Проза и стихи

Проза и стихи

ДЕВИЧЬЯ СЮИТА

Притча

 

Эта история произошла в одной из школ города N, в 90-х годах прошлого века. В одном классе учились три Ольги — Сеткина, Деткина и Соседкина. В это невозможно поверить, но они были похожи, словно сестры-близнецы. Все три белокурые, со слегка вьющимися волосами, с голубыми глазами. Ольга Сеткина и Ольга Деткина были среднего роста, а рост Ольги Соседкиной доходил аж до 184 см. И они были подружками не разлей вода! На переменках ходили всегда вместе, держась за руки, и очень не любили, когда их разъединяли из-за узкого коридора. Уроки они делали тоже вместе. Один день дома у Сеткиной, другой — у Деткиной, а на третий ходили к Соседкиной. Ее мама, Матрена Филипповна, была портнихой, но не простой, а очень модной, у которой шили одежду все знаменитые люди этого города. Конечно, она была очень занята — ведь, у нее было столько клиентов, что им приходилось записываться к ней за несколько месяцев! Но тем не менее она все-таки находила время, чтобы сшить платъица и блузочки для своей доченьки и ее подружек, причем, по их просьбе, одинаковые для всех троих — они любили, чтобы их принимали за близнецов. Так что все Ольги были хорошо, но одинаково, одеты. Конечно, ткани на Соседкину было нужно вдвое больше, чем для ее подружек. Примеряя платье на своей доченьке, Матрена Филипповна вставала на маленькую табуретку, и качая головой, приговаривала: «И в кого ты, такая дылда, уродилась?!» (Сама Матрена Филипповна была ниже среднего роста, меньше Сеткиной и Деткиной). На что Ольга с важным видом неизменно отвечала: «Мутации, мама, мутации!», демонстрируя таким образом свои познания в области биологии.

Все было хорошо, пока в классе не появился новичок — Олег Демьяненко. Высокого роста брюнет с яркими голубыми глазами и ослепительной улыбкой, он сразу стал кумиром всех девчонок. К тому же, он был спортсмен и хорошо учился. Все три Ольги в него одновременно влюбились с первого взгляда и до потери сознания. Каждая из них просто из кожи лезла, чтобы привлечь его внимание. Но он, казалось, их просто не замечал. Ему нравилась девочка из соседнего класса, маленькая скромница с длинной золотистой косой, по имени Аня. Он часто ходил провожать ее домой и носил ее портфель. Все три Ольги сразу ее возненавидели, и каждая из них норовила нанести ей какой-нибудь вред. Проходя мимо нее, Сеткина, как бы случайно, толкала ее в спину, обедая рядом с ней в школьной столовой, Деткина опрокинула, как бы ненароком, на нее тарелку с супом, а Соседкина на уроке физкультуры подставила ей ножку, так что та упала навзничь, разбила себе коленку, и потом долго хромала, но это совершенно не помешало Олегу провожать ее до дома и носить ее портфель.

Но вот семья Ани переехала в новую квартиру в отдаленном районе, и Аня перешла в другую школу. Все три Ольги ликовали — соперница уехала навсегда! Место рядом с Олегом освободилось,
и надо было переходить к активным действиям.

Сначала они ходили на переменках по коридору, как всегда держась за руки, пытаясь преградить дорогу Олегу, когда он шел им навстречу, но он как ни в чем не бывало проходил мимо, даже не посмотрев в их сторону. Тогда они перестали держаться за руки и стали действовать по отдельности. Они больше не одевались в одинаковую одежду, не учили вместе уроки, и, казалось, даже перестали дружить. Но все это также ни к чему не привело: Олег продолжал их не замечать.

Случилось так, что Ольга Сеткина заболела, долго не ходила в школу и очень отстала. Классная руководительница попросила Олега Демьяненко, как лучшего ученика, помочь Сеткиной по главным предметам, и он стал каждый день оставаться с ней в школе после уроков. Ольга Деткина и Ольга Соседкина, под предлогом, что они всегда вместе учили уроки, также оставались в школе и сидели за партой в том же классе, где Олег занимался с Сеткиной, дожидаясь свою подругу, чтобы не оставлять ее одну наедине с Олегом. По окончании занятий они провожали ее до дома. Сеткина прекрасно понимала, для чего они так поступают, ужасно на них злилась, но ничего не могла поделать.

Через некоторое время Сеткина с помощью Олега наверстала упущенное и классная руководительница сказала Олегу, что больше не нужно с ней заниматься. В последний день занятий Ольга Сеткина пригласила Олега пойти с ней в кино, и он, к ее удивлению, согласился. Она была на седьмом небе от счастья, и сразу же похвасталась своим подружкам, что вечером она встречается с Олегом. Они ей не поверили, поскольку вне занятий Олег продолжал, как и раньше, ее не замечать. Но уходя домой, она громко крикнула, чтобы услышали подружки: «Олежек, значит, в семь, около кинотеатра», и подружки не только это услышали, но даже увидели, что «Олежек» утвердительно кивнул головой. Таким образом она убедила подруг в правдивости своих слов.

На этот раз Ольга Сеткина летела домой как на крыльях, а две другие Ольги ее не провожали, а медленно брели, понурив головы. Они чувствовали, что проиграли сражение.

Придя домой, Ольга Деткина, рухнула на кровать, даже не сняв верхнюю одежду — так она была расстроена. Какое-то время она лежала неподвижно, как бы в забытьи, но потом какие-то мысли начали приходить ей в голову, она встала и даже съела обед, который ей оставила, уходя на работу, мать. Потом она надела такое же платье, в котором сегодня была в школе Сеткина, вышла из дома и быстро пошла к кинотеатру. Когда она туда пришла не было еще и шести часов. Она спряталась за широким стволом большого дерева, росшего недалеко от входа в кинотеатр, и стала ждать.

Ждать ей пришлось долго. Но, в конце концов, ее терпение было вознаграждено — первым пришел Олег. Не увидев Сеткину, он подошел к дереву, за которым стояла Деткина, и, прислонившись к нему, приготовился ждать. Деткина поняла, что пробил ее час. Она вышла из-за дерева, и подошла к Олегу. — «Привет, Олежек, — радостно улыбаясь, сказала Деткина, имитируя голос и интонацию Сеткиной. — «Ты давно пришел?» — «Нет, только что», — сказал Олег, не заметив подмены. Они пошли к кассам, купили билеты на ближайший сеанс, и скрылись в кинотеатре. Как раз в этот момент прибежала опаздывающая Сеткина. Она опоздала, потому что долго не могла выбрать подходящий туалет. Вертясь перед зеркалом, она перемерила всю одежду, висевшую в гардеробе, пока, наконец, не выбрала, то, что по ее мнению, должно было понравиться Олегу. Не увидев около кинотеатра Олега, она прислонилась к тому же дереву, за которым пятью минутами раньше стояла Деткина, и стала ждать. Но Олег не появился ни через пять, ни через тридцать пять минут. Стало ясно, что он не придет, поскольку фильм, который они собирались посмотреть, уже давно начался. Но Сеткина не хотела в это верить. Она прождала еще целый час, и убедившись в бесполезности этого занятия, вся в слезах, побрела домой. Если бы она подождала еще несколько минут, которые оставались до конца сеанса, она увидела бы Олега, выходящего из кинотеатра рядом с сияющей Деткиной.

Олег проводил Деткину до дома, и они договорились опять встретиться через неделю.

