«Остановись, подумай, подожди!»

«Остановись, подумай, подожди!»
Стихи

Жене — Сашеньке моей

 

Какое счастье новый день встречать,

Какое счастье рядом быть с тобою,

Какое счастье всех друзей обнять,

Какое счастье быть самим собою.

 

Как трудно мне приходится порой

Идти тропой, известной всем поэтам.

Я с детства наделен был добротой

И не скрывал свою любовь при этом.

 

Поэтом быть не каждому дано;

И музою пленить не каждый сможет.

А слово мудрое, как сладкое вино,

Немое сердце, знаю, растревожит.

 

Как жаль, старею, думаю о том,

Какое счастье быть полезным людям.

Вот так с тобою, Сашенька, живем,

Вот так, родная, жить с тобою будем.

 

 

Попутчик мой

 

Верю, знаю: есть на свете

Тот, который сердцем любит.

Он придет ко мне, поверьте,

И со мною рядом будет.

Л.Ф.

 

Откуда ты такой явился,

Чубатый, бравый, озорной

Со мною рядом очутился,

Когда я ехала домой?!

 

Припев:

Попутчик мой, видать, судьба

Нас породнила навсегда.

С тех пор дорогою одной

Шагаю рядом я с тобой.

 

Да вот и тот вокзал станичный

Забилось сердце моё так:

Рукой подать мой дом кирпичный,

И рядом ты, земляк-казак.

 

Бежит встречать меня сестренка,

А у ворот ждет дочку мать.

И сердцу близкая сторонка

С любовью будет нас венчать.

 

 

Детям войны (1941–1945 гг.)

 

Опаленное детство войной,

Не прошло и меня стороной.

Взрывы бомб и зениток пальбу,

До сих пор я забыть не могу.

 

Припев:

Уходят в мир иной,

Дети Второй мировой.

И как жаль среди них,

Я теряю друзей дорогих.

 

Столько тяжких утрат, горьких слез,

В те года пережить мне довелось.

Тесный погреб и кровь на снегу

До сих пор я забыть не могу.

 

Да и как я смогу все забыть,

Когда близких пришлось хоронить.

Пять гробов на пушистом снегу

До сих пор я забыть не могу.

 

Дети войны, прошло много лет,

Но не забыт кровавый тот след.

И пусть знает Российский народ,

Что каждый из нас был патриот.

 

 

Песня о Ростове-на-Дону

 

Слова Л.Г. Федоряченко, И.А. Елисеева, Музыка С. Халаимова

 

Зовет на работу гудок Ростсельмаша.

И манит в цеха Вертолетный завод.

Ростова арена — футбольная чаша —

Болельщиков вновь на трибуны зовет.

 

Припев:

Славься, славься, наш город родной!

Город воинской славы святой.

Город парков, мостов, золотых куполов,

На Дону гордость юга России — Ростов.

 

С тобой навсегда тихий Дон породнился.

Плывут корабли из далеких морей.

И счастлив я тем, что в Ростове родился,

На светлой, прекрасной Донщине моей.

 

Не зря он зовется «ворота Кавказа» —

Народы здесь издавна в мире живут.

С Европой и Азией тесно он связан,

В почете здесь крепкая дружба и труд.

 

Спортивный, портовый, с казачьим задором,

Красив, величав наш Ростов-на-Дону.

И пусть процветает любимый наш город,

Своими успехами славит страну!

 

 

Как мне жаль

 

Как мне жаль, что мой голос не слышит станица.

Как мне жаль тех друзей, что ушли в мир иной.

По ночам мне порою, такоу, друг, снится

Будто снова они; все вернулись домой.

 

Припев:

Неужели, друзья, я невольно старею,

Неужели пора мне пожитки свои собирать?

Неужели я песней сердца не согрею

Тем, кто хочет так жить, и любить, и страдать?

 

Как мне жаль, без меня вербы почки распустят,

И в тумане они, как невесты, стоят.

Я-то знаю, меня они, друг, не отпустят

До тех пор, пока их не растает наряд.

 

Как мне жаль, что весенний разлив берега не скрывает,

Мелководным становится батюшка-Дон.

Серебристой волной он свои берега не ласкает,

Как мне жаль, что опять вижу явь, а не сон.

 

 

Грешен я, каюсь!

 

Остановись, подумай, подожди!

Что ты оставил позади?

Где твой причал?

Что впереди?

Об этом сам себя спроси!

Как тяжело тебе нести

Свой крест, запачканный во лжи.

