Макарьина Светлана

Макарьина Светлана
Знакомство с автором

1. Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Трудно написать о том, что стало причиной прихода в литературу, если речь идёт о творчестве. Стихи ведь не спрашивают: «А можно, ты нас напишешь?» Они сваливаются тебе на голову тогда, когда захотят, и ты либо погружаешься в эту стихию, либо отстраняешься от неё, осознавая, что если сейчас не нырнёшь, то второго шанса не будет.

Пробовать сочинять я начала в школе. Бессознательно, не трудясь. За что и получила однажды отзыв, который оттолкнул меня от сочинительства лет на 10-15.

Потом тяга к сочинительству вернулась. И это было нечто осознанное, взрослое, выстраданное. Умение приходит постепенно. Я постоянно учусь.

 

2. Кого можете назвать своими литературными учителями?

 

Меня никто не учил ритму, ударности, рифмам. Сначала я не задумывалась о том, откуда у меня это. Но однажды случай заставил разобраться. В детстве я не желала читать ничего, кроме сказок в стихах. Я учила их наизусть. В школьной библиотеке мне однажды даже попеняли, что я не интересуюсь другими книгами. Мне стало стыдно. В школьную библиотеку я больше не ходила. А сказками в стихах были сказки Пушкина.

 

3. В каких жанрах Вы пробовали себя?

 

Ни поэм, ни од, ни басен и так далее я не сочиняю. Мои стихи — посвящения, зарисовки, рассказы, мысли. Просто — стихи.

 

4. Как бы Вы могли обозначить сферу своих литературных интересов?

 

Литературный интерес для меня один — достучаться до сердца.

 

5. Какого автора, на Ваш взгляд, следует изъять из школьной программы, а какого — включить в нее?

 

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вникнуть, кого вообще сейчас проходят в школе. Мои дети выросли, внуки только пошли в детский сад. Беспокоит вот что. Современному читателю нравится «движуха», а что вокруг неё: воздух, природа, время года, дня, каковы сами люди, их характеры, причины их поступков — сводятся к неким объектам, обозначенным схематично. Популярной литературе не хватает замедленности и раздумчивости.

 

6. Каковы Ваши предпочтения в других видах искусства (кино, музыка, живопись…)?

 

В других видах искусства предпочитаю всё больше классику. Особенно в музыке и в живописи. Кино люблю такое, к которому хочется вернуться. В песенном творчестве отдаю приоритет авторской песне и российскому року.

 

7. Вы считаете литературу хобби или делом своей жизни?

 

До некоторого времени стихотворчество было моим хобби. Но, как я уже говорила, стихи не спрашивают у нас разрешения. В какой-то момент я поняла, что сочинительство — это самостоятельная жизненная плоскость, которой нельзя распоряжаться по своему усмотрению.

 

8. Что считаете непременным условием настоящего творчества?

 

Для меня условия настоящего творчества два: постоянная учёба и постоянный труд.

 

9. Что кажется Вам неприемлемым в художественном творчестве?

 

В художественном творчестве не приемлю самодовольство и самолюбование.

 

10. Расскажите читателям «Паруса» какой-нибудь эпизод своей творческой биографии, который можно назвать значительным или о котором никто не знает.

 

Значительный эпизод в стихотворной жизни одновременно и самый обыденный. Однажды муж спросил меня (а мы с ним учились в параллельных классах), сохранилась ли у меня та школьная тетрадочка со стихами. Оказалось, мама её сберегла. А теперь берегу её я. Тогда, 20 лет назад, сидя на полу у родительского серванта и перечитывая свои детские вирши, я снова захотела писать стихи.

 

11. Каким Вам видится идеальный литературный критик?

 

Честный, прямой, влезающий в «шкуру» автора, компетентный. Критик показывает автору, как улучшить произведение. Пляски на костях недопустимы.

 

12. Каким Вам видится будущее русской литературы?

 

Будущее русской литературы я вижу в умном читателе.

 

13. Есть ли у Вас рекомендации для студентов-филологов?

 

Скорее наоборот, есть ли у студентов-филологов рекомендации для меня? Это новое поколение. «Мы наш, мы новый...» — конечно здорово. Но почему мы сейчас копаемся в развалинах, которые — наших собственных рук дело, радуемся, когда находим сохранившиеся кирпичики и пытаемся прилепить к ним осколки?

 

14. Каковы Ваши пожелания читателям «Паруса»?

 

Читателям «Паруса» желаю быть разносторонними, разборчивыми и преданными.