормотухи употреблять сок, чай, кофе. Но что мы в итоге получили?! Пить стали больше, включая и тех, кто никогда не знал вкуса этой гадости. Выпивать стало даже престижно, ибо добыть в безразмерной очереди бутылку драгоценной жидкости считалось едва ли не подвигом. Редкие торговые точки, реализующие ликероводочные изделия осаждала многотысячная толпа. Торговля начиналась с 11 часов и продолжалась до 19. И – точка, уже не торговая… Потом уже не купишь ни за какие деньги. Хотя существовали и те деньги, на которые купить все-таки было можно – тут цену диктовал спекулянт, чуть ли не в открытую торговавший повсюду. Отойди три шага от магазина, стучись в любую дверь, останавливай любое такси и только плати.

Как-то сам стоял в такой очереди. И чем ближе приближался к заветному окошку, тем больше всякого рода накачанных, приблатнённых, хмурого вида личностей решительно, как в атаку, лезло в том же направлении, раздвигая локтями толпу или же в буквальном смысле ступая по головам. Не была исключением и моя голова. Хотя и толпа не дремала, отчаянно сопротивлялась, орудовала локтями, дралась, кричала, визжала, орала и т.д и т.п. Что означают последние буквы, понимай, как знаешь…

Я был неделимой частью данной толпы, да и что мне с ней было делить?! До закрытия магазина оставалось полчаса, и я до последнего надеялся добраться до маленького, напоминающего вражескую амбразуру окошка. Как вдруг увидел следующую картину. Группа алкашей, отчаявшихся пробиться к заветной цели, бережно несла на руках безногого инвалида, подняв его над морем голов.

Почему инвалида?! Да потому, что ему полагалась покупка без очереди. Последний явно уже принял на грудь. Что принимают на грудь, вы все знаете. И вот с этой драгоценной ношей алкаши уверенно приближались к заветной цели, рассекая толпу, как рассекает льдины ледокол. При этом инвалид, восседавший как на троне, размахивал костылем и иной раз даже попадал кому-то по голове. До заветной цели оставалось совсем немного. Как вдруг откуда-то появились конкуренты, на плечах которых возвышался другой инвалид, также с костылем в руках.

Незапланированная встреча состоялась у самого окошка, где и началось выяснение отношений. Никто не хотел уступать.

Да кто ты такой?!– кричал во все горло один.

А ты кто такой? – не уступал другой…

Диалог этот все накалялся, и от слов оба перешли к делу и, будто рапиристы, начали отчаянно сражаться костылями, нанося удары не только друг другу, но и подвернувшимся под руку. Толпа затихла, наблюдая за невиданным зрелищем. Слышен был только стук одной деревяшки об другую. Вдруг один инвалид, изловчившись, нанес конкуренту сокрушительный удар по голове… Но данная победа ничего, кроме головной боли, не принесла, а заветная амбразура – окошко – вдруг закрылась, и унылая толпа стала рассеиваться. А на поле боя остались брошенными никому не нужные два безногих, побитых инвалида со сломанными костыляшками… К великому сожалению, в этой истории нет никакого вымысла. Да и выдумаешь ли такое?!

К чему привел так называемый сухой закон?! Да к тому, что самогонные аппараты повсюду заработали на полную мощь и круглосуточно, в аптеках скуплено все, что хоть немного пахло спиртом и имело градусы, за исключением разве что самих градусников. Даже парфюмерные магазины превратились в рядовые забегаловки, с прилавков сметали одеколон, духи и лосьоны. Из всего ассортимента в наличии остался разве что дорогой французский одеколон.

Так вот, некто дядя Сережа, типичный представитель мира алкашей, работающий грузчиком в одной из шарашкиных контор, в который уже раз заходит в данный магазин и глазеет на изящный флакон с зеленой жидкостью. Цена очень кусается, ведь одеколон тянет на пару бутылок коньяка. Но душа требует градусы.

А как эта штука на вкус?! – спрашивает наконец дядя Сережа у молоденькой продавщицы.

Я откуда знаю!

Как это не знаете?! – возмущается грузчик.– А вдруг это отрава какая?! Торгуете здесь всякой дрянью…

Никакая не дрянь, вы только понюхайте, какой запах! Пахнет свежей зеленью, несет утреннюю прохладу и долго держится…

Да что вы мне песенки поете?! Я спрашиваю, как на вкус…

Но он же предназначен для других целей. В аннотации сказано…

У нас цель – одна, принял на грудь и на боковую. А нотации и аннотации нам читать не надо! – с чувством собственного достоинства произнес дядя Сережа. – Мы и сами можем их прочитать!

Так вы берете или не берете! Два флакона осталось…

Конечно, беру! – решительно изрек алкаш и стал шарить по карманам в поисках монет. Шарил достаточно долго, ибо до полного счастья не хватало полрубля. На помощь пришел товарищ!

Наконец драгоценная ноша спрятана в потайной карман, чтобы не дай бог кто не унюхал.

По окончании работы дядя Сережа извлек на свет радующий взор флакон, налил целый стакан до самых краев, радостно фыркнул носом и одним залпом осушил…

Дегустация оказалась делом не из приятных. Организм явно не принимал зарубежной отравы.

И как только французы пьют такую гадость?! Тьфу!.. – только и констатировал работник упомянутой выше конторы…

Но куда сложнее оказалось заглушить удивительно стойкий запах, источником которого оказался грузчик. Он настолько благоухал дорогим парфюмом, что его унюхивали даже пешеходы на другой стороне улицы и пассажиры проезжающих автобусов… А супруга начала ворчать задолго до того, как сизый нос просунулся в приоткрытую дверь…

Что за дрянью от тебя несет, дышать невозможно?!

Никакая не дрянь. Если хочешь знать, от меня пахнет свежей зеленью и утренней прохладой!

Какая там зелень! Натуральная сивуха!

Обижаешь, мать, у меня и флакон сохранился…

Вот и ходи со своим флаконом… И чтобы больше такую гадость не пил.

На другой день Сергей Петрович пришел домой в приподнятом настроении. От него приятно веяло тройным одеколоном.

Вот это совсем другое дело. Родное, оно и есть родное, а иностранщину больше не пей… – ласково пропела супруга.

