Мимо млечных Андромед

Мимо млечных Андромед
поэтическая подборка

ПОРЫВ

 

Раскрылась по-другому, зазвучала,

Раскинулась потоком ясных рек,

И больше не найдет себе причала,

И больше не сомкнет весенних век;

Она летит по небу добротою,

Высокою незримою мечтой…

Поэзия – язычество святое.

В ней сам Христос,

вселенский и простой.

 

 

САШКА

 

Сашка приехал.

Мне ничего не страшно.

Хмарь да кручина –

Все отболит, пройдет.

Пуля успеха –

Стреляный день вчерашний:

Лермонтов-Пушкин

Да Маяковский – «мот».

 

Призрак собаки

Где-то в потемках воет.

Ходит по скверу

Неуловимый тать.

Вот в Тмутаракань

Мы убежим с тобою –

И не сумеет

Тетка-хандра догнать.

 

И не отыщут

Ни баловство-потеха,

Ни шебутная

Память мурыжных лет…

Просто все – просто

Сашка вчера приехал!..

Сашка – из мая.

Сашкою

Мир

Согрет.

 

Глазки какие,

Знаешь? А бровки Сашки,

Русая челка,

Полуулыбка губ?..

Сашка – веселый.

С ним никогда не страшно…

Кончится осень

Иерихонских труб.

 

 

ДАВАЙ ПОЕДЕМ НА АЛТАЙ

 

Давай поедем на Алтай –

От городов слепых и душных,

От глаз завистливо-желтушных –

Туда, где воли через край.

 

Давай туда, где петь легко,

Где мы забудем лицемеров,

 

Где есть Белуха – или Меру –

Среди туманов-облаков;

 

Где обретает крылья миф,

Где жили скифы и сарматы –

И где никто не виноватый

Ни за себя, ни за других.

 

Давай туда, где за спиной

Нам не дадут характеристик,

Где проведет столетний мистик

По тропам, залитым луной.

 

Там синеглазый Алтынь-Кёль,

Там говорит с Катунью Бия…

Пусть заповедная Россия

Нам счастья назовет пароль.

 

Обид и сплетен не считай –

Усталый мир надеждой брошен…

Давай с тобою о хорошем.

Давай поедем на Алтай.

 

 

* * *

 

Светлояр, Байкал и Ладога…

Тайны тайн, свет святых.

Здесь надежда сердце радует,

В облаках цветут мечты.

 

Глянь: под вечер солнце плещется;

Где Ольхон да Валаам,

Над водой шары мерещатся,

Под водой – колокола.

 

Нет ни времени, ни имени.

Бесконечность синевы,

Сны незримые-былинные

Да шаманы, да волхвы…

 

Во вселенной растворенная,

Слышу пение комет –

И плыву я, трехозерная,

Мимо млечных андромед.

 

 

* * *

 

Наверху, на горе монастырь.

Тридцать три там пылают свечи.

Посреди заблуждений пустынь

И притворства высоких личин

 

Он стоит, междумирье веков,

Обращенный к морскому пути…

Недостойным идти далеко,

А достойным – сурово идти.

 

По ступеням заросших проблем –

Словно к вышним незримым мирам…

Не для всех. Не у всех. И не всем

В облака подниматься пора.

 

Мы останемся ниже, где страх

Выгрызает мечту изнутри…

Лишь посмотрит монах,

как монарх,

С той горы,

где горят тридцать три.

 

 

* * *

 

Деревенская Русь золотая,

Признаю – я не знаю тебя.

В городах беззастенчивых тая,

Не смеясь, не молясь, не любя,

 

Я к тебе подаюсь – так помилуй

Не познавшую кротость села

На исходе отравленной силы,

На излете стального крыла.

 

Мегаполисов бронзовых замесь

Поглощает родство и мечты…

Дай мне выдержать этот экзамен,

Дай надежде моей не остыть.

 

Ты простая, такая простая

В этой гуще модернов и склок…

Деревенская Русь золотая –

Городами отвергнутый Бог.