Полупрозрачная завеса

Полупрозрачная завеса
Стихотворения

***

 

Заглохший сад.

Пугливых яблонь ряд.

В озябших кронах трепет лунных пятен.

Есть час, когда деревья говорят,

Но их язык для нас уже невнятен.

 

И остаётся только горевать

Как человечий бесполезен опыт,

Чтобы понять или истолковать

Листвы живой и первобытный шёпот.

 

 

***

 

Превратностей земная череда

Для смертного, увы, недолго длится,

Но дерево и камень, и вода

Нас памятливей на слова и лица.

 

Унылому забвенью вопреки,

Не принимая тленья и распада,

Они хранят касание руки

И трепет губ,

И безмятежность взгляда.

 

Мы разные, но мы одних кровей

Со всем преобразившимся однажды

В молчанье камня,

Музыку ветвей,

Глоток воды, спасающий от жажды.

 

 

***

 

Задыхаюсь от косноязычья,

Но уже не зайти за черту –

Слово рыбье, звериное, птичье,

Словно кость, застревает во рту.

 

Снова древнюю книгу листаю,

Чей волнующий запах знаком.

Вы, от века живущие в стае,

Не считайте меня чужаком!

 

Беззащитен и разумом смутен,

Смуглый пасынок ночи и дня,

Я такой же по крови и сути –

Муравью и пичуге родня.

 

Но природа, закрывшая двери,

Немотой продолжает корить.

О, свободные птицы и звери,

Научите меня говорить!

 

 

СТАРОЕ ДЕРЕВО

 

Красное зарево, логово зверево,

Ворона в чёрном на мёртвом суку…

Старое дерево, старое дерево,

Всё повидало на долгом веку.

 

Радость – негаданна, горе – непрошено.

В небе растаяли дни – журавли.

Как тебя гнули ветра заполошные!

Гнули да только сломать не смогли.

 

Варится варево, мелется мелево –

Вечности неистощимая снедь.

Старое дерево, старое дерево

Снова надеется зазеленеть.

 

Свежей корой затянуло отметину

Молнии, плоть опалившей твою.

Слышишь, за речкой кукушка ответила

Юному, в неге любви, соловью?

 

Кроне густой благодарны, как терему,

Птицы, птенцов сберегая в дупле.

Старому дереву, старому дереву,

Господи, дай устоять на земле!

 

 

ДОЖДЬ

 

Возникшая у кромки леса,

Плывёт над лугом, погодя,

Полупрозрачная завеса

Живого, доброго дождя.

 

Плывёт, колышется, не тает.

Вся – нежность и полутона,

Как будто музыка витает

У отворённого окна.

 

А там, размыты и нечётки,

Вдоль мокрых улочек пустых,

Берёз растрёпанные чёлки,

Рябин рубиновые чётки

И липы в каплях золотых.

 

 

***

 

Остановлюсь и лягу у куста,

Пока легки печали и пожитки,

На оборотной стороне листа

Разглядывать лучистые прожилки.

 

При светлячках,

При солнце,

При свечах

Мир созерцать отнюдь небесполезно:

В подробностях,

Деталях,

Мелочах

Не хаос открывается, а бездна.

 

Вселенная без края и конца

Вселяла б ужас до последней клетки,

Когда б не трепыхался у лица

Листок зелёный

С муравьём на ветке.

 

 

ИСТИНА

 

Давайте о главном,

О сущем,

Чему и названия нет,

Как этим вот липам цветущим,

Густой источающим свет.

 

Что толку в раскладе учёном,

Ведь истина наверняка

В неявленном,

Ненаречённом,

Непонятом нами пока.

 

Как некая дивная птица,

Внезапно мелькнёт у лица…

И манит она,

И таится,

И гибнет

В руках у ловца.

 

 

ЖИЗНЬ

 

Просто ужин на плите,

Просто взгляды, встречи, лица…

Жизнь – прогулки в темноте

С тайной жаждой

Заблудиться.

 

Вот провал, а вот проём.

Дал же Бог такую ночку!

Оступаемся вдвоём,

Только падать

В одиночку.

 

Ветер вечности – реки

Продувает,

Злой и хлёсткий,

Отношений тупики,

Заблуждений перекрёстки.

 

Наступает в свой черёд

То, что было многократно:

Даже двигаясь вперёд,

Возвращаешься в обратно.

 

Прорастает, как лоза,

Наше прошлое в грядущем,

Но раскаянья слеза

Не видна во след идущим.

 

Так бывает и притом

Понимать необходимо:

Человеческим судом

Только явное судимо.

 

Всё же тайного стыда

Малодушно не отриньте,

Чтоб не сгинуть без следа

В этом странном лабиринте.

 

 

НОЧЬЮ

 

Густеет ночь у Девичьего вира –

В округе полусонной

Ни огня.

Загадочнее сотворенья мира

Грядущее возникновенье дня.

 

В кромешной тьме неясно отразятся

Неровный шаг

И сбивчивая речь…

Подумаешь:

Откуда свету взяться?

Да и кому дано его зажечь?

 

И призрачным покажется вращенье

Вокруг светила тверди и воды.

И долго душу мучит ощущенье

Какой-то неминуемой беды.

 

 

***

 

Льнёт паутина к седеющим мхам.

Свет убывает.

Время рождаться грибам и стихам.

Так и бывает.

 

Снова сгорают в багряном огне

Тихие рощи.

Время подумать о завтрашнем дне

Строже и проще.

 

Что там в логу, на ветру трепеща,

Шепчет осина?

Время прощать,

Даже то, что прощать

Невыносимо.