На следующий день Сеткина сказалась больной и не пошла в школу. Деткина сразу же поняла, в чем дело, и рассказала о своем вчерашнем приключении Соседкиной. Та пришла в восторг от изобретательности своей подружки. После уроков они решили навестить Сеткину. Придя к ней, они с озабоченными лицами стали расспрашивать ее о здоровье и о том, как прошло вчерашнее свидание с Олегом. Особенно старалась Деткина. Она задавала конкретные вопросы, интересуясь подробностями: в каком ряду они с Олегом сидели, целовались ли они, пошел ли он после сеанса ее провожать, проводил ли до дома, или бросил на полдороге. Сеткиной пришлось все выдумывать на ходу, не могла же она, в самом деле, признаться, что они с Олегом так и не встретились! На все каверзные вопросы своих подружек она находила достойные ответы. Не моргнув глазом, она отвечала, что сидели они в последнем ряду, и Олег ее целовал, а после сеанса проводил до самого дома. Так что она справилась со своей задачей на «отлично». Подружки выслушали все ее выдумки с самыми серьезными лицами, но выйдя из дома, они хохотали до слез.

Деткина торжествовала, она сама была в восторге от своей уловки. Теперь она встречалась с Олегом каждую неделю, изображая Сеткину и одеваясь в такую же, как у нее, одежду. Они ходили вместе в кино, на каток, в дискотеку, или просто гуляли по городу. Но в школе Олег казался по-прежнему равнодушным и к настоящей Сеткиной и к ней, не говоря уже о Соседкиной, которая была немного выше его. Она и раньше стеснялась своего роста и сутулилась, чтобы казаться ниже, а теперь, чтобы понравиться Олегу и быть хотя бы одного с ним роста, стала носить старушечьи туфли без каблуков и вжимать голову в плечи, что совсем ее не украшало. Сеткина и Деткина в этом ее коварно поощряли, часто говоря ей, что она слишком долговязая и должна как-то это исправить.

Но все эти ухищрения так и не помогли ей привлечь внимание красавчика Олега.

Сжиматься и сутулиться настолько вошло у нее в привычку, что теперь даже дома она иногда ходила как согбенная старушка. Но однажды в таком виде свою доченьку увидела Матрена Филипповна, пришла в ужас и хорошенько ее отругала, пригрозив что больше никогда не будет ей шить одежду, если она не будет ходить в полный рост и высоко держать голову. Соседкина знала: мать шутить не любит — как скажет, так и сделает. Угроза оказалась действенной — она распрямилась, выбросила старушечьи туфли и стала ходить, высоко подняв голову, не обращая внимания на насмешки подружек. Но все было напрасно — Олег по-прежнему ее не замечал.

Не добившись взаимности, она стала все больше и больше завидовать Деткиной, которая после каждой встречи с Олегом с восторгом рассказывала ей об этом. Видимо, прямохождение, хотя и не помогло завоевать Олега, прибавило ей решительности, и однажды, после того, как Деткина в очередной раз похвасталась, как здорово они с Олегом провели воскресный вечер, она решилась обо всем рассказать Сеткиной. Сеткина была до глубины души возмущена вероломством своей подружки, но ничего ей не сказала и даже вида не подала, что знает о ее коварстве. Но, узнав от Соседкиной время и место очередного свидания Деткиной с Олегом, она тоже пошла на это свидание, и, придя на место встречи, сразу же увидела Деткину. Олега еще не было. Тогда она подошла к Деткиной и изо всей силы вцепилась ей в волосы. Та дико завопила и бросилась на Сеткину с кулаками. Как раз в этот момент подошел Олег и стал их разнимать. Это ему удалось сделать далеко не сразу, поскольку подружки не на шутку разодрались. Вокруг них собралась толпа зевак, послышался смех, и кто-то громко крикнул: «Смотри-ка, девки парня не поделили!» Наконец, с большим трудом, он отодрал Деткину от Сеткиной, причем в руках последней оказался большой клок белокурых волос Деткиной. И они обе, в синяках, растрепанные, красные и помятые, в один голос визгливыми голосами стали орать и обвинять друг друга во всех смертных грехах. Сначала Олег молча на них смотрел, а потом вдруг круто повернулся и ушел.

И с тех пор Сеткина и Деткина для него как бы не существовали.

Вскоре начались летние каникулы. Олег уехал отдыхать в спортивный лагерь, а осенью перешел в другую школу, именно в ту, в которой училась маленькая Аня с длинной золотистой косой.

После его ухода все три Ольги опять стали подружками не разлей вода. На переменках они ходили, держась за руки, и очень не любили, когда их разъединяли из-за узкого коридора.

 

ЛЮБОВЬ ЗЛА

 

Любовь зла — полюбишь козла.

Русская пословица

 

После сложной полостной операции меня отвезли в послеоперационную палату. Когда я пришла в себя после наркоза, я увидела, что в этой же палате лежит парень лет двадцати. В палату никого, кроме врачей и медперсонала, не пропускали. Вечером вошла медсестра и принесла мне записку от мужа и фотографию сына с букетом цветов, которые приходили меня навестить, но их не пустили, и тогда они сделали этот снимок и попросили его мне передать. Тем большим было мое удивление, когда посреди ночи к нам в палату спокойно вошли три человека в белых халатах, из-под которых выглядывала милицейская форма! Они подошли к молодому человеку, сели рядом с его кроватью и стали о чем-то говорить. Говорили довольно долго. Когда они ушли, я спросила молодого человека, зачем они приходили и почему их пропустили. Молодой человек рассказал мне следующую историю:

Дело в том, что моя сожительница меня пырнула ножом в грудь. Мне сделали операцию и зашили дырку в груди. Врачи сказали, что мне еще повезло — будь дырка чуть поглубже, было бы задето легкое, и тогда меня вряд ли бы удалось спасти. Это уже во второй раз она меня пыряет ножом. В первый раз она мне сделала дырку в боку, но тогда обошлось без операции.

И после этого случая вы опять к ней вернулись?

Да, вернулся. Мне было ее жаль — она только что вышла из тюрьмы, взяла из приюта свою семилетнюю дочь, им негде было жить. Она круглая сирота.

Сколько же ей лет и сколько вам?

Мне двадцать два года, а ей уже тридцать, но она выглядит на восемнадцать, иначе я бы к ней даже не подошел.

Вы ее жалеете, а себя нет. Ведь, в третий раз она вас может убить!

То же самое говорит моя мама.

И тут, будто в подтверждение его слов, в палату ворвалась пожилая женщина. Она с плачем бросилась к кровати молодого человека и заголосила на всю больницу:

Васенька, брось ее, эту гадину, эту стерву, пока она тебя не добила! Ведь убьет, непременно убьет, ей ничего не стоит это сделать, она, ведь, уголовница и уже сидела за убийство!

В этот момент в палату вбежали врач и медсестра, они схватили под руки рыдающую женщину и буквально вытолкнули ее из палаты.

Василий, ваша мама совершенно права, вы должны ее бросить, пока она вас не добила, — сказала я. — Если вы себя не жалеете, так пожалейте хотя бы маму. На нее невозможно без жалости смотреть.

Я бы очень хотел ее бросить, но не могу ничего с собой поделать, я ее люблю.

Неужели и в этот раз вы к ней вернетесь?

Вернусь, потому что не смогу без нее жить!

Действительно, права русская пословица, — подумала я, — «Любовь зла — полюбишь козла!»

 

СЕРДЦЕЕД И НЕ ТОЛЬКО...

 

Молодая девушка Влада вошла в вагон метро и села на свободное место. Напротив неё сидел молодой мужчина весьма приятной наружности. Влада бегло взглянула на него ... и почувствовала «удар молнии». Она вдруг поняла, что это именно ОН! Да, да это был ОН, тот, о котором она так давно мечтала. Из-за НЕГО она никак не могла выти замуж, потому что молодые люди, ухаживающие за ней, были очень далеки от её идеала, который она нарисовала в своём воображении.

Молодой человек кинул беглый взгляд на неё и тут же встал, уступив место пожилой женщине. Он подошёл к дверце вагона и теперь уже смотрел на Владу долгим оценивающем взглядом. А она просто не могла оторвать от него глаз. Обычно немного застенчивая, она, казалось, совершенно забыла о своей застенчивости, и смотрела на него, и смотрела, не в силах оторвать взгляд от своей вдруг воплотившейся мечты.

