Лагутин Дмитрий

Лагутин Дмитрий
Знакомство с автором

1. Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Так получилось, что я пишу с детства. С большими перерывами, но с детства. Первый «сохранившийся» текст написан лет в 10-11 — стандартная для мальчишки мистика-фантастика.

 

2. Кого можете назвать своими литературными учителями?

 

Наибольшее влияние оказали Чехов и Шмелев.

 

3. В каких жанрах Вы пробовали себя?

 

Реализм, фантастика, мистика, гротеск, абсурд, детская литература, стихи (в том числе хайку).

 

4. Как бы Вы могли обозначить сферу своих литературных интересов?

 

Мне посчастливилось постепенно окружить себя любимыми авторами, читать которых — занятие на годы. Через этих же авторов — Чехов, Достоевский, Шмелев, Флоренский, Ильин, Льюис, Честертон, Сэлинджер, Коваль — открываются и новые имена, заносимые в список на прочтение.

 

5. Какого автора, на Ваш взгляд, следует изъять из школьной программы, а какого — включить в нее?

 

Исключил бы Чернышевского, включил бы Ю.И. Коваля.

 

6. Есть ли такой писатель, к творчеству которого Ваше отношение изменилось с годами кардинальным образом?

 

Если вопрос касается художественной литературы, то нет.

 

7. Каковы Ваши предпочтения в других видах искусства (кино, музыка, живопись…)?

 

Тяготею к авторскому кинематографу — Тарковский, Малик, Балабанов, Быков — но смотрю множество фильмов самых разных жанров. В музыке имею трех любимых исполнителей: Сергей Трофимов, Вячеслав Бутусов, Леонид Федоров (группа «Аукцыон»). К живописи отношусь с особенным трепетом, потому как сам долгое время рисовал (как казалось — всерьез). Любимые художники: А.К. Саврасов, А.И. Куинджи, И.И. Левитан.

 

8. Вы считаете литературу хобби или делом своей жизни?

 

Делом.

 

9. Что считаете непременным условием настоящего творчества?

 

Не могу ответить однозначно, творчество слишком многообразно.

 

10. Что кажется Вам неприемлемым в художественном творчестве?

 

Богохульство, кощунство, шокирующий эпатаж, непременное желание «сломать стереотипы, перевернуть устои», мат.

 

11. Расскажите читателям «Паруса» какой-нибудь эпизод своей творческой биографии, который можно назвать значительным или о котором никто не знает.

 

Один из самых значительных эпизодов моей творческой биографии — поездка в Большое Болдино осенью 2017-го. Место, озаренное светом пушкинского гения, произвело неизгладимое впечатление, давшее, в свою очередь, старт новому витку творчества.

 

12. Каким Вам видится идеальный литературный критик?

 

Руководствующийся принципами, изложенными И.А. Ильиным в «Книге художественной критики».

 

13. Каким Вам видится будущее русской литературы?

 

Русская литература благодаря русской классике уже стала вечной — вне зависимости от достижений современных авторов или их потомков, с русской литературой уже всё хорошо, и этого не изменить. Так или иначе, «новые имена» будут искать свой путь в литературе под сенью и покровительством имен старых — это серьезный и глубокий факт, открывающий простор для мысли. Большой плюс такого положения вещей в том, что «новому имени» нет необходимости за кем-то гнаться и что-то доказывать — за него это уже сделано сто лет назад — ему можно спокойно двигаться по пути искусства, углубляясь во внутреннее, а не во внешнее.

 

14. Есть ли у Вас рекомендации для студентов-филологов?

 

Больше времени проводить на свежем воздухе.

 

15. Каковы Ваши пожелания читателям «Паруса»?

 

Читателям «Паруса» — попутного ветра и новых горизонтов!