Ковер судьбы земной

Ковер судьбы земной
Перевел с лезгинского Евгений Чеканов

СЛЕДЫ МОЕЙ ЖИЗНИ

 

Как хорошо, что мне даются песни,

Иначе как бы с грустью я сражалась?

Как я без них спаслась бы в черной бездне,

Все эти ночи как бы продержалась?

 

Ах, мои песни, дум моих узоры!

Сплетаетесь то так, то по-другому…

Я — как волна в объятиях у моря,

Стремящаяся к берегу сухому.

 

И как бы ни гордилась я собою,

Но море переплыть не суждено мне.

Коль счастье не отпущено судьбою,

То все попытки взять его — никчемны.

 

С ума от безысходности сошла бы,

Когда бы этих песен не слагала.

Страданья путь я песней сокращаю,

Без них давно покой бы потеряла.

 

Мне говорят: ну, как же так случилось,

Что песни твои душу раздирают?

Я отвечаю: счастья не хватило,

Счастливые таких не сочиняют.

 

Когда душа тревожится и ноет,

Я в песню выливаю всю тревогу.

Так прячу я волнение и горе.

Спою — и успокоюсь, хоть немного.

 

Ах, мои песни, жизни моей слезы —

Те, что в глазницах стынут, бессловесны!

Следов судьбы моей искать не нужно,

Вот те следы — вот горестные песни.

 

 

БОЛЬ

 

Глубинам сердца моего

Не скрыть местечка одного.

Забыть бы рада про него,

Но не выходит ничего.

 

В глубинах сердца есть тайник,

Где спрятан каждый тайный миг.

И только я одна пойму,

Зачем он там и почему.

 

В глубинах сердца — тайный ад,

Мои желанья там кипят.

Они запретного хотят,

Они всегда жестоко мстят.

 

И тот тайник всегда со мной,

Бредет тропой моей земной,

И тот тайник всегда саднит,

Всегда горит, всегда болит.

 

Я ненавижу эту боль,

Но я привыкла к ней уже.

И стала эта боль судьбой,

И приросла к моей душе.

 

Мы вместе с ней — как муж с женой,

Что грустно тянут воз семьи

И врозь бредут тропой одной,

Гоня желания свои.

 

 

БУШУЮТ ВОЛНЫ…

 

Какой счастливой я была когда-то,

Как весело смеялась я и пела!

Под дождиком гуляла, как ребенок,

Босая — и ни разу не болела.

 

Не знала я ни горя, ни досады

И беззаботной бабочкой порхала.

Весь этот мир я искренне любила

И ничего от мира не скрывала.

 

О чем мечтала я? Что говорила?

Что делала? Теперь уже не помню…

Веселый табор радости беспечной,

Куда ушел ты, шалый и бездомный?

 

Нахлынули заботы и тревоги,

Пришла печаль… Я вся уже другая.

Сгустились тучи, нет покоя в море,

Бушуют волны, сердце разрывая…

 

 

ЛАСТОЧКА

 

Присядь, касаточка моя,

И песню грустную мне спой.

Ведь ты скиталица, как я,

С такой же горькою судьбой.

 

Так одиноко мне одной.

Порадуй чем-нибудь меня —

Иль запоздалою весной,

Иль негой солнечного дня.

 

Сотри печали мне с лица,

Отбрось далёко-далеко.

Ведь ты разбитые сердца

Умеешь склеивать легко.

 

Опять тоска меня грызет,

И нету сил глядеть в окно.

Я знаю: нынче не придет

Тот, кого жду давным-давно.

 

Присядь, послушай мой рассказ:

Как потеряла я покой,

Как в горький час, постылый час

Душа наполнилась тоской,

 

Как трудно по свету я шла,

Как средь печалей и скорбей

Из ниток грусти соткала

Ковер судьбы земной своей,

 

И как тоскливо я жила,

Как сердце плакало мое,

Какой тяжелый груз несла, —

Про всё мое житье-бытье…

 

Быть может, ты меня спасешь

Из плена грусти и забот.

Ведь так, как ты меня поймешь,

Никто на свете не поймет.

 

Связал нас общею судьбой

Отчизны милой окоем.

Давай обнимемся с тобой

И песню новую споем!

 

 

ЕЩЕ ОДНА ВЕСНА…

 

Еще одна весна приходит нежно,

Даря земле то маленький подснежник,

То чуткую фиалку, и улыбкой

Скользя приветно по юдоли зыбкой.

Шагает мягко по земле родимой

И ветки шевелит рукой незримой.

 

И зерна чувств из пашни ожиданья

Струят ростки, и все наши желанья

Вновь веруют, что жизнь их не обманет.

Пусть тесен путь, но как просторы манят!

Вот бабушка за прялкою — седая,

С иссохшим древом схожая, худая,

Ткет праздничный ковер, вовсю стараясь

Не смять узор и тихо улыбаясь

Весне, подобно малому дитяти,

Не думая о жизненном закате.

 

Еще одна весна приходит ярко,

Даря земле подарок за подарком,

А та смеется, ласкою согрета,

В зеленый бархат пышно разодета.

Вновь птичьи трели над полями мчатся,

Нас побуждая в этот мир влюбляться;

Яран-сувар* в мой край шагает снова,

Неся приметы праздника родного.

Накрытый стол, радушием украшен,

Встречает гостя в каждом доме нашем:

Лезгинский хлеб и сдоба, плов старинный…

Как ты отвергнешь дар души невинной?

Приходит час зажечь костры и свечи.

Эй, молодцы, — вам что, заняться нечем?

К костру бегите, мне без вас тоскливо,

Поговорим за жизнь неторопливо.

 

Пусть расцветут следы наши земные!

Наполним праздник радостью, родные!