Она встала, на следующей остановке ей надо было выходить. Тогда этот мужчина подошёл к ней и, улыбнувшись, сказал: «Девушка, мне очень стыдно, у меня на пальто не хватает одной пуговицы!»

И тогда Влада сказала так, как будто давно его знала: «Ой, что Вы, не беспокойтесь, я даже не заметила».

Поезд остановился. Влада вышла из вагона, он вышел за ней.

 

Незнакомец поравнялся с Владой и пошёл рядомс ней.

Влада знала, что она нравится мужчинам — пухленькая блондинка среднего роста с большими, широко раскрытыми серо-голубыми глазами и каким-то детским выражением лица. Очень часто мужчины к ней приставали на улице. В таких случаях Влада обычно ускоряла шаг и скрывалась в толпе прохожих. Но это был совершенно особый случай. «Это моя судьба», — думала Влада и с сильно бившемся от волнения сердцем спокойно шла рядом с ним.

Незнакомец, разумеется, понял, что нравится ей, и решил начать разговор.

Давайте знакомится, — с ласковой улыбкой сказал он. — Владлен, или просто Влад.

Ой,какое совпадение! — невольно вырвалось у Влады. — А меня зовут Влада! — протягивая ему руку и счастливо улыбаясь, воскликнула она.

Так, может быть, это не совпадение, а судьба? — как бы читая её мысли вкрадчивым голосом и также улыбаясь, спросил он.

Может быть, — опустив голову, тихо произнесла она.

Если Вы никуда не торопитесь, то я приглашаю Вас пойти сегодня вечером со мной в театр.

У Влады был совершенно свободный вечер. В другом случае она наверняка бы сказала, что вечером будет занята, но сейчас она, не скрывая радости, сказала, что согласна. Но ей надо зайти домой, чтобы переодеться.

Хорошо. Я буду ждать Вас у метро через час.

И они расстались.

Домой Влада летела как на крыльях. Она как бы потеряла представление о реальности, в голове у неё был ОН, только ОН! Она столько лет мечтала только о НЁМ. Всё-всё в Нём ей бесконечно нравилось, он словно выпрыгнул из её грёз.

Дома Влада перебрала весь свой гардероб, примеряя то один наряд, то другой. Наконец, перемеряв по несколько раз всё содержимое гардероба, выбрала вечернее платье, которое, как ей показалось, больше всего ей шло.

Она нарядилась, сделала макияж, попрыскала себя французскими духами и быстрым шагом пошла к метро. Ещё издали она увидела его. Он стоял и держал в руке небольшой букет красных гвоздик. Увидев Владу, он, улыбаясь, подошёл к ней и протянул ей букет. От радости её лицо просияло, она взяла цветы и со счастивой улыбкой спросила:

А куда мы идём?

Мы не идём, а едем, — снова улыбнувшись, сказал он.

Они спустились в метро и куда-то поехали. Влада не замечала дороги, даже не спросила, какую пьесу они едут смотреть. Дорога была длинная, и Влад рассказывал ей о себе. Сказал, что родился в Молдавии и там учился, уже взрослым он переехал в этот город, здесь окончил гуманитарный вуз и теперь преподаёт философию в одном из вузов.

Я всегда хотел стать философом, — с гордостью произнёс он.

Влада не очень слушала, она была переполнена счастьем — ведь, она сидела рядом с НИМ, их локти соприкасались, и она чувствовала, что нравится ЕМУ!

Наконец, они приехали. Выйдя из метро, Влада увидела здание театра. Но оказалось, что билетов у Влада нет, и было много людей, спрашивающих прохожих, нет ли у них лишних билетов. Касса была закрыта. Они постояли минут пятнадцать в поисках билетов, но билетов не было. Спектакль уже начался. Тогда Влад предложил зайти в ближайшее кафе. Они зашли в кафе, Влада сняла пальто и Влад сразу же выразил восхищение её внешностью, отчего она расцвела, как роза.

Они сели за столик. К ним подошла официантка — юная девушка. Она загляделась на Влада, а он сразу же отпустил ей комплимент. Влада почувствовала холодок в груди, похожий на укол ревности. И в тот же вечер ей пришлось пережить ещё много таких уколов, поскольку женщины, сидящие за соседними столиками засматривались на него, а он не жалел улыбок, отвечая на их взгляды. И Влада поняла, что он нравится не только ей, а всем женщинам. Это очень испортило ей настроение. Влад это заметил и пригласил её танцевать. Они протанцевали танец, а следующий танец был белым. К Владу подошла красивая блондинка и пригласила его. Влада надеялась, что он ей откажет, но он согласился, и во время танца она так прижималась к нему, как будто знала его всю жизнь. Влада не выдержала этого испытания и со слезами на глазах бросилась в раздевалку. Влад, прервав танец, побежал за ней. Он спросил, в чём дело.

Я хочу уйти, мне пора домой, — изо всех сил удерживая слёзы пробормотала Влада.

Хорошо, давай уйдём, — сразу же согласился он. Но добавил, что ещё детское время.

Мне завтра рано вставать, — уже более твёрдым голосом соврала она.

И они ушли. Всю дорогу Влада молчала, а он безуспешно пытался её разговорить. Тогда он снова начал говорить, сказал, что два года был женат, но потом развёлся с женой и теперь живёт один. В этот раз Влада внимательно слушала. Когда они приехали, он пошёл провожать её до дома. Ей не хотелось уходить. Он это почувствовал и поцеловал её прямо в губы. Потом повёл её в ближайший сквер. Было совсем темно и в сквере не было народа. Они сели на скамейку, и он тут же обнял её и начал целовать.

Влада вернулась домой в три часа ночи. Мама не спала, она стояла на балконе и тревожно вглядывалась в ночную тьму. Когда Влада вошла, мать набросилась на неё с упрёками, и Влада с ужасом поняла, что забыла позвонить матери, что придёт поздно.

Я уже хотела звонить в полицию, — каким-то незнакомым голосом сказала мать. — Неужели трудно было позвонить?!

На следующий день Влад позвонил и пригласил её посмотреть новый фильм. После работы они встретились и пошли в кино. Они сели в последний ряд, и как только начался фильм, он опять начал её целовать. Она совсем не смотрела на экран, и когда фильм закончился, не могла бы вспомнить ни одного эпизода.

И в продолжение этой недели они встречались каждый день. Гуляли по городу, заходили в кафе, сидели в скверах и на бульварах. И, конечно, целовались. Доходило до того, что он целовал её прямо посредине мостовой, и она просто млела от счастья.

Однажды в метро, когда они куда-то ехали, она заметила сидящего напротив них молодого человека, который пристально смотрел на Влада и руками делал ему какие-то знаки, но тот, казалось, ничего не замечал. Наконец, молодой человек не выдержал и подошел к ним.

Привет, — сказал он, обращаясь к Владу. — так вот ты где. Забываем старых приятелей?

А, это ты, — с непроницаемым лицом проронил Влад.

Да, это я, а это ты, — с юмором сказал молодой человек. — Познакомь меня со своей девушкой.

Влада, — спокойно сказала Влада, протягивая ему руку.

Михаил, — ответил молодой человек, пожимая ей руку. — И весело добавил, что если её спутник ей надоест и она его бросит, то вот номер его телефона, он с удовольствием встретится с ней. И протянул ей свою визитку. Она машинально её взяла и положила в сумку.

Тут поезд остановился и Михаил вышел из вагона.

Кто это? — спросила Влада.

Мы с ним когда-то вместе учились, — нехотя процедил сквозь зубы Влад, и так сурово на неё посмотрел, что она как-то съёжилась и больше вопросов не задавала. И хотя в тот вечер они не поссорились, но между ними возникла какая-то напряжённость, которую она очень хорошо чувствовала.