И правды, знаю, ты боишься,

Сам на себя порою злишься.

И по ночам тебе не спится...

Пора бы к Богу обратиться!

И осознать все и сказать ему:

«Прости, я не достоин крест нести

С такою грешною душой.

Господь, я каюсь пред тобой!»

 

 

Дубки

 

Ах, цветы мои дубки,

Поздней осени — явленье,

В день ненастный вы светлы,

Как мое стихотворенье.

 

Как милы они мне, друг,

Эти цветики живые,

Очаруют душу вдруг,

Как ромашки полевые.

 

Растревожили до боли

На столе меня цветы,

Хорошо бы им на воле

Ещё много лет цвести.

 

* * *

 

Возродились и окрепли,

А что дальше, казаки?

Неужели мы поблекли,

И служить нам не с руки?

 

Да и я себе не верю,

Что слабею с каждым днём.

Но надеждой душу грею,

Чтоб казачим был наш Дон.

 

Боже мой, как мне хотелось,

Чтоб волной ласкал нас Дон

Чтобы мы орлов растили,

А не ряженых ворон.

 

Чтоб казачий дух нетленный

Молодым пленил сердца.

Будь гражданским иль военным,

Помни ты наказ отца:

«Честь храни, кровинку нашу,

Будь Отечеству пригож».

Если кто заварит кашу

Знай, где правда, а где ложь! 

 

 

* * *

 

Каждый день — чистый лист

На столе у меня.

Вдохновения — нет

Для обычного дня.

 

Да откуда оно,

Я не знаю, придет?

Выходи за порог,

Солнце, видишь, встает!

 

День настал трудовой,

Сделать всё торопись!

С вдохновеньем, родной,

Продолжай свою жизнь!

 

 

Покрова на Дону

 

Покрова на Дону

Нам напомнят старину,

Всколыхнут народ казачий,

До чего ж, братцы, горячий.

 

Припев:

Под покровом любо жить,

Дон, отечество любить.

И Божий дар, как в старину,

Храним мы свято на Дону.

 

Волны Дона раскатные,

Под Покровом чары льют,

Казаки — люди простые —

Хорошо они поют

Про широкий Дон былинный,

Про Донской любимый край,

Про казачий быт старинный...

Любо! Чарку наливай!

 

 

Санаторий «Вешенский»

 

Слова и музыка Л.Г. Федоряченко

 

Лучше жить и быть здоровым.

С болячками сюда не приезжай,

И будь общительным, речистым и веселым,

И приглашай сговорчивых на чай.

 

Припев:

Ах, санаторий «Вешенский» — отрада!

Тебе нет равных в области моей,

Здесь лечат всё, добротно и как надо.

И жить мне, братцы, стало веселей.

 

Да только вот одни, друг, неувязки —

С курортной книжкой бегать по врачам.

А мне так хочется покоя, женской ласки,

И жаль, что это все приходит по ночам.

 

Встречай с улыбкой каждый светлый день,

Проснись и пой, что ты совсем здоров!

Зарядку делай, позабудь про лень

И соблюдай диету докторов...

 

 

На зеленке

 

Попенко Л.М.

 

Разгулялись возле Дона

На зеленке казаки.

Мне отведать самогона

Приглашают земляки

 

Эх, Алеша, друг сердечный,

Заходи в наш круг большой,

Тебя знает каждый встречный,

Ты с багаевской душой.

 

Знают все, что ты пригожий

Как поэт, как гитарист.

На Есенина похожий

Да еще и футболист.

 

Тебя знает вся округа,

Ты прославил край родной.

Лучше нет для нас досуга,

Как общение с тобой.

 

Пыл казачий дышит всюду,

Говор, смех со всех сторон.

Подставляй, браток, посуду,

Есть в запасе самогон.

 

«Раз пошла такая пьянка —

Режь последний огурец».

Еще в банке есть солянка

И селедка-бегунец.

 

Раз за разом, тост за тостом

Пить до дна — для всех закон.

Тамаду с приличным ростом

Не берет, блин, самогон.

 

Зная четко свое дело

Он такую речь ведет:

«Кто с земли без рук умело

Стопку выпьет, не прольет?»

 

Спору нет, факт перед вами:

Ни один казак не смог

Прикоснуться к ней губами,

Опрокинуть зелье в рот.

 

Но вот тут казачка Нина

На виду всех земляков

Стан красивый наклонила,

Зелье выпила игриво

За здоровье казаков!

 

 

Бриллиантовая свадьба

 

Любимой жене Сашеньке

 

Да, бриллиантовая рядом,

И до нее рукой подать.

