«Не жалею, не зову, не плачу…»

«Не жалею, не зову, не плачу…»
Рассказ

На самом деле — и жалею, и зову, и плачу, в переносном, конечно, смысле. Когда дети были маленькие, думалось — вот вырастут и поспокойнее станет.

Выросли, но спокойнее не стало. Старший сын уехал жить в другой город. Правда, недалеко — час езды на электричке. Пока был холостой, приезжал домой каждую неделю — на выходные. В пятницу вечером «как штык» дома, в понедельник утром уезжал. Потом женился и стал приезжать раз в месяц — на полдня. Когда с женой, когда один.

Вот тогда я затосковал. Затосковал до бессонницы, до щемящей боли, которая своими коготками царапала душу и выворачивала её наизнанку. Так уже было со мной давным-давно, в далёком детстве, когда я в пионерлагере скучал по родителям.

Я понял, что «наше время вышло». Родители ему теперь уже так сильно не нужны. Младший брат также на втором плане. Младший тоже скучал по нему, но в долгие раздумья о смысле жизни уходить не стал, выдал чёткую и ёмкую формулировку: «Нас на бабу променял», и на этом успокоился. Я же успокоиться не мог. Хоть умом и понимал, что так и должно быть, новое приходит на смену старому Мы тоже когда-то уходили от родителей, а они — от своих родителей. Всё идёт по жизненному сценарию, по спирали, и женитьба сына — это очередной виток. Но душа почему-то не хотела смириться, и не было ей покоя, пока я не стал рыться в своих старых записях и не нашёл тетрадку с названием «Детские ляпы». В ней я записывал «ляпы» своих сыновей, когда они ещё были маленькими, и оформлял в виде баек. Закурил, стал читать, и потихоньку всё встало на место — былого, конечно, не вернуть, но хоть вспомнить будет что.

Чего стоит, к примеру, эта байка:

«Жене 5 лет. Иногда забывает названия предметов и пытается вставить что-нибудь созвучное. Выглядит это очень забавно. Как-то борется с папой на диване. Папа делает вид, что сдаётся. Победоносно усевшись на папиной груди, Женя спрашивает:

Сдаёшься?

Партизаны не сдаются! — смеётся папа и продолжает борьбу.

Через несколько дней ситуация повторяется, только теперь в роли победителя папа.

Сдаёшься? — спрашивает он грозно. Женя на несколько секунд задумывается и потом выдаёт:

Киргизёнки не сдаётся!»

Следующая байка записана примерно через год, после того как «киргизёнки не сдавались».

«Жене 6 лет. Как-то услышал разговор родителей о том, в какую школу лучше идти учиться: одна школа чуть подальше от дома, но с продлёнкой. Вторая ближе, но без продлёнки. Слово “продлёнка” почему-то очень понравилось Жене и крепко засело в его голове. Но ненадолго.

Через несколько дней проходим с ним мимо той школы, которая подальше. Окинув беглым взглядом здание школы, Женя небрежно замечает: 

Да, знаю я эту школу. Эта школа с заподлянкой!»

У младшего с памятью было получше, но иногда всё равно что-нибудь забывал:

«Артёму 5 лет. Играет на улице с щенком и поёт песню: ”Есаул, есаул, что ж ты бросил коня” Далее заминка и несколько секунд тишины. Потом вдруг совсем неожиданный конец:

И поднятой рукой застрелил!»

У младшего тогда была своя логика, понятная только ему одному. Да и то, наверное, не совсем. Вот, например, такая байка:

«Артёму 6 лет. Как-то рассказал нам с мамой анекдот про хохла, негра и обезьяну. Суть анекдота в следующем: хохол, негр и обезьяна едут в одном купе поезда. Хохол захотел перекусить — достал сало и режет его на мелкие кусочки. Отрезал кусок — обезьяна схватила лапой и в рот. Негр ей говорит, грозя пальцем:

Микки, нельзя!

Второй кусок — то же самое. Негр опять:

Микки, нельзя!

Третий кусок — обезьяна снова тянет лапу. Хохол ловит эту лапу, накрывает своей рукой и говорит:

Мыколка, слухай батьку!»

Анекдот, конечно, смешной. Но вот детский комментарий к нему оказался ещё смешнее. Подождав, пока мы отсмеёмся, Артём с умным лицом и серьёзным видом добавляет:

Хохол-то думал, что это папа с сыном, а на самом деле они просто родня».

В чём он был, конечно, прав. Все мы, далёкие потомки обезьян, если верить Дарвину — где-то, совсем чуть-чуть, каким-то крохотным краешком, и если рассуждать философски, являемся им родственниками. Логика у Артёма работала правильно. Но иногда он делал такие логические выводы, которые могли рассмешить даже самого серьёзного взрослого. Ещё одна байка про Артёма:

«Артёму 5 лет. Мама Артёма работает на швейной фабрике. Иногда ей приходится выполнять какую-то трудоёмкую и утомительную операцию по пошиву одеял. Однажды приходит с работы и говорит:

Устала! Целый день на одеялах просидела.

Немного погодя, говорит Артёму, который смотрит мультики по телевизору:

Выключи телевизор, я немного отдохну, я сильно устала.

Артём выключает телевизор, при этом ворчит вполголоса:

Устала, устала — на одеялах просидела. Я бы неделю просидел и не устал бы».

Есть ещё смешные байки, но я выбрал те, что покороче. Потому что длина рассказа сути не меняет.

Да, хорошо бы дождаться внуков и записывать потом их «ляпы». Ну, а если не получится, то сыновья, наверное, запишут. Всё идёт по спирали.