На следующий день вечером они как обычно встретились, и после долгого хождения по улицам Влад позвал её к себе. Конечно, ей очень хотелось пойти к нему, но каким-то женским чутьём она поняла, что сейчас нельзя этого делать и отказалась. Он сделал вид, что очень обижен, холодно с ней простился и не поехал её провожать.

Прошло три дня. Влад больше не звонил. Она начала потихоньку сходить с ума и решила сама ему позвонить, но он не отвечал на звонки.

Так прошла неделя. Она звонила ему каждый день, но результат был нулевой. Тогда она вдруг вспомнила про Михаила и позвонила ему.

Михаил сразу взял трубку. Влада напомнила ему об их встрече в метро. Михаил явно обрадовался её звонку.

Как я рад Вас слышать, — весёлым голосом проговорил он. — Слушаю Вас очень внимательно.

Влада сказала ему, что куда-то пропал Влад, и сам не звонит и его телефон не отвечает.

Нам надо встретиться и поговорить, — уже серьёзно сказал Михаил.

Они договорились о встрече на бульваре. После работы Влада с сильно бьющимся сердцем пришла на бульвар. Михаил уже был там. Они сели на скамейку, Влада рассказала ему, что случилось, и тогда Михаил начал свой рассказ.

В старших классах мы с Владом учились в Молдавии в одной школе. Я был на класс младше, а с ним в одном классе училась моя старшая сестра. Она была по уши в него влюблена. И не только она. Она говорила, что все девочонки их класса просто помешались на нём, и «отбивали» его друг у друга. А он встречался по очереди с каждой из них, то есть менял их «как перчатки». Но они ему всё прощали, а друг друга просто ненавидели. Наконец, ему всё это надоело и он стал встречаться только с моей сестрой. Как-то раз она пригласила его к нам домой. Я с ним познакомился, и сначала он мне очень понравился, я, словно девчонка, попал под его обаяние, он, ведь, чертовски красив и умеет, когда надо, себя прекрасно вести. То есть может понравиться кому угодно. Одно время мы с ним даже дружили. Но мало-помалу я стал понимать, что он не такой, каким кажется. Он поражал меня своим цинизмом, а о женщинах говорил как о существах низшей расы. Я не раз предупреждал сестру, что он нехороший, неискренний человек, но она меня не слушала и продолжала с ним встречаться. Однажды она не вернулась со свидания домой. Мы с матерью обзвонили всех друзей и знакомых, но никто ничего не знал. Влад тоже куда-то исчез. Мы обратились в милицию, но и они не помогли разыскать сестру. Мы просто сходили с ума и не знали, что делать. Через три дня сестра вернулась. Мы едва узнали её. Она ужасно похудела, под глазами были огромные синяки, и у неё были заплаканные глаза. Мы бросились к ней и стали расспрашивать, что случилось и где она была. Но она очень резко нас оборвала и ничего не сказала. И тщетно мы пытались её разговорить, она упорно молчала. А Влад после этого случая не вернулся в нашу школу, и говорили, что вместе с родителями куда-то уехал из нашего города. Никто его больше не видел и ничего о нём не знал. А я через год окончил школу, уехал в ваш город, поступил в институт, два года назад его окончил, а сейчас живу здесь и работаю по специальности.

А что стало с сестрой, где она теперь? — спросила Влада.

А сестра вышла замуж за хорошего парня и уехала с ним заграницу. У них растёт сын.

Что же, она так ничего и не рассказала, что тогда произошло? — продолжала Влада.

Представьте себе — ничего! И больше никогда не вспоминала Влада. И вот, что я вам скажу, не ищите его и не жалейте о нём. Он совсем не тот, каким кажется, — в заключение сказал Михаил.

Влада вернулась домой. Конечно, рассказ Михаила произвёл на неё впечатление. Но она не могла так вот сразу отказаться от своей мечты, забыть о Владе. И ей тем более хотелось узнать, что же тогда произошло у Влада с сестрой Михаила.

Она решила немного подождать и больше не звонить Владу. Стала ходить на свидания с другими парнями, но, к своему ужасу, каждый раз убеждалась, что ей, кроме Влада, никто не нужен. И один раз встретившись с каким-нибудь из своих поклонников, больше с ним не встречалась.

Приближался Новый Год. Подружки пригласили Владу отметить его вместе с ними. Она согласилась, но в глубине души чего-то ждала. И не напрасно. В канун Нового Года она пораньше пришла к своей близкой подруге, чтобы помочь ей подготовиться к встрече. Вдруг раздался телефонный звонок. Это звонила мама Влады. Она сказала, что позвонил Влад и пригласил её к себе на встречу Нового Года. Он сказал, что будет её ждать у метро, где они обычно встречались. Влада в тот же миг забыв о подруге, сняла фартук и побежала к метро. Там её уже ждал Влад. Он, как ни в чём не бывало, радостно ей улыбнулся, обнял её и они поехали к нему домой. Она, казалось, всё забыла и даже не спросила его, где он пропадал всё это время.

Влад жил на окраине города. Его дом стоял на отшибе, в конце малолюдной улицы. За домом был пустырь, ограждённый высоким забором. Он сказал, что специально купил квартиру в таком пустынном месте, чтобы никто не мешал его философским размышлениям.

Они вошли в квартиру и прошли в большую комнату. Влада оглядела комнату. В комнате был обеденный стол, несколько стульев и диван. У окна стоял письменный стол, на нём в беспорядке лежало несколько книг и каких-то бумаг, возле стола, на полу валялись также какие-то книги и бумаги. Рядом со столом, на стене висели две полки с книгами.

Влада сняла пальто и шапку, она была в нарядном платье с блёстками, в ушах красовались длинные серёжки, которые ей очень шли. Обычно Влад говорил ей комплименты, она и сейчас их очень ждала, но он почему-то ничего не сказал.

Она заметила ещё одну дверь, ведущую во вторую комнату, она хотела её открыть, но дверь была заперта.

Она вопросительно посмотрела на Влада.

Он быстро сказал:

Туда нельзя, там большой беспорядок, я был очень занят и не успел убраться.

Так давай я уберусь, — сказала она.

В таком платье? Нет уж, спасибо, иди мой руки и садись за стол, — голосом строгого папаши сказал Влад.

Он усадил Владу за стол, покрытый ярко-красной скатертью, на котором были бутылка шампанского, два бокала, две тарелки, банка с маринованными огурцами, тарелка, на которой лежала большая, аккуратно нарезанная крупными кусками, очищенная селёдка и батон хлеба.

А что же, у тебя нет телевизора? — робко спросила Влада. Ей было как-то не по себе, может быть, от того, что в комнате стоял какой-то тяжёлый непонятный запах.

А зачем мне телевизор? — парировал Влад. — Я много работаю, пишу философские статьи, а телевизор отвлекал бы меня от моих мыслей.

Он посмотрел на часы, сказал, что Новый Год уже наступил, разложил по тарелкам огурцы, куски селёдки и хлеб, открыл шампанское, разлил его по бокалам, затем, подняв бокал, торжественно произнёс тост:

С Новым Годом! Пусть сбудутся все желания! — и залпом осушил свой бокал.

Затем взял кусок селёдки и огурец, сделал бутерброд и целиком положил его в рот.

Влада пригубила шампанское, откусила кусок огурца, а селёдку есть не стала.

Ты что, не любишь селёдку? — спросил Влад.

Нет, не люблю, — призналась Влада. — И я не могу есть селёдку после шампанского.

А что же ты любишь после шампанского? — продолжал он.

Ну, например, что-нибудь мясное, — тихо произнесла она.

О, мясо это целая философия, — важно сказал он. — О мясе можно писать огромные трактаты. Вот ты какое мясо любишь?

Наверное, любое, лишь бы было вкусное и не очень жирное.