Никогда! – послышалось в ответ…

Что и говорить, данная тема близка и понятна большинству жителей России. Сколько песен про водку пропето, сколько придумано поговорок и пословиц…

Бывая в магазинах, порою заглядываю в отделы ликеро-водочной продукции. И делаю это из чистого, так сказать, любопытства, дабы поглазеть на произведения неких алкомастеров. Но при всем при этом в саму бутылку стараюсь не заглядывать…

А глаза просто разбегаются по полкам, где горделиво, как на параде, выставлены стройные ряды чекушек, штофов, четвертушек, флаконов, магарычей и прочей стеклотары. Одни названия чего стоят. Тут тебе и «Журавли», и «Белая березка», и «Зимняя дорога» и «Привет»… Одним словом, чистая лирика, чище даже самой очищенной водки. И как после такой поэзии не поддаться на соблазны лукавого и не опрокинуть стаканчик-другой волшебного зелья, чтобы потом дрыхнуть без задних ног в обнимку с все той же «Белой березкой». А может быть, куда правильнее было бы несколько подкорректировать названия, сделать их более понятными населению. Например, переименовать «Белою березку» в «Белую горячку», «Привет» в «Водку с приветом», а «Зимней дороге» более соответствовала бы «Дорога в никуда»… Хотя народ и без того давно уже окрестил все это бормотухой, бодягой, водярой, проклятой, спотыкачем, злодейкой…

Или взять водку под милым названием «В семейном кругу». Уж не знаю, в чью хмельную головушку, под воздействием каких таких винных паров оно пришло, но весь вопрос в том, что это за семейка такая, в кругу которой происходит прием внутрь данного дергача?! Разве что имелась в виду семья алкоголиков, где цедят это бухло с утра до ночи все от мала до велика и где та же водка давно разрушила все семейные ценности…

Режет мой и без того слабый слух и «Золото Башкирии», хотя как звучит! До сих пор почему-то считал, что этим золотом является ее народ, нефть и мед, но только не водка…

Как раз перед антиалкогольной кампанией Михаила Горбачева 1985–1988 годов потребление чистого алкоголя в СССР превысило 14 литров на человека. Это означает, что в среднем взрослый мужчина выпивал пол-литра водки каждые два дня. Ну что тут скажешь.

Сегодня что-то нигде не видно плакатов «Пьянству бой!». И вообще уже бить некого, разве что по физиономии… И все больше появляется рекламы самогонных аппаратов. Как будто так оно и должно быть. Так что, если мы и обогнали Америку, так по самогоноварению! Отстает дядюшка Сэм от нас, отстает!

А как к данной проблеме относится сам автор? С юмором относится. Вы будете смеяться, но он, то есть я, не пьет уже последние двадцать лет, и дай бог, чтобы и будущие двадцать лет не были последними…

Но продолжим нашу очень актуальную тему. Даю голову на отсечение, то, о чем я рассказываю, чистая, как спирт, правда!

Дядя Миша и Константин работали в одной из организаций, коих немало было и будет еще на Руси. Оба трудились в поте лица и прочих частей тела в качестве грузчиков, хотя кто-то может и возразить: мол, что еще за качество такое. Скорее, речь идет о количестве – погрузил, выгрузил и получил по заслугам. Не будем заморачиваться на лингвистических тонкостях, так как по большому счету для упомянутых выше лиц особой разницы нет, трудились ли они «в качестве», вкалывали или же просто работали…

Судя по тому, что одного из грузчиков мы назвали дядей, можно предположить, что он будет постарше. Это полноправный представитель мира алкашей: тут и сизый нос, и мутные, как самогон, глаза, и смурной взгляд, и пропитый голос, и замусоленная телогрейка…

Константин же представлял собой некое подобие интеллигента и иной раз приходил на работу при галстуке и даже в некогда белой рубахе. Впрочем, Константин не всегда был грузчиком, у него имелся диплом об окончании какого-то техникума и десятилетний стаж работы электриком. Но, видимо, где-то когда-то в голове что-то замкнуло, парень стал помаленьку и потихоньку выпивать. Это дело так Константину понравилось, что без горючего он уже не мог работать. Организм требовал свою норму, равную 0,5 литра на семь часов работы. Но поскольку данная норма не укладывалась ни в какие другие нормативы, начальство решило понизить электрика в должности и на время перевело в грузчики. При этом не учло одного: данная работенка на свежем воздухе настолько пришлась парню по душе, что, когда исправительный срок прошел, Константин ни за что не захотел возвращаться на прежнее место. В общем, так и остался грузчиком. День у обоих начинался с поиска пушнины. Если кто думает, что речь идет о каких-то меховых изделиях, то глубоко ошибается. Пушниной выпивохи называют пустую стеклотару, которая в застойное время стоила 12 копеек. Поиски были ограничены пространством все той же конторы. Грузчики уже знали, где, кто и сколько с вечера принял на грудь и куда припрятал заветную пустышку. Расклад был примерно следующий: слесари и токари опустошали пять бутылок, столяры – три, шоферы – две, инженерно-технические работники тоже вносили свой, хотя и небольшой, вклад в общее дело. Да и руководство порой заглядывало в бутылку. Так что набиралось с полмешка пушнины, которая немедленно сдавалась в ближайший стеклопункт и превращалась опять же в стекловидное тело, наполненное определенным содержанием.

Правда, однажды вышел конфликт с уборщицей, которая была уличена в присвоении нескольких единиц стеклотары. Но после проведенной разъяснительно-воспитательной работы тетя Шура всю обнаруженную пушнину стала отдавать уважаемым коллегам, за что нередко приглашалась к общему столу.

Раздавив пару стекляшек, друзья любили поговорить по душам. Главную скрипку здесь играл старший товарищ, который при каждом удобном случае любил воспитывать Константина и учить уму-разуму. Как-то раз мне «посчастливилось» стать свидетелем такого разговора.

Эх, молодежь, молодежь, – возмущался дядя Миша, по-учительски строго глядя в глаза коллеге. – Ты и пить-то как следует не умеешь. Я в твои годы мог три бутылки опустошить, и никто даже не замечал. В календаре не было такого дня, чтобы я не пил. А ты, поди, и в вытрезвителе ни разу не был…

Был, был! – оживился молчавший все это время Константин, мотающий на рыжий ус каждое слово старшего товарища. – В том месяце только два раза…

Подумаешь, два раза, я двадцать два – и то молчу! Меня даже в лицо знают, скидку дают – пятьдесят процентов. А сейчас вообще перестали забирать. То-то и оно! А почему? Потому что уважают. И я их тоже.

Вдохновение так и перло из дяди Миши, как прет на красный свет автомобиль марки «запор» или даже неисправный «жигуль».

А средство от накипи пробовал?

Было дело!

А от ржавчины?

И от ржавчины пробовал.

А для чистки стекол?

Немножко…

А сапожную ваксу ел?

Ел.

А тормозную жидкость пил?

Пил.

А ацетон?

И ацетон.

Не знаю, как долго продолжался бы этот диалог, если бы в гости к товарищам не заглянул давнишний друган Митрофан Кузьмич, он же Митроха, появление которого удивительным образом совпадало с днем аванса или расчета. И хотя Митроха застал лишь окончание разговора, но успел подлить масла в огонь следующей фразой.

Подумаешь, ацетон! А конденсат из газового баллона кто-нибудь пил?

После этого дядя Миша даже задергался на расшатанном вконец табурете и минуты три о чем-то мучительно думал.

Ну и как эта штука на вкус?

