Нестандартный Пушкин

Нестандартный Пушкин
О книге Юрия Нечипоренко «Плыви, силач! Молодые годы Александра Пушкина»

У известного писателя Юрия Нечипоренко вышла повесть о становлении Александра Сергеевича Пушкина, предназначенная, в основном, для детей и юношества. Но я убеждён, что книга будет любопытна и взрослому читателю. Например, мне удалось почерпнуть в ней массу интереснейших фактов из жизни Пушкина, о которых я раньше не знал. Это уже не первая работа плодовитого и талантливого автора о русских классиках: ранее у него выходили книги о Ломоносове, Гоголе, Лермонтове. Из более чем обширной биографии Пушкина автор точечно выбрал, на его взгляд, наиболее интересные моменты. Книга получилась в высшей степени нетривиальной. Многие ли помнят, как звали маму Пушкина? Сколько было у него сестёр и братьев? То-то и оно. А ведь это очень важные вехи в жизни гения. Мало кто теперь представляет, что прославленный Царскосельский Лицей был, в сущности, «казармой». Юрий Нечипоренко акцентированно рассказывает о семье великого поэта, об особенностях его взросления. Юрий посмотрел на некоторые эпизоды из жизни Пушкина особым взглядом, что в многотомной пушкинистике сделать очень сложно. Оказывается, прямо с колыбели поэт много путешествовал, постепенно приобретая широту взгляда на окружающий мир. У его родственников было несколько имений, разбросанных по стране. Вот родители и возили по ним маленького Сашу. Достатка в семье хватало и на то, чтобы снять большой дом в другом городе.

Судьба любого человека, а поэта – тем паче, зависит от генеалогического древа, на котором он вырос. Прадед поэта был арабом, привезённым из Турции. Не негром, как любят шутить наши острословы, а именно арабом. Но это только одна шестнадцатая по отношению к другим его предкам. А вот то, что родной дядя Александра Сергеевича Василий Львович Пушкин был известным поэтом, достаточно симптоматично. Возможно, маленький Саша начал сочинять стихи именно потому, что этим, и не без успеха, занимался его родной дядя.

На мой взгляд, в любой биографии интересно то, что ломает наши стереотипы. Мы считаем, что в дуэли с Дантесом Пушкину не повезло: он «попал» на прирождённого стрелка. Но вот я читаю книгу Нечипоренко – и понимаю, что Пушкин сам нередко вызывал своих современников на дуэль. По гораздо меньшим поводам! «Нужно жить ярко, иначе так и не выбьешься из толпы», – говорил он. Правда, было это, по большей части, ещё в юные годы. Например, он вызвал на дуэль Толстого – «Американца». Потом, правда, успокоился и отомстил Фёдору Толстому «профессионально» – едкой эпиграммой. Вот что особенно важно для понимания великого поэта и его судьбы: рождённый под воздушным знаком Близнецов, это был человек, состоявший из контрастов. Юрий Нечипоренко и не скрывает, что Пушкин часто не знал, как ему отвечать на нанесённую обиду, был склонен к необдуманным поступкам.

Царь Николай Первый был сверстником Пушкина по возрасту. Может быть, поэтому они и подружились. Книга Юрия Нечипоренко названа чудесным образом – малоизвестной строчкой из письма Жуковского. Казалось бы, образ силача мало ассоциируется у нас с образом маленького поэта, чей рост не превышал 150 см. Но Жуковский говорит именно о духовной силе поэта, и здесь он явно сильнее Поддубного или Жаботинского. Пушкина в переломный момент жизни предал собственный отец. Впрочем, «предал» здесь, возможно, не самое точное слово. Он взял на себя неблагородную миссию просматривать письма сына. Пушкин был в отчаянии. И тут поэта в буквальном смысле слова спас своим душевным письмом от саморазрушения Василий Андреевич Жуковский.

«На всё, что с тобою случилось, и что ты сам на себя навлёк, у меня есть один ответ: ПОЭЗИЯ. Ты имеешь не дарование, а гений. Ты богач, у тебя есть неотъемлемое средство быть выше незаслуженного несчастия и обратить в добро заслуженное; ты более, нежели кто-нибудь, можешь и обязан иметь нравственное достоинство. Ты рождён быть великим поэтом; будь же этого достоин. В этой фразе вся твоя мораль, всё твоё возможное счастие и все вознаграждения. Обстоятельства жизни, счастливые или несчастливые, шелуха. Ты скажешь, что я проповедую с спокойного берега утопающему. Нет! Я стою на пустом берегу, вижу в волнах силача и знаю, что он не утонет, если употребит свою силу, и только показываю ему лучший берег, к которому он непременно доплывёт, если захочет сам. Плыви, силач». Жуковский, которому поручено было воспитывать царского наследника, явно имел склонности к педагогике. В Пушкине он видел своего царственного наследника в поэзии и очень помог другу этим письмом в трудную минуту.

И вот что ещё врезалось мне в память при чтении книги Юрия Нечипоренко. Пушкин при поступлении в Лицей котировался на уровне 14-го ученика в классе из тридцати. За пять лет учёбы его «обогнали» по успеваемости ещё 12 человек. А теперь он у нас первый – через века – во многом благодаря своим удивительным стихам. И хочется резюмировать сказанное по-пушкински: «Ай да Нечипоренко, ай да молодец!».