Нельзя одинаково любить говядину, баранину и свинину. Это очень разное мясо. Но нельзя сказать, что оно очень полезно для организма. Хочешь, я покажу тебе настоящее мясо?

Она кивнула.

Пошли на кухню, — сказал он.

Они вошли в довольно просторную кухню, где стояло сразу два огромных холодильника.

Он открыл дверцу одного из них и Влада ахнула от удивления — холодильник снизу доверху был заполнен разными по размеру стеклянными банками, наполненными каким-то странным на вид мясом.

Влад открыл большую морозильную камеру и там лежали огромные куски того же странного мяса.

Что это за мясо? — спросила Влада.

Он не ответил. Они вернулись в комнату и сели за стол.

Ты знаешь, что в каждом мясе есть очень полезные для нас вещества, например, лизин. Он невероятно полезный, — сказал Влад каким-то особенным, удивительно мягким голосом и обаятельно улыбаясь.

И он очень долго говорил про лизин, насколько он полезен. При этом в глазах у него появлялся какой-то хищный блеск.

И знаешь ли ты, в каком мясе больше всего лизина? — в заключение своей лекции спросил он.

Влада пожала плечами.

Он наклонил голову так, что она почти касалась её лица и свистящим шопотом произнёс:

В человечьем! Да, да, в человечьем!!!

Так это было человечье мясо! Боже мой, да он людоед! — молнией пронеслось в голове у Влады. — Надо отсюда бежать как можно скорее!

Но инстинкт самосохранения подсказал ей, как надо себя вести в подобной ситуации. Она интуитивно поняла, что ни в коем случае нельзя показывать ему, как она испугалась. И с бешено бьющимся сердцем, изо всех сил сдерживая волнение, она изобразила на своём лице удивление и как можно спокойнее сказала:

Надо же! А ты не поджаришь сейчас кусочек мяса, чтобы я его попробовала?

Он, конечно, не ожидал такой реакции. И поэтому сказал:

Хорошо, сейчас поджарю. — И пошёл на кухню.

Влада не теряя ни секунды накинула на себя пальто, набросила на голову шапку, отодвинула задвижку замка входной двери и со всех ног бросилась вниз по лестнице. Там она буквально наткнулась на подвыпившую компанию, которая стала громогласно её поздравлять с Новым Годом. Один парень раскинул руки и попытался её обнять, едва вырвашись из его объятий, она вылетела из подъезда и помчалась к метро. На улице не было ни одного человека. Влада добежала до метро, ринулась вниз по эскалатору и перевела дыхание только тогда, когда вошла в вагон и рухнула на сиденье.

Поезд отошёл и тогда она стала думать, что же произошло. Выходит, что человек, которого она так безумно любила, оказался людоедом!!!Теперь ей стало понятно, что случилось с сестрой Михаила. Она также бежала от этого чудовища и где-то пряталась в течение трёх дней.

Вдруг ей пришло в голову, что Влад будет её преследовать, она, ведь, стала опасной для него, она может заявить на него в полицию. Откуда у него столько человечьего мяса? Наверняка он заманивает женщин к себе, там их убивает, расчленяет и наполняет банки их мясом. А потом их одежду и то, что ему не нужно, относит ночью на пустырь рядом с его домом и там закапывает. Не случайно, ведь, что его вторая комната заперта. Теперь Влада поняла, почему в его квартире стоял такой тяжёлый запах.

Господи, что же делать, что делать? — лихрадочно думала Влада.

Выйдя из метро Влада со всех ног побежала домой. Мама уже спала. Влада не стала её будить . Её всю трясло, у неё поднялась температура, она почти теряла сознание. Не раздеваясь, она повалилась на диван и позвонила Михаилу. Он встречал Новый Год с друзьями и был немного навеселе. Он поздравил её с Новым Годом, а она, не тратя время, скороговоркой рассказала ему, что случилось. Он сразу протрезвел и обещал ей, что заявит в полицию. Они поймают этого негодяя и он получит по заслугам.

Михаил позвонил на следующий день и сказал, что сразу же после её звонка ночью он побежал в полицию, чтобы по свежим следам забрать людоеда. Но ночью полицейские также справляли Новый Год, были пьяны и не сразупоехали к Владлену. Но никто не открыл дверь. Тогда они взломали замок, вошли в квартиру, но там никого не было. Владлен исчез. В полицейском участке составили его фоторобот и развесили по всем вокзалам и аэропортам.

Его обязательно поймают, — заверил Михаил.

Но его не поймали.

Влада проболела целый месяц. А когда вышла на работу, её каждый день провожала и встречала мама. Очень скоро Влада вышла замуж за одного из своих постоянных поклонников и они вместе с мамой уехали из этого города.

А Владлена ищут по сей день.

 

ПРИЧУДЫ ЛЮБВИ. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

 

Людмила делала генеральную уборку. Она ждала мужа, сегодня он возвращался из длительной командировки и надо было его встретить «по высшему разряду». По радио зазвучала знакомая мелодия. «Та самая, что и тогда…, — подумала Людмила. И непрошенные воспоминания нахлынули сами собой.

Тогда… то есть энное количество лет назад. Тогда Людмиле должно было исполниться 24 года.

Тогда Роман приходил к ней почти каждый день. Да, Роман… Дело в том, что он развелся с женой, а у нее, Людмилы, искал утешения и поддержки.

Нет, у нее ничего с ним не было. Роман — лучший друг ее мужа, Валерия. Они вместе учились и в школе, и в институте. Женились тоже почти в один день. Людмила любила мужа. Он был сильный, верный, надежный. С ним она чувствовала себя как за каменной стеной. Обманывать Валерия? Да еще с его лучшим другом?! Нет, она себе никогда бы этого не позволила! Но… Валерий так часто оставлял ее одну, уезжая в бесчисленные командировки. А Роман…

Он был совершенно не в ее вкусе. «Не моего романа!», улыбнувшись каламбуру сразу же подумала Людмила, когда она увидела его в первый раз. Тогда она была еще невестой Валерия, а Роман — женихом своей будущей жены, с которой теперь развелся. Потом они встречались семьями, но не слишком часто. Но после развода Роман стал приходить к ним почти каждый день, а Валерий уезжал, и встречала Романа одна Людмила. Он засиживался у нее до полуночи, пил чай, и рассказывал о том, как ему не повезло с женой, а она жалела его и мечтала познакомить с кем-нибудь из своих подруг. И в один из вечеров, после того, как Роман, просидев у нее часа три, выпив стаканов десять чая и, пожаловавшись в очередной раз на свою горькую жизнь, а заодно и бывшую супругу, ушел, одарив Людмилу на прощанье грустной улыбкой, она решила познакомить его со своей лучшей подругой Ленкой. Ленка была красивая, бойкая и имела уйму поклонников. Именно поэтому она никак не могла выйти замуж. Людмила подошла к телефону и только хотела набрать Ленкин номер, как телефон зазвонил. Ленка ее опередила.

Люська, привет! У меня потрясающая новость — я выхожу замуж! — сказал веселый Ленкин голос.

Поздравляю! Наконец-то! Но за кого?!

За Вольдемара Эдуардовича!

Людмила не знала никакого Вольдемара Эдуардовича.

Мы к тебе придем. Познакомишься.

Приходите завтра. Будет Роман.

Ну, если будет Роман, придем обязательно!

Весь следующий день Людмила с нетерпением ждала вечера, чтобы посмотреть на Ленкиного жениха. Наконец, раздался звонок в дверь. Людмила побежала открывать. На пороге стояла улыбающаяся Ленка. Она была одна.

А где же обещанный Вольдемар Эдуардович?

У Вольдемара Эдуардовича ангина, — не моргнув глазом сказала Ленка. — А где обещанный Роман?

Роман не заставил себя долго ждать. Дверь открыла Ленка. Увидев глазастую Ленку, Роман еще с порога выразил восхищение ее красотой.