Нормалек! И легкая такая…

На следующее утро ни дядя Миша, ни Константин на работу не вышли. Позднее мы узнали, что после разговора с Митрохой друзья отправились к знакомой старушке, пользующейся газовыми баллонами, с целью извлечения из них не то бутана, не то пропана. Мало того, что чуть не взорвались, так еще попали в реанимацию. К счастью, все закончилось благополучно. С тех пор дядя Миша не пьет уже второй год, а Константин вернулся на прежнее место, трудится электриком. И пока вроде нигде ничего не замыкает…

На что только алкаш не пойдет ради желанных ста и более граммов. Хотя и ходить-то никуда не надо. И зачем только Менделеев изобрел эту гадость. Но и любители выпить у нас не меньшие изобретатели…

Одна знакомая, устав от бесконечных запоев все еще любимого супруга, закрыла последнего на все замки и запоры, отобрала ключи и ушла на работу. Перед этим она тщательнейшим образом обследовала все потайные углы, шкафы, кладовки, диваны и прочие места, в которые могла быть упрятана порция спиртосодержащей жидкости. Но так и не учуяла ничего подозрительного… Какое же было ее удивление, когда, придя домой, она обнаружила супруга, который, как говорится, лыка не вязал.

После этого Марья Петровна приняла еще более решительные антиалкогольные меры. Вылила из пузырьков все, что хоть каким-то образом походило на алкоголь. Не пожалела ни дорогих духов, ни лосьонов, ни лекарств. На двери появился еще один замок. Казалось бы, любая связь с внешним миром была прервана. Но, возвратившись домой, женщина увидела все ту же безрадостную картину. Любимый супруг был в стельку пьян.

Напрасно Марья Петровна перерыла всю квартиру, напрасно искала хоть какие-то следы стеклопосуды. Результаты домашнего ареста каждый раз оставались одни и те же…

Тогда вконец отчаявшаяся женщина поделилась проблемами с проживающей напротив соседкой и попросила на всякий случай понаблюдать за окружающей ее действительностью посредством замочной скважины. И надо сказать, что апробированный метод дал свои плоды.

Уже с раннего утра старушка, не отрываясь ни на миг, глазела в отверстие. И увидела такое… Стоило Марье Петровне выйти из квартиры и закрыть дверь, как к той же двери кошачьей походкой подкрался некто Федя, сосед, проживающий этажом ниже, хотя и малый ростом, но большой любитель выпить. Затем из этой самой металлической двери оба выпивохи вывинтили глазок-окуляр и в образовавшуюся дыру «арестант» передавал на волю скрученную в трубочку денежную купюру.

Далее все происходило по, видимо, четко разработанной схеме. Федя бежал в магазин, покупал бутылку водки, подходил к двери, вставлял в бутылку трубочку, другой конец которой просовывал в упомянутую выше дыру. А что было дальше, легко догадаться…

Остатки Федор допивал сам. Окуляр ввинчивался на прежнее место, и друзья шли отдыхать…

Да, за подобными примерами ходить далеко не надо. А еще лучше вообще за ними никуда не ходить. И пусть дурные эти примеры не окажутся заразительными!

А вот еще интересный вопрос: пьют ли животные?

Если верить выражению «напился как свинья», то да. Хотя лично я никогда не видел пьяную хавронью. Зато видел пьяного кота. Как известно, главная кошачья слабость – это валерьянка. Она – для хвостатого алкаша что рюмка водки или стаканчик доброго бургундского. Учуяв запах валерьянки, котяра не видит и не слышит уже ничего и никого и издает звуки хищные, протяжные, имеющие мало общего с привычным всем мяуканьем. Все деяния данного четвероногого создания устремлены лишь на пузырек вышеупомянутого лекарственного препарата.

Конечно, мне могут и возразить: мол, не все коты – алкоголики и встречаются в семействе кошачьих и вполне добропорядочные и трезвые существа. Наверное, так оно и есть, но наш котофей Тихон явно таковым не являлся и порой напивался до состояния нестояния даже на четырех лапах.

Возникает вопрос, как же котяра добывал сии драгоценные капли… Ведь Тихон неоднократно был замечен в горизонтальном положении, а рядом с ним валялась опустошенная емкость из-под популярного лекарственного средства. Это тем более удивительно, поскольку пузырек был спрятан от кошачьих глаз на самую верхнюю полку кухонного гарнитура. Получается, что в поисках алкоголя кот взбирался на шкаф, лапой приоткрывал верхнюю дверцу и с помощью какого-то акробатического приема оказывался внутри, откуда и повергал наземь все лекарства. Далее Тихону оставалось вынюхать среди прочих нужный флакон, прогрызть пробку и получить желаемый результат.

Да что там коты. Выпивохами порой становятся и другие животные. Сам лоб в лоб сталкивался с самым настоящим козлом подшофе в районе, куда был направлен на практику. А дело было так. Нас, трех студентов, поселили в доме некой старушки неопределенного возраста. Неопределенного до такой степени, что и сама старушенция вряд ли помнила, сколько ей лет. Тем не менее старушка хорошо помнила другое – секреты приготовления самогона. Отходы производства бабка сваливала во дворе, где данное добро поедалось козами и козлами, а также склевывалось птицами. Особенно усердствовали в трапезе козел и петух, которые к вечеру нажирались до такой степени, что рогатый в беспамятстве валился перед самым крыльцом, а предводитель куриц после неоднократных попыток взлететь на плетень, издав некий совсем не петушиный крик, камнем падал наземь.

Но, как оказалось, не только козлы поступают по-свински. Однажды, приехав в сад, я застал странную картину. Под большущим кустом вишни увидел стаю дроздов, которые, несмотря на все усилия, никак не могли взлететь и то и дело шлепались на землю, не обращая на меня никакого внимания. Как потом оказалось, птицы вдоволь наклевались переспелой ягоды. Да так наклевались, что отменили все свои полеты до самого вечера…

Пришлось и мне отложить все дела и сторожить пернатых, отгоняя от легкой добычи котов.

И все-таки как хорошо, что мы живем не где-нибудь в Африке или Индии! Там выпивохи-слоны в поисках спиртного уничтожают на своем пути целые поселения, валят деревья, электроопоры и т.д. Так что на этом фоне выходки кота Тихона и безымянного козла – просто детские шалости…

И еще одна поучительная история на данную тему.

У одного знакомого жила-была овчарка. Нормальная собака была, непьющая, чего не скажешь о хозяине. По пути домой или из дома тот обязательно пропускал кружку-другую пива, а заодно стал подпаивать и собаку. Та вначале отказывалась от подобного угощения, но, за неимением альтернативы, вынуждена была пить. И вскоре до того привыкла, что сама пулей неслась к пивному киоску, где выпивохи угощали хмельным напитком. Кончилось, однако, печально. В пьяном виде собака попала под машину…

Так что думайте сами, пить вам или не пить. И стоит ли угощать хмельными напитками своих питомцев.

А теперь вопрос на засыпку.

Как вы думаете, могут ли несколько капель водки стоить полторы тысячи рублей, а то и более?!

Оказывается, может.

