Райские яблоки

Райские яблоки
Рассказ с послесловием автора

1

— …Вы просто не умеете любить, понимаете? Вы хотите, но не можете, вы постоянно мечтаете о каком-то женском счастье, которого попросту не существует, и раз за разом совершаете одну и ту же идеалистическую ошибку…

Какую-какую ошибку? — улыбаясь, уточнила Евгения Владимировна.

Не смейтесь, пожалуйста, — посетитель в кресле не выдержал прямой и насмешливый женский взгляд. Он уставился в окно и продолжил: — В общем, его зовут Сережа, он на два года старше вас. Вот уже три месяца Сережа наблюдает за тем, как вы выходите из подъезда, достаете из сумочки телефон и куда-то звоните…

Я звоню Оле, она уже на работе, — снова перебила Евгения Владимировна. — А ваш Сережа, кажется, сидит в серой «Ладе» возле магазина? На его месте я бы уже давно постаралась познакомиться. Ваш Сережа трус, да?

Не трус. Просто у вас слишком высокое мнение о себе и своей работе. Вы прогоните Сережу.

Конечно, прогоню. Но потом вашему Сереже станет легче и он перестанет вести себя как последний идиот. Кстати, Василий, вы что, сваха, что ли?

У посетителя было простецкое лицо со слегка вздернутым носом и внимательными, какими-то учительскими, серыми глазами. Столкнувшись с таким лицом женщины, как правило, вспоминали своего старшего брата, а если его не было, вдруг начинали жалеть об этом.

Я не сваха, я скорее всего свах… — начал было Василий.

А еще точнее, вы — швах, — Евгения Владимировна перестала улыбаться. — Мы беседуем с вами уже десять минут и все это время вы пытаетесь убедить меня в том, что я обыкновенная и несчастная дура…

Евгения Владимировна сделала маленькую, многозначительную паузу. Она буквально сверлила взглядом лицо посетителя. Василий снова уставился в окно и передернул плечам с таким видом, что сразу стало понятно, кто именно виноват в житейских проблемах молодой женщины.

Вам не кажется… — к своему удивлению Евгения Владимировна слегка покраснела и запнулась. — Вы не думаете, что вам пора уходить?

Сережа придет к вам в субботу вечером, — сказал Василий. — Конечно, вы можете прогнать его, но на вашем месте я бы напоил его чаем и угостил тортом.

Торт я должна купить?

Нет. Вскипятите хотя бы чайник, — Василий встал. — Но вы правы в том, что мне действительно пора.

После ухода Василия в кабинет ворвалась секретарша Оля.

Евгения Владимировна!.. — она молитвенно прижала руки к груди. — Васька ко мне целый месяц приставал, мол, ему с вами поговорить нужно. Ну, он такой, понимаете?.. Все равно бы не отвязался. Что он тут наговорил вам?

Ничего особенного, — молодая женщина грустно усмехнулась. — Ваш двоюродный брат большой оригинал и хороший психолог.

А еще аферист, правда, совсем не злой. Я помню еще совсем малышами Васька нас в соседский сад яблоки воровать водил. Нам интересно было, ну, приключения там всякие-разные, темнота, опасность… И яблоки казались вкусными-превкусными. Короче говоря, нам всем тогда соседского ремня перепало, пусть даже совсем слегка. Всем, кроме Васьки.

Кто-нибудь выздоровел? — коротко спросила Евгения Владимировна.

Глаза Оли стали совсем круглыми от изумления.

Да-а-а… — растеряно протянула она. — Наташка… У нее астма была. А потом вдруг пропала. А вы откуда знаете?

Евгения Владимировна молча сунула в рот сигарету и отошла к окну.

«Этот свах не такой уж и швах, — подумала она. — Он очень хитрый и явно чего-то боится… Но чего он боится?»

Там, за окном, на близкой и большой березе молодая рыжая кошка кралась к старой вороне. Птица смотрела на опасность с философским спокойствием. Она мирно ждала нападения, а в угольном вороньем глазе просвечивался какой-то цыганский интерес.