Весь вечер Ленка без устали «кадрила» Романа. А Людмила… Она весь вечер злилась. На Романа — за то, что он любезничает с чужой невестой, на Ленку — за то, что пришла одна. «Так обмануть, сказала, что выходит замуж, а сама…Нет, я тебе этого ни за что не прощу, — думала Людмила, слушая безудержное Ленкино щебетанье. Но больше всего Ленка злилась на себя. Неужели она ревнует? Ведь, еще только вчера она так хотела их познакомить! Неужели Роман ей небезразличен?!

Людмиле казалось, что этот злополучный вечер никогда не кончится! Но, вот, наконец, Роман, видимо, исчерпав запас всех мыслимых и немыслимых комплиментов, предназначенных Ленке, откланялся и ушел, а Ленка осталась ночевать у Людмилы, потому что было уже поздно, а ей далеко ехать домой. «У тебя скоро день рожденья, — как ни в чем не бывало сказала Ленка. — Пригласи Романа! А что тебе подарить?»

На следующий день Людмила, чтобы себе доказать, что она ни капельки не ревнует Романа, решила познакомить его еще с кем-нибудь из своих подруг. И как раз в это время, когда она размышляла на эту тему, зазвонил телефон. Это была Вероника, институтская подруга Людмилы. Вероника не была москвичкой. После окончания института ее «распределили» в небольшой южный город. Иногда она приезжала в Москву в командировку. Вот и теперь она приехала на неделю.

Верка, вот здорово, что ты приехала! У меня завтра день рожденья, приходи! Будет Роман! — совершенно неожиданно для себя выпалила Людмила.

С удовольствием! — обрадовалась Вероника. — И тебя поздравлю и на Романа погляжу.

Ну что ж! Пусть придет Вероника. Но только не Ленка! Нет, вероломную Ленку Людмила больше никогда не сведет с Романом, тем более в свой день рожденья!

И Людмила позвонила Ленке и твердым голосом сообщила, что она внезапно заболела и празднование ее дня рожденья отменяется.

Кажется, Ленка что-то поняла и успокоила Людмилу, пробормотав обиженным тоном, что не придет.

Людмила ликовала — коварная Ленка не придет! Вместо нее придет Вероника. Она, конечно, умница и с ней интересно. Но… Она такая некрасивая! Людмила ее всегда жалела за это. Вряд ли она понравится Роману…

И вот наступил день рожденья Людмилы. Вечером первой пришла Вероника. Распущенные волосы, ярко накрашенные губы, нарядное платье, аромат французских духов и блеск в глазах! Людмила едва узнала ее. «Как же ты похорошела, Верка!» — невольно вырвалось у Людмилы. — «Ты тоже ничего, — сказала Вероника, не скрывая довольной улыбки и поглядывая на себя в большое зеркало, висевшее в прихожей.

Роман пришел со своим приятелем Славиком, будто нарочно созданным для того, чтобы на его фоне Роман выглядел неотразимым.

Все было прекрасно. Роман был в ударе. Он проявлял чудеса галантности. Каждой даме он давал почувствовать, что именно она нравится ему больше всех. После праздничного ужина Людмила включила музыку — под щемящую мелодию певица пела о любви. Начались танцы. Роман пригласил Веронику, Славик — Людмилу. Погасили свет. Роман с Вероникой удалились в другую комнату. Когда музыка кончилась, Людмила заглянула в другую комнату и зажгла свет. Роман сидел на диване, а на коленях у него сидела Вероника. Они целовались. У Людмилы потемнело в глазах. — «Поставь, пожалуйста, эту песню еще раз, — сказала Вероника. — Она мне очень понравилась».

Людмила не помнила, как она вышла из комнаты, как включила музыку, как танцевала со Славиком. Внешне все было в порядке.

Прошло несколько дней. Роман больше не звонил. Зато в конце недели позвонила Вероника. — «Я выхожу замуж за Романа!» — торжественно объявила она звенящим голосом.

На свадьбу Романа и Вероники Людмила не пошла, сказавшись больной. Больше она никогда их не видела. Но слышала, что живут они хорошо и что у них трое детей.

«Мама, я есть хочу!» — жалобно протянул детский голосок. Людмила выключила радио и накормила Машку, которой было уже пять лет. Потом она опять принялась за генеральную уборку квартиры — сегодня Валерий возвращается из командировки…

 

..............................................................................................

 

ВЕСЕННЯЯ ПЕСНЯ

 

Я помню ту певицу в платье белом

В селе армянском возле озера Севан,

Слова той песни, что она нам пела:

«Я так люблю мой Ленинград, мой Ереван!»

 

И я тогда не знала — песня эта,

Что прозвучала ранней той весной,

Меня пронзит пророчеством поэта

И будет мне подарена судьбой.

 

Хоть много лет прошло, как это было,

Но те слова всю жизнь во мне звучат,

И сердце не совсем еще остыло:

«Я так люблю мой Ереван, мой Ленинград!»

 

 

ЛЕВА, СЫН АНГЕЛИНЫ ПАВЛОВНЫ

А МОЖЕТ, ЭТО ЛЮБОВЬ?

 

Ангелина Павловна — наша соседка по коммунальной квартире, в которой я жила в детстве. Это женщина лет сорока пяти, статная, высокая, с каштановыми волосами, зачесанными наверх. Ее губы всегда ярко накрашены. Она ходит в одном и том же длинном темно-бежевом халате, перевязанным широким кушаком. Когда она улыбается, в углу ее рта таинственно поблескивает золотой зуб. Когда она медленно идет по коридору своей плавной походкой с гордо поднятой головой, вспоминаются пушкинские строки: «А сама-то величава, выступает словно пава».

Ангелина Павловна не работает и занимается домашним хозяйством. Обычно, войдя на кухню, я вижу только ее спину, потому что она готовит еду на кухонном столе, стоящим у окна, прямо напротив двери. У Ангелины Павловны умелые руки. Мне нравится смотреть, как она с ловкостью жонглера режет картошку на четыре части прямо над большой кастрюлей с кипящим на плите супом, или как она гладит брюки мужа: набирает воды в рот и затем очень ловко ее разбрызгивает на брюки, покрытые марлей, после чего тщательно разглаживает складки утюгом. Мне также нравится, как она стирает белье: сначала натирает на терке хозяйственное мыло, потом растворяет его в корыте с водой, делая густую пену, затем кладет в него белье и трет его на стиральной доске, не разбрызгав ни капли воды. Выстирав белье, она аккуратно развешивает его во дворе нашего дома.

У Ангелины Павловны есть сын Лева. Он старше меня на шесть лет. Обычно он возвращается из школы через черный ход , дверь которого открывается на кухню. Ангелина Павловна его спрашивает: «Левик, будешь кушать щички?» И «Левик», мимоходом стащив с тарелки и запихнув себе в рот добрую половину селедки, которую разделывает его мать, кивает головой и мычит «угу» с набитым ртом.

Со мной Лева всегда разговаривает снисходительным тоном. Он считает меня лентяйкой, так как я ничего не делаю дома. Его слова почему-то задевают меня за живое. Если бы он только знал, сколько раз я рвалась помочь бабушке по хозяйству, сколько раз я с ней ругалась по этому поводу, но каждый раз она мне отказывала! Только один раз она попросила меня сходить в магазин и купить продукты. Я была так счастлива, что тут же забыла, что именно нужно купить, и купила то, что хотела. Конечно, бабушка была очень недовольна и с тех пор никогда больше не посылала меня в магазин. Мне стыдно, что я ничего не делаю дома и мне приходится врать одноклассницам, которые любят хвастать, как много они дома помогают по хозяйству, что мне ужасно надоело ходить по магазинам по просьбе бабушки. По правде говоря, бабушка не любит, чтобы ей помогали. Часто она повторяет пословицу: «Помощники — делам пагубники». Однажды, вымыв ноги в тазу, я несу этот таз на кухню, чтобы вылить воду в раковину, но бабушка не дает мне это сделать — она бежит за мной, бьет меня по спине кухонным полотенцем и кричит: «сейчас же отдай таз!».