А вышло так, что мы оставили без присмотра свои мобильники почем зря! Счастливым моментом тут же воспользовалась кроха-внучка, от которой мы все это время прятали данные средства человеческого общения. Счастье маленького существа заключалось в том, чтобы вдоволь наиграться аж тремя телефонами, нажать на них все кнопки, кои было возможно, а напоследок помыть все это в тазике с водой…

И хотя телефоны были чисты, как никогда, и выглядели как новенькие, ни один из них почему-то не работал. И напрасно мы просушивали свои технические штуковины с помощью фена и батареи парового отопления, ничего не помогало. Телефоны были абсолютно глухи к нашим мольбам, просьбам, уговорам…

Выход из создавшегося положения был только один – отнести глухонемые телефоны в ремонт, что я незамедлительно сделал. Но отнести – еще не значит сдать, потому что за ремонт с меня хотели слупить сумму, сопоставимую со стоимостью нового телефона. Одним словом, за каждый мобильник попросили по полторы тысячи рублей, утверждая при этом, что это еще дешево и что у меня сгорели микросхемы, испортился дисплей и много еще чего…

И тут меня осенила совсем уж удивительная мысль – а не попробовать ли мне один эксперимент? Я вдруг вспомнил про бутылку водки, припасенную на всякий случай для гостей, распечатал ее и влил содержимое в телефоны, в те места, где вставляется зарядное устройство. Не подумайте, что влил всю бутылку. Правильнее было бы сказать, что закапал пипеткой.

Уж не знаю, что творилось внутри телефонов и какие муки похмелья выпали на их долю, но только наутро произошло то, что согласно законам физики не должно было произойти. Весело зазвенели, затренькали, запели сразу три телефона и тренькают до сих пор. Вот и получается, что несколько капель водки сэкономили мне в общей сложности около пяти тысяч рублей, и мне тоже кое-что перепало…

На этом можно было б поставить и точку, но данная история получила неожиданное продолжение. У одного знакомого тоже случились проблемы с телефоном. Посоветовал ему уже испробованный рецепт. И что вы думаете, получилось! Правда, есть одно «но». Водку он заливал перед каждой зарядкой. Причем с каждым разом телефон требовал горячительного напитка все более и более. Видно, понравилось!

Но как все-таки излечить человечество от пагубной привычки? Советов великое множество. Помню, мы попытались избавить от этого одного родственника с помощью следующего, прочитанного в одном журнале рецепта. В бутылку водки надо было добавить десять клопов, но не домашних, пахнущих коньячком и обитающих в щелях, диванах, коврах, а из числа тех, что водятся в садах на листьях малины, смородины. Ну, такие зеленые, похожие на небольших жучков. А может, они и есть жучки, кто их знает, я не ботаник, еще не так скажешь, будут потом попрекать… Но, думаю, вы меня поняли, ибо смердят они будь здоров! Задача заключалась в том, чтобы найти и собрать данное количество этой мерзопакостной штуковины… Чем мы и занялись. Но, как это всегда бывает, данные насекомые, коих всегда в избытке, куда-то запропастились. Мы ползали на коленках, осматривая каждый кустик и листик, радуясь по-детски каждому найденному экземпляру. На поиск полного комплекта драгоценных насекомых ухлопали не один час…. Еще месяц настойка на клопах находилась в потайном месте, покуда не приобрела весьма приятный зеленоватый оттенок.

И вот наступил волнительный день, когда заветный пузырек, с которым связывалось столько надежд, извлекли из темницы. Был найден какой-то повод, чтобы Андрею, ради которого все это и было организовано, налить до самых краев большую рюмку исцеляющей от алкоголизма настойки. Последний никак не ожидал такого подарка судьбы, поскольку такие подарки от него всегда прятались.

Мы все, с трудом сдерживая эмоции, наблюдали за данным историческим событием, которое на всю жизнь должно было отбить у любителя выпить эту любовь. Андрюха в мгновение ока опустошил рюмку. Мы замерли в томительном ожидании. Какова же будет его дальнейшая реакция?! Впрочем, ожидание было не таким уж и долгим. Андрюха покосился на бутылку и произнес: «Классная штука!»

Больше подобных экспериментов мы не ставили…

Да простит меня читатель, но никак не могу не поведать тебе и о такой истории!

Лет сорок тому назад мне, в то время студенту БГУ, довелось проходить практику в газете «Вечерняя Уфа». Как известно, в редакцию приходит множество писем, одно из которых показалось интересным. Речь в нем шла о некой старушке, проживающей по улице Степана Халтурина, возраст которой якобы перевалил за сто лет и которая замечательно поет, собирая вокруг массу народа. Мне и поручили проверить, так ли оно на самом деле и не скрывается ли под маской слишком пожилой бабки какая-нибудь молодая особа, выпускница московской или какой другой консерватории …

Еду по указанному в письме адресу, нахожу пятиэтажку, поднимаюсь на последний этаж. Дверь открывает маленькая сгорбленная неопределенного возраста представительница прекрасного пола. Рассказываю о цели своего прихода. К моему немалому удивлению, бабушка оказалась всего лишь дочерью упомянутой в письме старушенции и к вокалу не имела ни малейшего отношения. Но то было лишь начало, удивляться в тот день мне пришлось неоднократно.

Я бы вам не советовала писать про мать, – категорически заявила бабка. – Матушка ведет себя не совсем достойно…

Это почему же? – невольно вырвалось из моей чистой студенческой груди.

А потому, что злоупотребляет спиртным! – многозначительно выдала дочь.

И давно?

Раньше не так, а в последнее время всю пенсию пропивает.

Как же? В таком возрасте? Ей и вправду сто лет?

Не сто, а сто два! – поправила меня дочурка.

А сколько тогда вам?

Да девятый десяток пошел…

А как же у вашей мамаши проблемы со здоровьем?

Никак. За всю свою жизнь она и у врача не была. И без очков обходится, и слышит отлично…

И плюс к этому еще и поет?!

Поет, поет, только когда выпьет. Без бутылки к ней лучше не подходите…

Естественно, что все вышесказанное только укрепили мое желание воочию убедиться в существовании легендарной старушки с учетом даже некоторых отрицательных штрихов из ее биографии. В конце концов, любить или не любить зеленого змия – это личное дело каждого, главное, как говорится, чтобы человек был хороший…

Пришлось раскошеливаться и выкраивать из более чем скромной стипендии средства на приобретение некоего столового вина.

И как показали последующие события, выбор был сделан удивительно правильный, потому что именно это зелье старушка предпочитала и шотландскому виски, и бургундскому и даже многозвездочному армянскому коньяку.

С такой вот драгоценной ношей в дырявом внутреннем кармане и входил я в комнату, где проживала… Почему многоточие? Потому, что, честно говоря, за давностью лет я напрочь забыл, как же звали старушенцию, хотя своими руками держал в руках паспорт, из которого следовало, что последняя недавно отметила сто второй день рождения.

Что же из себя представляла именинница?