Евгения Владимировна закашлялась от табачного дыма и, скомкав сигарету в пепельнице, не без раздражения подумала: «Ты бросила курить. Сколько раз тебе это нужно раз повторять? Бросила же, дура ты несчастная!..»

 

2

Дома Евгения Владимировна превращалась просто в Женю. Она смотрела мультики, как смотрела их когда-то детсадовская Женя, ела перед телевизором на диване мороженное, как школьница Женя, и делала уборку примерно так, как студентка Женя, а не как менеджер филиала крупного банка Евгения Владимировна. Ее домашний мир был уютен и настолько простодушен, что молодая женщина совсем не думала о предстоящем визите незнакомого Сережи.

Но он действительно пришел в субботу вечером. Это был высокий, стройный и красивый мужчина с многозначительным лицом. Сережа галантно поцеловал хозяйке руку и сказал вполне уместный комплимент. Потом они ели торт и пили вино, которые принес с собой Сережа, и гость рассказывал ей о театральном мире, который неплохо знал. Ближе к десяти вечера, когда бутылка опустела, Сережа вдруг заговорил об эротике в искусстве. Он обнял Женю и попытался опрокинуть ее на диван. Дыхание гостя стало жарким, а слова маловразумительными. Женя оттолкнула Сережу, они упали на пол, и борьба продолжилась уже на ковре.

Когда Женя вышвырнула гостя за порог, ей вдруг стало весело. Она отыскала визитную карточку Василия и набрала его телефонный номер.

Слушайте, швах, зачем вам было это нужно? — чуть ли не со смехом спросила она. — Где тот интеллигентный и робкий Сережа, о котором вы мне рассказывали? Вы что, перепутали адреса невест и женихов? Тогда вы плохой швах.

А как вы догадались, что это не тот Сережа? — вкрадчиво спросил Василий.

Ну, не дура же я на самом-то деле. Я сразу все поняла, но мне было скучно и захотелось немного поболтать.

Вы болтали больше двух часов.

А вы что, околачиваетесь возле моего подъезда? — удивилась Женя. — Вы подсматривали, да?

В телефонной трубке многозначительно промолчали.

Сережа придет к вам в среду, — наконец заговорил Василий. — Только вы, пожалуйста, торт сами купите, а то он не догадается. Вино не нужно, Сережа не пьет.

А почему я должна… — начала было Женя, но в трубке вдруг запикало.

«Может быть, я и в самом деле дура?» — подумала молодая женщина, рассматривая телефон. Она выключила его и бросила его на диван. Прошло всего пять минут и Женя стала думать о том, где купить хороший торт.

Ночью ей долго не давал покоя один простой, но мучительно интересный вопрос.

«Свах Василий страшно рискует, а потому и боится, — рассуждала про себя Женя. — Я же могу запросто послать к черту его вместе с дурацким Сережей. Но почему он рискует?!»

Загадка казалась забавной, ее решение было не обязательным и у Жени стало совсем легко на душе.

 

3

Второй по счету Сережа оказался ниже первого ростом, значительно полнее, а его лицо чем-то напоминало физиономию купца-старообрядца из русской сценической классики. Первым делом Сережа внимательно и оценивающе осмотрел квартиру и только потом принялся за торт.

Я ведь, знаете ли, человек небедный, у моей мамаши целых четыре киоска в Алексеевке, — начал он.

Целых четыре?! — делано восхищенно переспросила Женя. — Кстати, а где эта Алексеевка?

Тут, — Сережа почему-то показал пальцем на пол. — Она пока еще пригородом считается, а на самом деле уже почти город. Впрочем, вы и сами человек небедный, да?..

Он многозначительно посмотрел на хозяйку. Женя пожала плечами и скромно потупилась.

«Ах, Василий, ах, ты сукин сын! — думала она. — Опять клоуна прислал».

Минут через пятнадцать, выставив гостя за порог, Женя позвонила Василию.

