Псалом 16 в интерпретации Вадима Гройсмана

Псалом 16 в интерпретации Вадима Гройсмана
Комментарий Вячеслава Кожемякина

Шестнадцатый псалом сложен. Начинается он с готовности узнать и увидеть волю Бога, как бы ослепительна ни была её истинность. После идет впечатляющий рассказ о том, как в ночи Бог рассматривал псалмопевца насквозь и не нашел в нем кривды, но лишь такую волю к истине, что сильней всех прочих душевных привязанностей. Движимый светом истины и волей к ней, псалмопевец не находит нужным спорить с людьми, путь его жесток и безразличен к людям, движет им одно лишь: желание ступать точно по незримой ни для кого тропе, намеченной свыше. Это, конечно, путь войны, и тропа эта всегда по краю бездны. Каждый раз солдат воспринимает спасение от смерти, как подарок свыше. Всюду его сопровождает незримый шатер из защитных крыльев. Кто же его враги? Гордецы, власть предержащие богатые люди. Они подобны хищникам, гонящимся за жертвой, но жирны и неуклюжи, и Бог, конечно, остановит их погоню. Пусть Бог отделит их от простых и малых людей, боевых товарищей певца, которые позже получат награду свою за честность, а не за ложь и гордость. И вот яркая миниатюра, которую делает на основе этого псалма Вадим Гройсман:

Они таятся, носят маски,
Шпионят, не жалея сил,
А я гуляю без опаски,
Хожу в тени каких-то крыл.Они подобны льву и скимну,
Рычат и прячутся в кустах,
А я, когда со света сгину,
Оставлю вещи на местах.Умру – и будет вечер синим,
Огни в деревне зажжены,
И тихо выйдут лев и скимен
Лизать на поле валуны.

Думаю, что в самом псалме речь идет вовсе не о смерти певца, которая оставит погоню с носом. Скорее это Давид, готовящийся бежать от соотечественников к врагам, соплеменникам Голиафа. Но общая картина схвачена: погоня, исчезновение жертвы, веселый смех певца. Врагам чудится, что герой умер, а он живехонек.

Вячеслав Кожемякин – поэт, издатель. Москва.