И мы, как прежде, с листопадом

Её приход будем встречать.

 

Ах, шестьдесят — пора святая

Нас в танце хочет закружить.

Ты у меня одна такая,

И как тебя, друг, не любить!

 

Нам каждый год сулит тревоги,

И нам не верится порой,

Слабеют руки, ноют ноги

И кто-то правит головой.

 

Но жизнь меняется, течет.

И мы смирились с сединою.

Идем уверенно вперед

Давно испытанной тропою.

 

Тропою верности, любви

И под счастливою звездою...

Мне вновь припомнились те дни,

Когда я встретился с тобою.

 

 

Умный совет

 

Ну что ты, Сашенька моя?

О чем задумалась сегодня?

Ведь на дворе, мой друг, зима.

На это воля есть Господня.

 

У нас в дому всегда тепло,

Хотя зима нас не балует.

Уже не греет и пальто,

Когда холодный ветер дует.

 

Неужто старость к нам пришла?

Она, видать, посланец Бога.

А вот зима, на то зима —

Она не блажь для козерога.

 

Родная Сашенька моя,

Меня замучила простуда.

Радикулит, болит спина,

И насморк, как на грех, откуда?

 

«Да ты, мой муж, — казак, боец,

Я знаю все твои болячки.

Тебе поможет, наконец,

На тело — грелка от казачки!»

 

 

* * *

 

Снисаренко И.И.

 

Твое имя прозвучало

От Памира до Балкан.

Имя русское, простое,

Дорогое нам — Иван.

 

Знаю, ты казак горячий

И оставил в жизни след.

И скажу я всем тем паче,

Что ты наш донской поэт.

 

А поэт — он глас народа,

И тебе недаром дан

Дар — награда от природы.

Гордость наша ты, Иван!

 

Так твори, дерзай, Ванюша,

И веди нас за собой!

Стой, прохожий, да послушай

Глас поэта призывной.

 

Ты ему тотчас поверишь

И душой его поймешь,

С ним любовь свою разделишь,

Друга в нем ты обретешь.

 

Предков слава не забыта,

Возродилась и живет

И, донской волной умыта,

Нам покоя не дает!

 

 

Маленький герой

 

Опять налет, опять бомбёжка.

И взрывы бомб, земля горит.

Среди руин стоит Алёшка,

А рядом с ним сосед-старик.

 

Была семья — и нет её...

Алёшка чудом уцелел.

«Теперь моё — всегда твоё,—

Сказал сосед, — так Бог велел».

 

Идёт война, кругом разруха.

Не спится Лешке по ночам.

Его, как мать, хранит старуха

И делит с ним всё пополам.

 

«На фронт, на фронт», — решил Алёша.

Но как тут быть? Жаль стариков!

Н ни мороз и ни пороша

Не остудили его кровь.

 

За мать, отца и за сестренку

Решил фашистам отомстить.

И прихватил с собой иконку;

В лес к партизанам, так и быть.

 

В прифронтовом лесу Алёша

Два дня скитался, голодал.

Скрывала все следы пороша,

Но он вперед к своим шагал.

 

Шел напролом, глотая слёзы,

К груди иконку прижимал.

Дремучий ельник и березы

Ему готовили привал.

 

Да, отдохнуть бы малость надо...

Чу! Голоса услышал он.

И партизанская засада

Спешит к нему со всех сторон.

 

В лесу скрывались партизаны,

Землянки рыли для жилья,

Вели бои, лечили раны,

Забыв про трели соловья.

 

Нашлось тут место и Алёшке.

В землянке сыро, но тепло.

Костёр для чая и картошки,

За остальным ходил в село.

 

Там рисковал не раз Алёшка —

Для партизан хлеб добывал.

И нелегка была та ноша,

С которой он назад шагал.

 

В селе обжились немцылихо;

Посты расставили у хат.

А к партизанам тайно, тихо

Сибиряков прибыл отряд.

 

Приказ... Метель, время ночное,

Броском в село — и смело в бой.

Как за своё жильё родное,

В атаку шёл и мой герой!

 

 

Грешен я!

 

Остановись, подумай, подожди!

Что ты оставил позади?

Где твой причал?

Что впереди?

Об этом сам себя спроси!

Как тяжело тебе нести

Свой крест, запачканный во лжи.

И правды, знаю, ты боишься,

Сам на себя порою злишься.

И по ночам тебе не спится...

Пора бы к богу обратиться!