Лева ошибается на мой счет, и я хочу, во что бы то ни стало, это ему доказать. Как-то раз, когда бабушка куда-то ушла, я иду на кухню, наливаю в таз воды и начинаю стирать свои маленькие вещи. Я знаю, что Лева дома и мечтаю, чтобы он пришел на кухню. И вдруг моя мечта сбывается: Лева входит на кухню. Мое сердце бешено колотится — наконец-то он увидит, что я работаю! Но он, бросив беглый взгляд на лужу на полу возле моей табуретки, говорит безразличным тоном: «Когда енот в цирке стирает белье, он разливает меньше воды, чем ты». И это все!

В конце мая мы собираемся на дачу. Бабушка укладывает вещи в чемоданы и просит меня помочь ей с обедом. Нужно оторвать стебли у щавеля, чтобы сварить щавелевый суп. Щавелевый суп! Я его обожаю! Бабушка дает мне целую охапку щавеля, и я тащу ее на кухню. Нет ничего легче этой работы! Я медленно отрываю стебли, чтобы не закончить раньше того, как Лева появится на кухне, потому что я знаю, что он дома. Наконец, я слышу как хлопает дверь его комнаты, и Лева входит на кухню с большим чайником в руке. Он не спеша подходит к умывальнику, наполняет чайник водой и ставит его на плиту. Кажется, он меня совсем не замечает. Но возвращаясь в свою комнату, он наклоняет голову к моему уху и шепотом произносит: «Только на это ты и способна»…

Однажды на мой день рожденья Лева дарит мне игрушечную птичку, которая называется «Жар-птица». Ее каркас сделан из очень тонкой металлической проволоки и покрыт белым пухом. У птички длинная изогнутая лебединая шея, а на ее голове блестит маленькая золотая корона. У нее разноцветный павлиний хвост и тонкие длинные ноги, как у цапли, сделанные из красной проволоки. Эта замечательная птичка изящно покачивается на своих длинных ногах, и даря ее, Лева мне желает быть такой же грациозной, как и она. Я ставлю птичку на верх пианино, чтобы ее было видно со всех сторон.

Как-то раз я попросила Леву объяснить, как работает электрический счетчик. Он подводит меня к счетчику, висящему в прихожей, и начинает что-то говорить. Но я ничего не слышу, потому что меня разбирает смех. Я не знаю, что со мной, но смеюсь как безумная. Лева делает вид, что ничего не замечает и продолжает говорить, как ни в чем не бывало. Мой дурацкий смех прекращается только тогда, когда Лева закончил свой урок. Конечно, я ничего не поняла, но говорю ему «спасибо» и возвращаюсь в свою комнату.

Каждую осень Лева с отцом ездят на охоту в леса дальнего Подмосковья. Однажды, когда они только что вернулись с охоты, я выхожу в прихожую, чтобы посмотреть на их добычу. Но вместо дичи я вижу двуствольное ружье, прислоненное к стене. Вдруг Лева входит в прихожую, видит меня и, не говоря ни слова, берет ружье и целится мне прямо в лоб. Я смотрю в направленные на меня черные дула и молчу. Так проходит несколько секунд, наконец, Лева опускает ружье, и я возвращаюсь к себе. На этот раз победа осталась за мной!

Я слишком худа для своего возраста, несморя на то, что ем много и всегда с аппетитом. В день нашего переезда на новую квартиру Лева желает мне набрать вес, чтобы быть хотя бы «средней упитанности». И это были его последние слова, обращенные ко мне.

Больше я его никогда не видела.

 

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

 

Не по хорошему мил, а по милу хорош.

Русская поговорка

 

На то она и первая любовь,

Чтоб быть ей не особенно удачной!

Песня

 

Его я заметила сразу, едва войдя в новый, восьмой, класс. Он сидел на задней парте и громко кашлял каким-то прерывистым и хриплым кашлем. Он — высокий стройный подросток, со слегка волнистыми золотистыми волосами и карими глазами. Несмотря на розоватый, как у девчочки, цвет лица, у него был мужественный вид. Потом я узнала, что его зовут Вадик Панов, что он курит с первого класса и подолгу живёт один, так как его родители, геологи, надолго уезжают в экспедиции.

Он немного заикался, но как ни странно, это его ничуть не портило, наоборот, придавало какой-то особый шарм его хриплому голосу. Он был очень уверен в себе, держался независимо, как взрослый самостоятельный человек.

Наверное, я влюбилась в него, как говорят, с первого взгляда. Но очень долго этого не осознавала. Помогла мне это понять наша староста, Лариса, высокая красивая брюнетка. Как-то раз она подошла ко мне и вдруг, ни с того, ни с сего, сказала: «Вадик Панов — самый симпатичный мальчик нашего класса!» И тут меня как будто током ударило — мне стало совершенно ясно, что я в него по уши влюблена. Конечно, я никому об этом не рассказывала, носила в душе это приятное чувство, тем более, что Вадик, казалось, меня совсем не замечал. У него был приятель, Вовка Бобров, с которым он никогда не расставался и ходил вместе с ним на всех переменках.

Как-то в нашей школе проводился День здоровья. В этот день никто не учился, и наш класс, вместе с классной руководительницей выехал за город. Стояла золотая осень, местность была очень красивая, и я слышала, как Вадик громко сказал: «Хорошо бы сюда приехать зимой покататься на лыжах!» Наша преподавательница одобрила этот план, и сказала, что зимой мы пойдём в лыжный поход. И я, хотя и не умела кататься, для себя решила, что обязательно пойду в этот поход.

Однажды после уроков, несколько девчонок из нашего класса и я, пошли в кино, и вдруг в кинотеатре к нам присоединился Вадик вместе со своим неразлучным приятелем. Как-то так получилось, что в зрительном зале я оказалась рядом с Вадиком. Во время фильма наши локти иногда соприкасались, и я себя чувствовала на седьмом небе от счастья.

На следующий день, когда утром я шла в школу, на другой стороне улицы я увидела Вадика, который только что сошёл с троллейбуса. (Он жил довольно далеко от школы). Он перешёл перекрёсток, встретился со мной, и мы вместе свернули в переулок, где находилась наша школа. Мы почти не разговаривали, но иногда он касался меня локтем и обжигал взглядом своих карих глаз. К моему сожалению, мы очень быстро дошли до школы и там расстались. Но на другой день повторилось тоже самое — я поднималась по улице, которая шла немножко в гору, а он с противоположной стороны спускался на троллейбусе. Он вышел на остановке, перешёл перекрёсток, приветствовал меня кивком головы, и мы опять пошли рядом, касались друг друга локтями, и опять он обжигал меня мимолётным взглядом. И опять мы расстались при входе в школу.

И эти наши утренние встречи происходили теперь каждый день. И каждое утро я с замиранием сердца выходила из дома, боясь, что вдруг он по какой-то причине не выйдет из троллейбуса, и мы не встретимся. Но к счастью, мы всегда встречались.

Вскоре я стала замечать, что девочки из нашего класса стали косо на меня посматривать, а некоторые из них даже проявляют явную враждебность. Вначале я не понимала, почему они так поступают, но скоро случай помог мне в этом разобраться. Однажды Вадик подошёл ко мне и пригласил вечером погулять с ним в парке. Конечно, я согласилась. Я легкомысленно решила, что, наконец, пробил мой час, и я пойду на свидание с Ним! Но когда я пришла в парк, то увидела, что он не один — с ним были ещё четыре девчонки из нашего класса! Они слышали, как он меня приглашал, и тоже пришли, чтобы не допустить нашего свидания!

И тогда до меня дошло, что Вадик нравится не только мне, больше того, я догадалась, что все девчонки нашего класса в него влюблены!