На фоне некой доисторической декорации, состоящей из выцветших штор, мебельных нагромождений в виде допотопных комодов, шкафов, поломанных стульев и прочей рухляди, на сундуке восседала самая настоящая Баба-яга. Да простят меня женщины за такое сравнение, но в тот момент мне именно так и показалось. Если к этому добавить, что в комнате царил полумрак, по углам, как в лесу, висела паутина, а пол, похоже, не мылся со дня революции, то ассоциация с избушкой на курьих ножках была полная. Мне стало как-то не по себе, потому что от Бабы-яги, как известно, ничего хорошего ждать не приходилось. Тем временем маленькая сгорбленная старушка с поролоновыми морщинами на лице и кривым носом, заросшим бородавками, с любопытством разглядывала меня глубоко посаженными шустрыми и даже озорными глазенками. Я засмущался, не зная с чего такого начать разговор. Дабы как-то разрядить ситуацию, достал из кармана драгоценную бутылку и скромно произнес: «Это вам!»

Лицо старушки озарило то, что мы называем улыбкой, дама даже малость подвинулась на сундуке и предложила сесть рядом…

Стаканчик бормотухи был с благодарностью принят вовнутрь. Как вскоре выяснилось, у бабки с утра побаливала голова не столько от пережитого, сколько от перепитого. Теперь же все стало на свои места, старушка без всякой моей просьбы и даже не объявляя репертуара, затянула некую бесконечно песню. Хотя надо отдать ей должное, пела она действительно хорошо и необычно. То было так называемое уникальное горловое пение, когда исполнитель извлекает сразу две ноты одновременно, образуя таким образом двухголосное соло. При этом рот у бабки был открыт не широко, губы чуть втянуты внутрь, а звуки, представляющие собой нечто среднее между «а» и «э», рождались в горле и разобрать, о чем старушка поет, было просто невозможно. Терпеливо дослушав до конца, я зааплодировал и аж до самых краев наполнил старушке новый стакан, после чего последняя любезно ответила на мои вопросы. Естественно, что самый первый касался секретов долголетия.

Да какие тут секреты, к врачу не хожу, вот и все!

Почему не ходите? – выпытывал я.

А что в них проку, ежели что приболит, так я лучше лука поем и молока попью.

От всех болезней?

От всех, а коли сильно болит, еще больше лука ем и босиком все время хожу…

А как же спиртное?

Раньше не пила, недавно только попробовала.

Ну и как, понравилось?

Ты лучше наливай!– пробурчала старушка.

Так ведь вредно для здоровья?

Это для твоего вредно, а для моего нет… Мне терять уже нечего, – мудро заметила бабка.

Вскоре после этой незабываемой встречи я подготовил для редакции материал про старушку-долгожительницу, но публиковать его не стали. Видно, решили подождать, когда старушка бросит пить…

Но бывают случаи, когда некоторые товарищи бросают пить навсегда.

Один мой родственник всю жизнь прожил на селе, помаленьку поднимаясь по ветхой служебной лестнице, и в советское время дорос до директора подмосковного совхоза. Наверное, работал неплохо, если совхоз стал передовым и туда часто по обмену опытом приезжали различные делегации из других республик и даже стран. Казалось бы, Анатолий достиг всего, о чем бывшему деревенскому пацану можно было только мечтать. Была у него и машина, и добротный дом, и скотина разная. Но когда я задал Анатолию вопрос, доволен ли тот своей работой, в ответ услышал: «Сил моих больше нет!..»

Как это?! Молодой, здоровый, цветущий? – удивился я.

Эх, тебя бы на мое место, посмотрим, сколько б ты выдержал…

Тогда давай меняться, я тебе даю свой стул, а ты мне – свое место, – пошутил я.

С удовольствием. На стуле себя чувствуешь гораздо увереннее. А главное, на него уже никто не будет претендовать, разве что какая-нибудь табуретка…

Вот примерно такой диалог развился у нас, постепенно переходя в область некоторых элементов мебели…

И все-таки не могу понять, куда подевались твои богатырские силушки?! – не унимался я.

Куда-куда… – раскудахтался Анатолий. – А все туда же. Ты вот скажи, на работе пьешь?

Нет,– чистосердечно признался я.

А дома?

И дома не пью.

А что же ты тогда делаешь? Здоровье свое бережешь?

Нет, смотрю, как пьют другие и чем закусывают.

А я вот не смотрю, а на меня смотрят все. Каждый день по две-три делегации, и всех надо кормить, поить и самому пить. Пока пьешь, вроде бы свой парень, а не пьешь, уже на тебя косятся, не общаются… А здоровье оно не железное, да и железо ржавеет… Вот и возник вопрос, пить или не пить!

И что же ты выбрал?

Да пока думаю…

Впрочем, думал Анатолий недолго, бросил пить и вскоре… уволился по собственному желанию.

Так что, уважаемые друзья-алкоголики, берите пример с моего родственника!

Но сколь ни безгранична данная, близкая всем тема, чувствую, что и мне и вам она начинает приедаться. И потому, как говорила одна знакомая, давайте сделаем музыкальную паузу и поговорим опять же о музыке! А почему бы и нет?

Соприкасался ли с ней? Пару раз было. Первыйкогда в составе четырех человек тащил пианино на седьмой этаж, второйкогда волок пианино в том же составе с седьмого этажа. Да еще по молодости использовал гитару в качестве ударного инструмента, отбиваясь от хулиганов. И на тот раз музыка помоглаПожалуй, и все.

Конечно, от музыки сегодня никуда не звукоизолируешься, если даже будешь затыкать уши пальцами. Музыка просачивается сквозь наши стены так же легко, как это делают тараканы. Но если тараканов еще можно вытравить, то как бороться с музыкой? Конечно, мы имеем в виду не всякую музыку, а лишь ту, назойливую, как комар, и громкую, как вой сирены. Хотя весь вопрос в том, является ли все это музыкой

Про звукоизоляцию это я не случайно. Да и какая должна быть стена, если над тобой соседка тоже соприкасается с все тем же миром музыки с помощью пианино. И мне очень жалко пианино, над которым происходит такое насилие. Тут и Великая Китайская стена не поможет. И, как ни затыкай уши, как ни зарывайся под подушку, музыка тебя достанет в любом месте. Ладно б еще днем, а то от соседки мы не знали покоя и ночью. И вообще было непонятно, когда же последняя отдыхает, а значит, вместе с нейвесь дом.

Конечно, и жильцы не сидели сложа руки. С любительницей поиграть на пианино проводились профилактические беседы, народ строчил на нее жалобы в разные инстанции, просто стучал по водопроводной трубе. Но бабенка попалась на редкость скверная и не реагировала ни на что. Нашей семье от сей музыки доставалось более всего

И тут вдруг в голову пришла очень простая мысльотомстить соседке тем жеЗаранее обговорил коварный план с другими соседями, которые единогласно поддержали меня, а затем одновременно врубили на полную мощь свои приемники, проигрыватели, музыкальные центры. Я же прикрепил акустические колонки к самому потолку и вместе со всеми покинул на несколько часов помещение. Такой музыкальной паузы вполне хватило для того, чтобы назойливая соседка сделалась вдруг такой же шелковой, как пионерский галстук или китайский халат

Настоящим же праздником для всех жильцов был момент, когда черный ящик, он жепианино, сыграв свое, был погружен в кузов газельки и отбыл в неизвестном направлении вместе с хозяйкой

Но в то время как одни избавлялись от музыкальной рухляди, другие, наоборот, приобретали. Был свидетелем удивительного случая. В один из многоэтажных домов привезли роялькуда более грозное музыкальное оружие, чем пианино. Несмотря на кажущуюся элегантность, штука эта не лезла ни в какие ворота, двери, лифтИ в узкие лабиринты коридора тоже не могла втиснуться. Но, как известно, выход есть даже там, где нет входа. И на этот раз народная смекалка подсказала до гениальности простое решение. Бедный рояль повязали веревками и начали поднимать наверх по внешней стороне здания.