Я все поняла, Василий! — сказала она. — Вы меня проверяете. Первый Сережа был красивым донжуаном, а второй, так сказать, выглядел богачом. Пытаетесь выяснить нравственный уровень невесты? Но почему вы так грубо мне подыгрываете?.. Ведь вся ваша проверка выглядит как безвкусный шарж. И если проверка так уж обязательна, то почему вы проводите ее настолько формально?

Потому что все уже решено, — словно нехотя и как-то мучительно медленно отозвался Василий.

Что решено, и кто это решил? — возмутилась Женя.

В трубке промолчали, и Женя вдруг услышала веселые детские голоса.

У вас есть дети? — спросила Женя.

Трое… Кстати, из нас пятерых только Сережка не женат. Наверное, он слишком добрый, что ли?

«Что это за бред?.. — подумала Женя. — Что значит добрый?.. Какие пятеро, и кто они?»

Сережа к вам завтра вечером придет, — сказал Василий. — Не обижайтесь на меня, хорошо?

В трубке коротко запикало.

 

4

Третий по счету Сережа ждал Женю возле двери ее квартиры.

Вы Евгения Владимировна? — спросил он и простодушно улыбнулся. — А меня Сережа зовут.

Гость был худ, одет в старую куртку, а за его плечами висел потрепанный рюкзак.

Вы от Василия? — деловито спросила Женя.

Гость кивнул.

Ну, и кто же вы? — продолжила свой «допрос» Женя. — Я имею в виду, кто вы по типажу?

Гость на минуту задумался.

Я не знаю… — нерешительно ответил он. — Если по типажу, то, наверное, я — путешественник.

И давно путешествуете?

Всегда. То есть всю жизнь. А что?

Да так… — Женя нашарила в сумочке ключи, но не вытащила их. — Не обижайтесь на меня, дорогой путешественник, но, кажется, я уже немножко влюблена в другого человека. Совсем-совсем немножко, можно даже сказать, теоретически и по прихоти одной нестандартной свахи, но…

Она замолчала и внимательно посмотрела на лицо третьего по счету Сережи.

Я все понял, — быстро согласился он. — Я пошел, да?

Женя кивнула. Гость побежал вниз по порожкам.

«Опять Василий рискует, опять!.. Рискует и боится, — думала Женя. — И опять я не понимаю, зачем он это делает».

Она не стала звонить Василию, хотя и хотела этого. Но Женя просто не знала, что говорить…

 

5

Она столкнулась с ним в пятницу утром, едва открыв дверь подъезда. На улице, чуть ли не вплотную к двери, стоял человек с сердитым лицом.

Здравствуйте, Евгения Владимировна! — выпалил он. — Меня Сережа зовут. Васька позвонил мне вчера вечером и все рассказал… — Сережа на миг опустил голову, словно заново переживая свалившийся на его голову позор, тут же поднял ее и не менее горячо продолжил: — Я Ваську ни о чем не просил, понимаете?.. Зачем все это?! Это же дикость и средневековое сватовство какое-то. Я сам, я все сам, я все сам могу!

Женя внимательно и на удивление жадно рассматривала раскрасневшееся лицо Сережи. Особенно ей понравилась дерзость и сила в его глазах.

«Он симпатичный, — быстро решила она. — Он очень даже симпатичный!..»

Перестаньте, пожалуйста, Сережа, — она взяла мужчину под руку. — Ну, подумаешь, вас немного разыграли. Меня, собственно говоря, тоже. Кстати, пойдемте, мне на работу пора.

Я Ваське морду набью за такое! — грозно пообещал Сережа.

Вы с ума сошли, — не выдержала и засмеялась Женя. — Это же все шутка, понимаете?

Они шли, огибая свежие лужи, и даже самая большая не смогла развести их в разные стороны. Женя искоса, с неугасающим интересом, посматривала на лицо Сергея так, словно пыталась надолго запомнить его.