После этого случая Вадик на свидание меня больше не приглашал, и наши утренние встречи прекратились. Я была этому даже рада, поскольку враждебность девчонок ко мне, как я теперь поняла, была вызвана именно этими встречами. Я была новенькой в этом классе и они, наверное, увидели во мне «опасную» соперницу. Скоро мои догадки подтвердились. Как-то наша учительница английского, после моего удачного ответа, обратилась к Генке Морозову, нашему отличнику, готовящемуся к дипломатической карьере и прекрасно знающему английский, со словами: «Смотри, какая у тебя объявилась соперница!» После урока ко мне подошла староста Лариса и, глядя на меня в упор своими большими черными глазами, многозначительно сказала: «Соперница!»

И вот наступила зима и классная руководительница сказала, что в субботу все желающие могут пойти в лыжный поход с ночёвкой. И я пошла в этот поход. Но лучше бы я этого не делала!

Вечером мы приехали на электричке в ту местность, в которой были осенью в День здоровья. Как оказалось, я была совсем не готова к такому походу. У меня были старые детские лыжи, на которых не было нормального крепления. Уже в самом начале выяснилось, что они мне не годятся и я не могу на них идти. Один парень из нашего класса отдал мне свои лыжи, на которых были жёсткие крепления, а сам пошёл на моих лыжах. Но это меня не спасло — я не умела кататься, и весь поход превратился для меня в настоящую пытку! Особенно ужасно было спускаться с горок и подниматься на них. У меня разъезжались ноги, я всё время падала, тем более, что было темно и я не всегда видела лыжню. Мы переночевали в посёлке, в старой школе, а наутро продолжили наш поход. Но и при свете дня я каталась не лучше, чем в темноте. А Вадик катался великолепно, как настоящий спортсмен! И несколько девчонок, которые пошли в этот поход, тоже катались замечательно и лихо съезжали с самых крутых горок! Я слышала, как Вадик ими громко восхищался. А я так опозорилась в его глазах! Ведь, я пошла в этот поход только из-за него!

После похода Вадик перестал меня замечать, было очевидно, что он во мне разочаровался. Но я и сама понимала, что на моей любви теперь надо поставить крест. Хотя в душе я продолжала его любить и когда слышала модную тогда песенку, где были такие слова: «…мы с тобой два берега у одной реки…», я всегда представляла себе, что один берег это я, а другой — он.

Скоро наступила весна, потом летние каникулы. На следующий год Вадик куда-то уехал, а потом и наша семья переехала в другой район, и я перешла в другую школу. Появились новые друзья и началась новая жизнь. И я больше не вспоминала Вадика.

Прошло много лет. Однажды, я приехала в старый район, где была та школа, увидела этот перекрёсток и моё сердце забилось, как в те далёкие годы, как бы говоря: «Не забывай первую любовь!»

 

СУДЬБОНОСНЫЙ ЩЕЛЧОК, А ТАКЖЕ ЦВЕТОК

 

Валька, пошли на вечер! — прокричала моя институтская подружка Светка, в который раз позвонив мне по телефону. И я, скрепя сердце, наконец, согласилась, хотя мне было очень жалко тратить время на такие «глупости». Дело в том, что приближался Новый год и в нашем институте был новогодний вечер. Но я хотела позаниматься перед серьезной зачетной сессией, начинавшейся сразу на следующий день.

Когда мы пришли, в актовом зале было полно народу. В основном это были молодые люди из других институтов, пришедшие в наш девичий Иняз. После традиционного праздничного концерта начались танцы. Меня пригласил парень, назвавшийся студентом Института международных отношений, по его словам, будущий дипломат. Но несмотря на такую престижную специальность, он мне совершенно не понравился, и я едва дождалась окончания танца, чтобы отойти от него подальше. Я злилась на себя за то, что согласилась сюда придти, и демонстративно повернулась к танцплощадке спиной.

Девушка, можно вас пригласить? — послышался голос за моей спиной, я повернулась и увидела невысокого молодого человека в очках, который, улыбаясь, подошел ко мне. Заиграла музыка, я невольно согласилась на танец. Молодой человек чем-то мне понравился, может быть тем, что не был похож на моего предыдущего партнера-дипломата. Он не отпускал меня целый вечер, все время танцевал только со мной. Конечно, «танцевал» — это слишком громко сказано. Танцевать он не умел, мы просто топтались под музыку. По окончании вечера он пошел меня провожать, был без шапки несмотря на двадцатиградусный мороз. Когда мы повернули на мою, идущую в гору, улицу, подул сильный ледяной ветер, тогда он вынул из портфеля и надел какую-то «заячью» кепку с длинными складными ушами (таких кепок я раньше не видела). По дороге он сказал, что его зовут Виталий и он недавно окончил Физтех.

Проводив меня до подъезда, Виталий, прижимая портфель, побежал со всех ног к метро. Видимо, он ужасно замерз.

На следующий день у меня началась зачетная сессия, за ней последовала экзаменационная. Потом начались зимние каникулы, и мы со Светкой уехали в зимний дом отдыха. Когда я вернулась, позвонил Виталий и мы договорились о встрече у метро. Я пришла с небольшим опозданием, но, к моему удивлению, Виталия еще не было. Я не привыкла к такой ситуации — обычно молодые люди, с которыми я встречалась, всегда приходили раньше меня. Я решила немного подождать. Но ждать пришлось очень долго — я не уходила, так как не могла поверить, что он мог меня обмануть — он производил впечатление очень порядочного человека, тем не менее с каждой минутой ожидания у меня портилось настроение. В довершение всего ко мне подошел какой-то мужчина и насмешливо произнес: «Уж полночь близится, а Германа все нет!» Это было уже слишком, я поняла, что больше ждать бесполезно и пошла домой. Я подумала, что все к лучшему, и, если Виталий, после такого вопиющего случая, еще осмелится мне позвонить, то он об этом сильно пожалеет.

Виталий осмелился только через неделю. Он позвонил и сказал, что перепутал место встречи и ждал меня с противоположной стороны метро, при этом он так весело и заразительно смеялся, что я забыла свой гнев. Мы договорились о новой встрече. Он пригласил меня в театр и сказал, что будет ждать с билетами у входа.

Я заметила его еще издали, подходя к театру. Он был небрит, плохо одет, и я для себя решила, что это будет наша последняя встреча. По окончании спектакля мы вышли из театра, и я спросила его о времени. Он вынул из кармана какие-то диковинные часы с циферблатом без цифр. Я наклонила голову, чтобы получше их рассмотреть, и тут он вдруг довольно сильно щелкнул меня по носу! Неизвестно почему, но этот не слишком вежливый поступок моего спутника мне очень понравился. Я посмотрела на него другими глазами и… согласилась на новую встречу!

На этот раз все было по-другому. Он ждал меня в новом пальто, был чисто выбрит, а в руке держал единственный ярко-красный цветок с длинным зеленым листком. Было начало марта, зима еще и не думала уходить, и в то время купить на улице живые цветы было невозможно.

Мы пошли на концерт, слушали эстрадные песни, в одной из которых были такие слова: «…только мне все кажется, и почему-то кажется, что между мною и тобою ниточка завяжется…»

И между нами завязалась ниточка, и настолько крепко, что вскоре мы сыграли веселую свадьбу. И не развелись до сих пор!

 

ЦВЕТОК

 

Ты помнишь наше давнее свидание?

Тогда морозный зимний вечер был.

Весна не начиналась, даже ранняя —

А ты живой цветок мне подарил!

 

Я помню этот стебель длинный,

Зеленый, светлый, с узеньким листком,

Венчал его бутон тюльпана дивный,

Раскрывшись ярко-огненным цветком.

 

И ты казался мне таким прекрасным,

Держа в руке единственный цветок.

Совместный путь наш стал вдруг ясным —

Его нам осветил тот огонек!