За всем этим, затаив дыхание, наблюдала толпа зевак, включая и автора этих строк. Стояла удивительная и подозрительная тишина, которая бывает разве что в минуты прискорбные. Все ждали чего-то необычного. Даже привычного мата и то не было слышно. Чуть в стороне мальчуган лет пяти с полной тоски глазами смотрел на поднимающееся кверху музыкальное изделие. Как вдруг одна из веревок, страхующих рояль, то ли оборвалась, то ли развязалась, и музыкальный инструмент начал раскачиваться на уровне пятого этажа. Толпа расступилась и правильно сделала, потому что еще через несколько минут творение неизвестных музыкальных мастеров рухнуло вниз….

При этом произошло нечто подобное взрыву. Только это был необычный взрыв, взрыв музыки, в котором принимали участие все ноты, все элементы, которыми был напичкан рояль: струны, пружины, прочие металлические штуковины. Ничего подобного в своей жизни я не слышал. Звенело все как-то торжественноРояль уходил из жизни, исполнив, может быть, лучшее свое произведение!

Но как осветилось улыбкой лицо мальчугана, которому, оказывается, и предназначался данный инструмент!

Ура!возликовал тот.Завтра не пойду в музыкальную школу!

Но радость оказалась недолгой.

Пойдешь, сынок, пойдешь, еще как пойдешь! – строго выдала мамаша. – Завтра же купим тебе скрипку.

И еще один интересный факт. Оказывается, император Николай I не любил слушать музыку и придумал одно из наказаний для офицеров – их ставили перед выбором: слушать оперы Глинки или отправляться на гауптвахту… Большинство предпочли второе.

 

* * *

Лично я с китайцами не знаком, как-то не приходилось. Да и негде было мне сталкиваться с китайскими товарищами. Хотя жители Поднебесной по численности впереди планеты всей. Но, как говорится, еще не вечер. И очень может быть, что однажды мы ляжем спать в России, а проснемся уже в Китае. Нет, я вовсе не шучу. Вот приехал друг из Приморского края, где не был лет двадцать, и на мой вопрос «Ну и как там?» ответил одной фразой: «А никак. Везде одни китайцы. И что не китаец, то торговая точка или ресторан. И на полях тоже китайцы. И выращивают там такой урожай, что нашим и не снилось…» Правда, к этому надо добавить, что после китайцев на этих самых полях больше уже ничего не растет. То же и с тайгой. Пилят все подряд и бесконечными эшелонами отправляют к себе, где эта древесина превращается в евровагонку и продаётся опять же нам…

Конечно, россиянам много чего не снится, потому что спим мы достаточно крепко, да и просыпаться не больно-то охота. А потому китайцы под шумок вывозят и наш чернозем, и рыбу, и уссурийских тигров перестреляли, и воду уже хотят с Байкала по трубам к себе гнать, а Амур-батюшку превратили в филиалы своих химзаводов. Недавно одна знакомая, работающая в заповеднике на Дальнем Востоке с барсами, рассказала, что если тигр или барс, не дай бог, окажутся на китайской стороне, обратно уже не возвращаются, и вовсе не потому, что там хорошо…

Но что это я все про китайцев и про китайцев. Больше говорить не о ком? Можно, конечно, рассказывать и о японцах, и о корейцах. Но японцы как бы далеко, а китайцы – не очень…

И еще хочу сказать, что мы, россияне, наверное, самые счастливые, потому что те же китайцы все за нас делают. А счастливые, как говорится, часов не наблюдают.

Кстати о часах. Дело было в самом начале лихих 90-х годов. На бензозаправке ко мне подошел явно не здешний, очень даже усатый товарищ и предложил по дешевке купить якобы швейцарские часы. Уж не знаю, что блестело сильнее, часы или же мои глаза. Наверное, и то, и то.

«Нечем машину заправить, – глаголил усач, – с жарких краев еду, последнее отдаю, от себя отрываю. Но, что поделаешь…» И глянул на меня так, что казалось, слеза выскользнет из уголков карих глаз и, прокатившись по роскошным усам, шлепнется об асфальт, как шлепается с сосульки капель.

И хотя у меня самого с деньгами было очень даже туго, я отдал незнакомцу все до последнего рубля, оставив без корма как себя, так и собственный автомобиль. Но радость созерцания импортного циферблата была не долгой. Не прошло и пяти минут, как стрелки часов остановились, и, похоже, навсегда. Этого времени вполне хватило незнакомцу, чтобы смотать удочки, а я остался один на один с остановленным мгновением, хотя оно и было далеко не прекрасным…

При ближайшем рассмотрении часы оказались не совсем швейцарскими, хотя от знаменитой фирмы отличались одной лишь буквой. Так я впервые познакомился с китайским ширпотребом.

В дальнейшем это знакомство расширилось до магнитофонов, видеоплееров и даже телевизора. Но опять же, одна малозаметная буква делала свое дело. Все внешне очень походило на «Филипс» и даже «Сони», но лишь внешне. Внутри если чего и было, то никоим образом не отвечало содержанию. Да и от пластмассы исходил столь едкий запах, что заглушить его не мог даже такой наш народный парфюм, как тройной одеколон. Мой магнитофон, якобы «Филипс», не проработал и трех месяцев, телевизор вообще ничего не изобразил на своем экране. А уж про предметы такой бытовой техники, как электродрель, лобзик, болгарка и говорить не приходится….

Но спустя каких-нибудь пятнадцать лет все круто изменилось, в том числе и в моем сознании.. Сегодня у меня в квартире опять китайский телевизор, китайский мобильник, китайский компьютер… И телевизор этот показывает превосходно, хотя подчас и показывать нечего, в том смысле, что из 100 программ и смотреть то не на что. Но это уже другой вопрос.

Я пригляделся и к другим мало заметным предметам и вдруг обнаружил, что почти все они также были из Поднебесной. Итак, произведенными в Китае оказались холодильник, стиральная машина, микроволновка, чайник, кастрюли, электробритва, швейная машина, подушки, плед, картины, авторучки, карандаши, скребки, отвертки, молоток и даже иголки и лампочки, все без исключения игрушки, включая чисто нашу Бабу-ягу, Колобка и косящего под китайца зайца…

И это еще не все, даже традиционные матрешки, балалайка, деревянные, раскрашенные под хохлому ложки были китайскими. Слава богу, что китайцы пока не научились делать курай или кумыс. Но кто знает?..