«Не просто симпатичный, а почти катастрофически обаятельный», — подумала Женя.

Сергей продолжал ругаться на Василия. Он рассказал все, включая то, откуда взялись те пятеро школьных друзей, о которых упоминал Василий, и даже то, что у Василия больше всех детей — четверо.

Трое, — поправила Женя.

Он стесняется просто, — пояснил Сергей. — Четвертый вот-вот родится, а Васька с женой в двухкомнатной квартире живет. Но он всех любит…

«Да, именно… Именно любит! — вдруг догадалась Женя. — Это он умеет».

Она рассмеялась и быстро заговорила вслух:

Он и вас любит, Сережа. Он вас очень… я не знаю… просто гениально любит. Василий поэтому вас и прятал. Это невероятно глупо, но это так, — Женя помимо воли прижала руку Сергея к боку и, все так же смеясь, мельком взглянула на небо. — Я не знаю, почему он вас любит, я не знаю, зачем, но… Никак иначе, понимаете? Никак иначе все, что произошло, объяснить нельзя.

Они подошли к перекрестку и Женя спросила:

Идемте в кафе, Сережа? Вы, наверное, не завтракали еще? Кстати, вы что предпочитаете на завтрак?

Я вчера пельмени ел… — нерешительно сказал Сергей и почему-то покраснел.

Позавчерашние, да? — участливо спросила Женя.

Сергей потупился и замолчал. Они перешли дорогу, Женя вдруг снова засмеялась и сказала:

Боже мой, Боже мой, Сережа, да как же он вас любит!.. И ведь научил, интриган, научил меня чему хотел, хитрец!.. Я же видела, что он трусит, я же понимала это, но не понимала, почему все так. А это от любви, оказывается… Так иногда бывает. Ну, это как обратная сторона солнца, понимаете? Она же, в отличие от лунной, никогда не бывает темной.

Женя взглянула на Сергея. Ее спутник молчал, а его лицо казалось слегка бледным и худым.

«Переволновался и почти не спал ночью, — догадалась Женя. — Но все равно он симпатичный… Очень и очень симпатичный и обаятельнее всех!»

 

Послесловие автора
(из письма главному редактору Ирине Калус)

 

В рассказе «Райские яблоки» «свах» Василий «творит» некую ситуацию, пытаясь заинтересовать молодую женщину неким таинственным женихом. Он создал интригу буквально на пустом месте. А суть рассказа в том, что главная героиня Женя понимает все не потому, что арифметически четко разобралась в том, что именно задумал Василий, она просто поняла, какая сила двигала им. Женя посмеялась над искусственностью придумки Василия, но, тем не менее, она согласилась с тем, что «он ее чему-то научил, интриган». Она словно ребенку сдается, что ли… Взрослый человек сдается ребенку. Женя понимает, что она сильнее и умнее, но все-таки «сдается»… Может быть, это рассказ о том, что как бы нелепо не выглядели придумки ради любви, они сильны не некоей силой ума, а глубиной сердечного чувства? Это как переход из мира в мир, что ли?.. Знаете, в «теории катастроф» есть так называемая «схема спускового крючка»: вы чуть-чуть нажимаете на спуск и раздается выстрел, освобождающий массу энергии, несопоставимой с энергией нажатия на спуск. Несомненно, что в Жене была эта «взрывная» энергия и Василий только старался «нажать на спуск», но в итоге сработало совсем другое — Женя вдруг поняла, что Василий «гениально любит» своего друга детства. Отчасти Василий был нелеп в своей любви (как он немного нелеп и в своей реальной жизни, если вспомнить его крохотную квартиру и много детей), отчасти не очень-то умен (явно превращая «проверку» невесты в балаган), а отчасти просто труслив, понимая, что все его «проверки» могут плохо кончиться. Почему он «победил»? Да потому, что в Жене было столько «энергии», что хватило не то чтобы «нажатия на спуск», а простого дыхания. Улыбнусь: дыхания любви на этот «спусковой крючок».