На «милицейской волне»

На «милицейской волне»
Рассказ

Пришлось мне как-то раз лежать в больнице с интересными людьми. Один из них — бывший милицейский начальник — узнав, что я начинающий писатель-юморист, выдал на-гора в минуты вынужденного безделья целую серию историй и небылиц на тему милицейского юмора. Не всё, конечно, было правдой, но где её сейчас найдёшь — правду в чистом виде… Из всех историй мне больше всего запомнились три: про сверхскупость, сверхнаглость и сверхтупость.

Начнём со сверхскупости. Один из подчинённых моего соседа по палате выиграл на районном празднике, который называется «Скачки», мотоцикл «ИЖ-Планета-5». По идее, надо было «проставиться», но «простава» почему-то не состоялась. То ли в самом деле лейтенант был такой скупой, то ли из принципа не стал тратиться — в каждом коллективе бывают такие люди, «ершистые». Это было несправедливо, поэтому на работу он приезжал на мотоцикле, а обратно мотоцикл «ехал на нём», либо на буксире.

Чего только не придумают люди в поисках справедливости. Подложенная в колпак свечи зажигания бумажка или снятая клемма аккумулятора — это так, разминка…

Мне этого лейтенанта даже жалко немного стало — ну так, самую малость. Это же сколько нервов надо иметь, чтобы после каждого дежурства, уставшему и вымотанному служебными делами, ещё и неисправность искать в мотоцикле или домой его катить, имея мощность в одну человеческую силу. А люди у нас, в целом, умные и изобретательные, так что найти неисправность бывало весьма непросто: заглушали пластилином отверстие в кранике бензобака, меняли провода в замке зажигания, разворачивали заслонку карбюратора, закручивали до предела жиклёр регулировки оборотов… После того как сломали спичку в замке зажигания, чтобы нельзя было вставить туда ключ, служивый перестал ездить на работу на мотоцикле — и справедливость в отдельно взятом милицейском коллективе восторжествовала. Но «проставляться» он так и не стал. Вот такие в милиции были люди — стойкие, упёртые и непробиваемые.

Следующую историю я тогда записать не смог — нам поставили капельницы, и теперь восстанавливаю ее по памяти. Как-то «опера» из уголовного розыска задержали двух братьев «домушников», которых давно разыскивали. По месту прописки они не показывались, а жили у подруг, снимавших квартиру на окраине города. В тот же день «взяли» их подельника — главаря. Он был ранее судим, и краж на нём «висело» больше, поэтому его «закрыли», то есть до суда поместили в СИЗО. Братья были несудимые, один из них инвалид, второй тоже какой-то калека, украсть они успели немного, поэтому их отпустили под подписку о невыезде. К следователю по повесткам они приходили регулярно, на суд тоже явились вовремя.

Главаря привели под конвоем и посадили в железную клетку, наручники сняли, но дверь в клетку на замок закрыли. Братья же сидели просто так — на стульях в первом ряду — как будто в кино пришли. Но суд оказался совсем на кино не похож — им «светили» реальные сроки. Прокурор запросил одному пять, другому четыре года лишения свободы.

Тут объявили перерыв, главарь в клетке сжимал прутья арматуры, а братья вместе с толпой свидетелей беспрепятственно покинули здание суда с целью покурить.

Пока курили — стояли на крылечке. Потом, вместе с дымом от сигарет, растворились в воздухе. Вот тебе и инвалид с калекой. В общем, искали их неделю.

Это хорошо, что с целью покурить вышли, а если бы с целью выпить — месяца два бы пришлось искать. Тут, если строить логическую цепочку, возникает следующий вопрос — а если бы с целью «уколоться»? И ответ на него — вообще бы не нашли.

Но их нашли по тому же адресу, у тех же подруг, за той же самой дверью, где их задержали в первый раз. Появиться на «запаленной хате», зная, что их наверняка ищут — это уже сверхнаглость. Правда, есть ещё варианты:

 

По несчастью или счастью,

Истина проста:

Никогда не возвращайся

В прежние места…

 

Братья или не знали этой простой истины, или ещё одна версия — «старая любовь не ржавеет».

Следующая история произошла совсем недавно, когда компьютеры понаставили чуть ли не на каждом углу, и преступникам теперь приходится прятаться за углом: если выглянул — попался.

В том же суде, прямо на входе, приставы задержали осужденного за грабёж и нанесение тяжких телесных повреждений. Гражданин пришёл в суд поддержать своего товарища, которого судили за езду в нетрезвом состоянии. Судимость гражданина и связанный с этим розыск обнаружились при проверке, которую проводят сотрудники ФССП при входе в здание суда.

Тут надо сказать, что особенно рьяно его никто и не разыскивал. Потерпевший давно уже выздоровел, выписался из больницы и особых претензий не имел. Мало того, продолжал вести аморальный образ жизни — то есть пил что попало, с кем попало и где попало. И где пока не попало. А попадало ему, видать, часто — то ли характер склочный был, то ли просто невезучий такой.

Разыскиваемый пробыл в «бегах» где-то полгода, потом вернулся в родной город. Пластическую операцию по изменению внешности не делал, пол тоже менять не стал, документы прежние остались. Но в розыске-то он числился, наказание не отбывал. Может быть, прожил бы так ещё лет десять, полулегально, глядишь, «дело» бы и закрыли за сроком давности.

Но не судьба.

А всё-таки интересно — ну вот зачем он пришёл в суд, зная, что его данные с портретом у каждого постового. Поддержать товарища? Да что он, падал, что ли, его товарищ прямо под ноги судей? Небось, когда пьяный ездил — не падал. Или он думал, что здание суда — это типа бакалейной лавки: захотел — зашёл, захотел — вышел, ещё раз зашёл и снова вышел? А всё-таки — зачем?

Небезызвестный Васисуалий Лоханкин сказал бы по этому поводу: «Так надо. Может, в этом и есть сермяжная правда….» Нет, Васисуалий, нет тут никакой правды — ни сермяжной, ни посконной, ни домотканной и кондовой, одна только глупость. А глупость, как и разум, не имеет предела.

Так что мне, писателю-юмористу печалиться не о чём. Сюжеты были и будут. Жаль только — не каждая глупость попадает мне в тему. Есть и с печальным концом, и с совсем трагическим.

Но это уже другая история, с моей темой никак не связанная.