Данный список можно было продолжать, сколь душе угодно. А душе угодно очень много и угождают ей опять же китайцы. Не говоря уж об одежде. Так что сегодня китайцы нас и одевают с помощью все той же иголочки и обувают тоже. И мы от всей души должны благодарить китайского товарища за наше счастливое и светлое, как китайская лампочка, будущее…

Недавно купил пару миниатюрных книжек Пушкина и Лермонтова. Замечательное издание. Правда, выпущено опять же не у нас, а… в Китае…

Единственно, что китайцы никогда не смогут сделать, так это наши родимые «жигули». Уж здесь-то мы просто недосягаемы, потому что такое им и в голову не придет!

 

 

* * *

 

Дело было в одном из дальних уголков нашей республики, куда мы с супругой приехали по путевке в дом отдыха. Место просто райское, рядом огромное озеро, тайга, горы… Правда, погода особо не баловала, но все равно и на нашу долю выпадали тепленькие денечки. Так вот грибов в этих местах было видимо-невидимо. Они росли прямо на территории дома отдыха – грузди, подберезовики, маслята. Но мне очень уж хотелось найти белый гриб. Тем более что некий отдыхающий каждый день являлся из леса с огромной корзиной отменных боровиков, которые резал и сушил прямо на асфальтированной дорожке. Однажды я все-таки упросил данного товарища взять с собой. Последний, как потом выяснилось, оказался жук еще тот.

Вначале все было очень даже ничего. Я нашел несколько прекрасных белых грибов, которыми просто залюбовался. И покуда внутри меня все ликовало и каждая клеточка организма наполнялась радостью и восторгом от одного вида такого вот замечательного произведения природы, этот мужичок быстренько срезал остальные грибы. При этом он вряд ли испытывал какие-то поэтические чувства и незаметно растворился в тайге, не желая выдавать другие места. Я пытался докричаться, но, кроме дремучего леса и вековых деревьев, меня никто не слышал. В лесу было сыро, вдобавок ко всему заморосил дождь. Я брел и брел, не зная куда, и очень скоро понял, что заблудился. Никаких тропинок, никаких следов. Я запаниковал и, выбрав огромную сосну в виде ориентира, стал двигаться от нее в разные стороны… Результаты оказались одинаковыми, а точнее, никаких результатов не было, каждый раз я возвращался к сосне. Наконец решил залезть на дерево, чтобы взглянуть сверху на окруживший и взявший меня в плен угрюмый и молчаливый лес. Не буду описывать, каких трудов мне стоило залезть на вершину огромного дерева, скажу только, что увиденный пейзаж меня ничуть не вдохновил, ибо вокруг была необъятная и бескрайняя, как море, тайга. К тому же начало смеркаться, а дождь усилился, я решил остаться на дереве на всякий случай и переждать до утра. А что мне еще оставалось делать?! Правда, ночевать на дереве по примеру обезьяны было не совсем комфортно. Да и о каком комфорте могла идти речь, если я, изнеженный городской жизнью, ничего другого не знал, как тепло мягкой перины и не менее мягкой подушки. В подобной ситуации оказался впервые, ориентироваться по мху, звездам, солнцу тоже как-то не приходилось. Да и где этот мох, это солнце или же звезды?! Вот и сидел на дереве, подобно Буратино, как жену чужую обнимая сосну и вслушиваясь в ночную тишину. Хотя тишина была относительной. Но еще больше я переживал за свою супругу, ведь мы только что поженились, поэтому я знал, что она наверняка подняла на ноги весь дом отдыха и что меня ищут….

Не спал и лес. Я вдруг почувствовал, что волею судьбы оказался среди другого, незнакомого и непонятного мне мира и что деревья, будто живые существа, разглядывают меня, пристально наблюдают за каждым моим движением, общаются между собой, наклоняются круг к другу, о чем-то разговаривают. Всем своим существом я ощутил, как от дерева исходит какая-то пульсирующая энергия, которая проникала и в меня. Старое дерево кряхтело своими деревянными суставами, будто задавая вопрос: кто я такой и что я делаю здесь глубокой ночью? Казалось, оно стремилось схватить меня своим корявым, похожим на костлявую руку суком. Я был здесь совершенно чужой, беспомощный.

Дождь прекратился, и случайная луна еще более усиливала во мне чувство тоски. Вдобавок ко всему совсем рядом захлопала крыльями и уселась на дерево сова, издав гулкое уханье. Я вздрогнул, но даже порадовался, что теперь у меня появилась хоть какая-то соседка. Я смотрел на сову, на ее огромные, будто наполненные лунным светом глаза и понемногу успокаивался…

Так вот и докоротал время до мутного рассвета. Не буду описывать все краски новорожденного дня, ибо это уже тысячи раз делали другие. Да и не до красок мне было. Кое-как слез с дерева, мокрый, голодный, холодный и побрел, опять же не зная куда… Вдруг до меня донесся звон колокольчика. Я подумал, что звенит в моей голове. Но звук множился, приближался и становился все более чистым и звонким. Да откуда ж ему тут взяться?! – подумал я, а сам уже бежал на этот вселяющий надежду радостный звоночек. И совсем скоро увидел лошадь с привязанным на шею колокольчиком, на которой сидел седой бабай. Я приветливо помахал рукой, в то время как бабай, увидев меня, всего мокрого, дрожащего от холода, лишь покачал головой и, подъехав поближе, спросил, как я здесь оказался. Внимательно выслушав мой наполненный жуткими подробностями рассказ, бабай произнес: «Видно ты в рубашке родился, хотя и мокрой, потому что здесь, кроме волков да медведей, никого больше не встретишь. А то, что мы с тобой сошлись, Аллах помог. Я по этой дороге раз в году езжу до ближайшей деревни. Хотя какая дорога, я-то здесь каждое дерево знаю. А вот ты совсем в другую сторону шел. Отсюда до твоего дома отдыха, пожалуй, километров десять будет… Давай-ка согрейся…»

Бабай достал из мешка термос, налил мне удивительно душистого, настоянного на травах чая, отломил большой кусок хлеба. Потом с доброй улыбкой поглядывал, с какой жадностью я уплетаю все это.

А теперь залезай на лошадь! Умеешь?

Как-то не приходилось… – чистосердечно признался я. – Вот на трамвае ездил, автобусе ездил, поезде тоже было дело.

Ну вот на лошади прокатишься, да еще с ветерком! Что там ваши трамваи! На всю жизнь запомнишь!

Вот ведь как бывает. Практически, чуть ли ни в один день судьба свела меня с двумя людьми. Но такими разными. Про одного я всю жизнь вспоминаю с добром, а про другого даже не хочется вспоминать…

Добром вспоминаю и соседку тетю Дашу, которой было за восемьдесят. От нее услышал простые и мудрые слова: «Добро делают молча».