И осознать все и сказать ему:

«Прости.. .Я не достоин крест нести,

С такою грешною душой.

Господь, я грешен пред тобой!»

 

 

* * *

 

Рябцеву Евгению

 

Как трудно нам, поэтам-казакам,

Трубить о вольности и чести.

Другое время, друг, всё сводится к деньгам.

Дерзай, твори иль стой на месте.

Хороший мой, хочу так в небеса,

Чтоб там найти родных и сердцу близких.

Казачий дух, поверь, не чудеса,

А божий дар, поклон ему наш низкий.

И этот дар нам надо сохранить

И донести до новых поколений.

Казачьим возрожденьем надо дорожить

И казаком таким, как ты, Евгений!

 

 

Ростовский март

 

Ростовский март, капризная погода.

Идут дожди и ветер холодит.

А надо бы такое время года,

Как норму жизни, просто полюбить.

 

Весна потом опять умоет землю,

Она с зимою в дружбе состоит.

И я, друзья, спокойно всё приемлю,

Что вместо снега дождик моросит.

 

Ах, этот март — капризная девчонка,

Да, от нее все можно ожидать.

И пусть капель звенит зимою звонко,

Мы примем всё, как будто благодать.

 

Её каприз апрель унять сумеет

И светлый день подарит нам с тобой.

И он тогда всех ласкою согреет,

Такое чудо может быть весной.

 

 

Ах, эти косы, косы золотые

 

На заре туманной юности

Сердцем всем любил я милую.

А.В. Кольцов

 

Нет, не глаза твои, как море, голубые,

И не улыбку, полную огня, —

Я вспомнил твои косы золотые,

Твой гибкий стан, любимая моя.

 

Да, ты ушла с беспечным гражданином

Искать себе совсем другой удел.

Он разлюбил — и ты осталась с сыном,

Которого понять я не успел.

 

Ну что ж, иди, ищи себе, что надо.

Возьми ты все, что не успела взять.

Но не теряй улыбку, кротость взгляда,

А что нашла, старайся не терять.

 

Вернусь к тебе с прошедшими годами.

Но никого, родная, не вини.

Все то, хорошее, что было между нами,

Как талисман любви моей, храни.

 

Я знаю, молодость своих границ не знает.

Она пройдет, как звонкой жизни миг.

И тот, кто по ветру ее, друзья, пускает,

Поймет меня и мой печальный стих.

 

 

Землякам станицы Багаевской

 

Здравствуйте, не узнаете?

Да, видать, уже забыли...

Моих песен не поете.

Гимн в песок давно зарыли.

 

Я, как был, такой и есть,

Кровью слит с Багаевской.

За ее боролся честь,

Жил там на Чапаевской.

 

Ах, ты, улица моя!

Ты меня забыла,

С детства милые края

От меня укрыла...

 

Но остался один след

К дому, где родился,

И признал меня сосед —

Низко поклонился.

 

«Здравствуй, здравствуй Леонид!

Жив-здоров явился.

Я, как видишь, инвалид,

Ты ж не изменился.

 

Знаю я все, Леонид.

Рад, что ты донской пиит,

Наш родной, багаевский,

Жил здесь на Чапаевской».

 

 

Совет друзей-казаков

 

Неужели я старею?..

Все мне кажется не так..

Вот боюсь, что околею...

Или просто я чудак?

 

«Ты не бойся, Леша, смерти,

От нее ты не уйдешь.

Только музой своей светлой

Ты ее переживешь.

 

Знаем, ты — казак бывалый,

И поэт с большой душой.

Успокойся, добрый малый,

Твой закат не за горой.

 

О закатах и рассветах

Ты поведал нам не раз.

Обо всех забудь приметах,

Будь здоров и радуй нас!»

 

 

Донские волны

 

Донские волны — струны золотые.

Былинный звон ваш пережил века...

Живут в народе песни вековые...

И колыбелью их был Дон-река.

 

Припев:

Дайте волюшку душе казачьей,

На волнах развеет свою боль.

На Дону живет народ горячий,

И уважать его обычаи изволь.

 

Донские волны, тайну мне откройте.

Я не кудесник, а донской казак.

И под гитару вы со мной пропойте

И подскажите, что у нас не так.

 

Донские волны — кони вороные.

А ветер — ваш наездник удалой.

Да, были, братцы, времена лихие,

И оттого Дон-батюшка седой.

 

Донские волны, времена лихие:

Былинный звон ваш пережил века.

Донские волны — струны золотые,

Вы успокойте душу казака.