О, где вы? Отзовитесь, появитесь,

Весенним дням счастливо улыбнитесь,

С подарками красивыми придите,

Красу души радушной проявите.

Не надо ссор! Пусть явится пред нами

Красавица-весна с ее цветами,

С ее дыханьем и благоуханьем, —

И осчастливит нас своим сияньем!

 

* Яран-сувар — праздник весны у лезгин.

 

 

ОТЧЕГО?

 

Ты сердцем чист — так отчего ж

Всегда себя ругать готов?

Коль грудью за народ встаешь,

Так будь всю жизнь страдать готов.

 

Ты не затеивал бузу,

За честь — и умирать готов,

А вот крикун — и за козу,

Как за корову, брать готов.

 

Мой плов стал кашею простой,

Мой сад — делянкой стать готов,

А кто просился на постой,

Меня из дома гнать готов…

 

Златых деревьев насажай,

Сто добрых дел насовершай,

Но если ты лезгин, то знай:

Все вины будь признать готов!

 

 

ПОТОК ЛЮБВИ

 

Взошла заря, покончив с черной ночью,

И на деревьях улыбнулись почки,

И, с птичьим гулом в мир войдя воочью,

Ревет весна, покончив с тьмой моею.

 

Ах, эти ночи, полные дурмана,

Улыбки туч без мрака и обмана!

Звезда надежды, ты мне столь желанна,

Так обними, сплетясь с судьбой моею!

 

Пронзая тьму, цветы бегут наружу,

Как сгустки чувств, дурманящие душу.

Пусть длится жизнь! Все страхи я разрушу,

Что нависали над тропой моею.

 

Снега Шахдага тают нам в угоду.

Задержат ли ущелья эту воду?

О, сель бесстрашный!.. Оживи природу

И все преграды страстью смой моею!

 

 

В БАКУ ИДУТ ДОЖДИ

 

Купают землю облака,

Как мать — дитя. Гоню тоску,

Что навевают небеса…

Опять дожди идут в Баку.

 

Как будто кто-то над землей

Кувшин огромный наклонил

И все деревья и дома

Водою чистой увлажнил.

 

По желобам, по краю крыш

Струится светлая вода,

И в тот поток стремглав бежит

Моих раздумий череда.

 

Поодаль молния сверкнет,

И вздрогну я, подумав: «Да,

Дождь прекратится. Так и жизнь

Вдруг прекратится навсегда…»

 

 

СЕМЬ НОТ

 

Семь нот всего — для всех мелодий мира,

И разве есть мелодии другие?

И разве могут все напевы мира

Раскрыть глубины сердца потайные?

 

Но век за веком входят в мир, как дети,

Напевы, что свились в сердечной бездне.

Как счастливы те люди, что с волненьем

На белый свет глядят глазами песни!

 

Увы, не втиснуть все порывы наши

В семь этих нот — тесны нам их границы.

Коль ты, поэт, народ свой воспеваешь,

Твоей душе в семь нот не поместиться…

 

 

КАК УЙДУ НАВЕЧНО Я

 

Как уйду навечно я,

Что с тобою станется?

Ведь дорога общая

Одному достанется.

 

Как уйду навечно я,

Кто к тебе придвинется,

Кто на место теплое

В сердце твое ринется?

 

Кто же та счастливица,

Что тебе понравится?

Кто же та избранница,

Кто же та красавица?

 

С кем в года морозные

Твои дни согреются?

Твои тучи грозные

Чьей рукой рассеются?

 

Кто заботы тяжкие

Разделить обяжется?

Кто слова бесстрашные

Сохранить отважится?

 

Коль не сыщешь милой ты,

Сброшу ль боль сердечную?

Будешь ли счастливым ты,

Как уйду навечно я?

 

 

СОСКУЧИЛАСЬ

 

Осенний луч глядит в окно часами.

Играет он с моими волосами,

Ласкает их незримыми руками…

Тоскую, по рукам твоим тоскую.

 

Ты изменил весь мир бесповоротно,

И я в него влюбилась сумасбродно,

И стала понимать его свободно…

Тоскую, по мечтам твоим тоскую.

 

Мои виски покроет снег зимою.

От холодов спасусь я лишь с тобою.

На всех путях, истоптанных толпою,

Тоскую, по следам твоим тоскую.

 

 

СЕДОЙ ЛИСТ

 

Светила зимняя луна,

Когда средь дум заветных

Бродила я совсем одна

Вдоль городских проспектов.

 

Холодный ветер под луной

Свистел и выл, неистов…

Шуршал под каждой из чинар

Ковер опавших листьев.

 

Порою даже танцевал

Лист палый чуть заметно…

И вдруг прилип к моей руке

Лист, спасшийся от ветра!

 

О, это был не просто лист,

А мастера творенье:

Весь желто-красный, с сединой…

Красив на удивленье!

 

И в то же время было в нем

Так много грусти тайной,

Что я смутилась, разглядев

Подарок тот случайный.

 

Откуда грусть? Моя душа,

Как лист, затрепетала.

Прижав его к своей груди,

Я с робостью сказала:

 

«Ты почему ко мне прильнул?

Сказать мне что-то хочешь?

В тоску вгоняешь ты меня

Или беду пророчишь?

 

Иль, увидав, что под луной

Душа родная бродит,

Мне намекаешь, что зима

В мои года приходит?»

 

Но лист молчание хранил.

Согревшись под руками,

Молчал, как смолкшая свирель,

Забытая веками.

 

И как ни гладила его

Я под луною зимней,

Взлетел он — и растаял вмиг

В небесной бездне дымной.

 

Вот так и я: взметнется вихрь —

Прильну к кому-то смело…

Но кто меня погладит так,

Чтоб я не улетела?