Всю жизнь проработала она на заводе, и сколько ее помню, все время хлопотала. То мыла в подъезде полы, то подметала дорожки во дворе, то сажала цветы, то поливала. И все это совершенно бескорыстно. Однажды я застал ее поздно вечером с лопатой в руках.

Тетя Даша, что вы делаете в столь поздний час? – вырвалось у меня.

Завтра увидишь…

Утром все увидели посаженные на клумбе цветы…

Прошло годы, тети Даши давно уже нет в живых, но каждый год огромные кусты пионов, пробудившиеся от зимней спячки, вспыхивают яркими пышными цветами, напоминая об этой замечательной соседке. И вот недавно, опять же вечером, я увидел у подъезда молодую женщину с лопатой. Не сразу разглядел в потемках ее лицо, а когда пригляделся, узнал соседку Татьяну.

Танюш, ты чего так поздно?

Вот, вышла подышать свежим воздухом, – ответила соседка и взялась за лопату.

Утром все увидели высаженные на клумбе петуньи…

Доброта, вот что объединяет этих замечательных женщин, которым так хотелось донести до нас красоту и приблизить ее к нашему старенькому дому. И доброта эта, как искорка, зажигала уже других, и каждому хотелось приумножить ее – и взрослым, и детям. Под окнами появлялись все новые цветы и деревья, а территория доброты увеличивалась.

К числу таких людей я бы отнес и своих родителей. Помню, как однажды рано утром отец разбудил меня и сказал: «Одевайся скорее, пойдем спасать деревья…» Как потом выяснилось, работники ЖЭУ привезли саженцы и бросили их умирать. Был октябрь, шел снег с дождем, мы весь день копали ямы и по уши в грязи сажали эти березки. Жильцы поглядывали на нас как на не совсем нормальных и посмеивались. Потом я сильно простудился и месяц не ходил в школу. Из всех березок прижилась одна. Но я был бесконечно рад, когда увидел на ее ветках сережки и листики…

Доброта. Наверное, это самое главное наше слово, с которого все и начинается, ибо доброта созидает, множит доброту, и только добрыми глазами можно любить, видеть красоту и нейтрализовать зло.

Недавно знакомая рассказала такой эпизод. Их три сестры-пенсионерки, живут вместе, все лето в саду. Домик старенький, ступеньки прогнили, помочь некому. И тут вдруг подъезжает «газель», оттуда выходят двое парней с инструментами в руках и на глазах изумленных женщин ломают это крыльцо. Те даже слова не успели сказать, а парни уже достают из машины доски и сколачивают новые ступеньки. И это не все. Из той же машины ребята выгружают мотоблок и вспахивают участок…

Сестры не поверили своим глазам, все произошло как в сказке. Спросили только: «Сколько мы вам должны?» В ответ услышали: «Нисколько»…

Для них это так и оставалось загадкой. Но потом случайно узнали, что прислал этих добрых молодцев их новый сосед Нияз. Он тоже делал добро молча.

Однажды мне очень захотелось отблагодарить продавца за хорошее обслуживание, вежливое отношение к клиенту, то есть ко мне. Попросил у нее некую книгу, куда хотел вписать вдохновенные строки в ее адрес. Но тут вдруг испуганная представительница мира торговли произнесла:

Прошу вас, не делайте этого. У нас не принято писать благодарности. За это нас ругают…

Это почему же? – недоумевающе спросил я.

Потому что подумают, что написал кто-то из знакомых, чтобы мне дали премию… Вот если заведующая разрешит, тогда…

Я направился в кабинет заведующей. Последняя встретила меня взглядом, которым легендарная Анка-пулеметчица наповал косила и белых, и красных.

А вы кто такой будете? – спросила дама после некой паузы.

Я подробно изложил как цель своего прихода, так и всю свою биографию. Даже паспорт показал.

Странный вы человек, Леонид Алексеевич, – произнесла завмаг. – Ходите тут, людей от дела отрываете. Никакой книги жалоб я вам не дам, поскольку она предназначена для других целей, то есть для написания жалоб. Вам все понятно?!

Хорошо, тогда я напишу жалобу на вас…

И все-таки, несмотря ни на что, я глубоко убежден, что хороших людей куда больше. Просто в суматохе мы многое не замечаем, нам некогда остановиться, чтобы помочь переходящему дорогу слепому или спешащему в школу малышу, мы порой как бы стесняемся своей доброты, мол, еще не так поймут, поэтому на всякий случай ускоряем шаг и отворачиваемся от всех проблем. А если все-таки остановиться, протянуть руку ближнему, улыбнуться, сказать доброе слово, на которое вам ответят тем же… И слово это еще долго будет вас согревать даже в самую холодную погоду.

Поведал о добре, а теперь расскажу о таком пороке человечества, как жадность, той самой, из-за которой мне пришлось заночевать на дереве.

После окончания университета мы, будущие офицеры, были на военных сборах в Тоцких лагерях. Место, как говорится, не самое лучшее, не то степь, не то пустыня. Именно здесь, на полигоне, испытывали первую атомную бомбу. Жарища жуткая, а 1975 год вообще выдался рекордным по температуре. Жили мы в палатках, примерно по десять человек. Естественно, что и питание было не самое лучшее. В завтрак, обед и ужин кормили исключительно одной перловой кашей. Но с голодухи что не слопаешь… Правда, как скоро оказалось, не все питались одной кашей. Были и исключения. Так вот, однажды среди ночи раздался дикий крик. Мы зажгли фонарик и увидели, что наш товарищ задыхается. Изо рта буквально вывалился опухший неимоверно огромный язык, его всего колотило, а рядом валялась банка сгущенки. Парня немедленно доставили в госпиталь и, к счастью, спасли.

Что же случилось? Глубокой ночью, когда все спали, наш коллега открыл банку данного деликатеса, накрылся одеялом и в гордом одиночестве дегустировал сладость. Но, оказывается, ее любителем были и осы, которых в засушливый год расплодилось неведомое количество. Вот такой «большой полосатый мух» и ужалил бедолагу в самый язык. Так что недаром говорится, что жадность фраера губит…

Или такой пример, хотя какой он пример, скорее, наоборот… В нашем дворе жили две одинокие старушки, всю жизнь проработавшие на оборонном заводе. Занимали они на двоих квартиру с отдельными комнатами. И одна из них заболела. Другая старушка тратила на нее всю пенсию, покупала лекарства, продукты. Одним словом, ухаживала, как могла, сама при этом недоедала…

Но все имеет конец. Старушка ушла в мир иной, и матрац, на котором она спала, двое пацанов потащили на помойку. Как вдруг из него посыпались пачки денег. Их оказалось ни много ни мало – двадцать пять тысяч рублей. Колоссальная для советского периода сумма, на которые можно было в начале семидесятых годов купить пять автомобилей «жигули» и несколько трехкомнатных квартир. Ребята же не взяли себе ни копейки. А все деньги достались племяннику-москвичу, известному режиссеру мультипликатору, который прилетел, когда тетку уже похоронили…

 

(Окончание следует)