Родиноведение

Родиноведение
Комментарии Николая Серебренникова

Крупнейший сибирский учёный – историк, этнограф, географ, геолог, зоолог, ботаник, лингвист, фольклорист, – писатель, общественный деятель, создавший ряд научных и культурно-просветительских объединений, Григорий Николаевич Потанин (1835–1920) традиционно воспринимается как абсолютно серьёзный человек; его иронический рассказ «Из переписки молодых друзей», фельетон «Калоши № 9, воротничок № 47, или Бессовестная мама», шутливые стихи и лирическая «Вермишель» в поле зрения исследователей не попадали, и никто не предполагал, что он пытался выступить в ином жанре. Но вот пытался, и небезуспешно.

Судя по «словарной статье» «Навоз», сатира Потанина предназначалась для читателя сибирского: россиянин бы не понял, что этим словом сибиряки называют «навозных» из Европейской России чиновников, зачастую чуждых местным интересам. Очевидно, «Родиноведение» планировалось дать в газете «Восточное обозрение», только что основанной (1882) Н. М. Ядринцевым: на это указывает характерное приглашение друга-публициста к творческому сотрудничеству: «Скажите что-нибудь юмористическое…» – и Н. М. Ядринцев кое-что из «Родиноведения» в газете воспроизвёл, хотя и без ссылок на автора.

Датируется 1882 г. по отклику Потанина на выкладки 11-го письма А. Н. Энгельгардта «Из деревни», появившегося в февральском номере «Отечественных записок» за 1882 г. Существенные места, зачёркнутые автором, воспроизводятся в квадратных скобках, редакторские вставки – в угловых. Особенности стиля сохранены.

 

 

Материалы для родиноведения

 

Главная фабричная промышленность – фальшивомонетное производство.

Бессмертием пользуются только скоты, вроде мамонтов, люди же сгнивают, не оставляя после себя никакой памяти.

Весна сибирская теплее осени; травы высокие, цветы крупные и яркие, но осень с ранними заморозками, и хлеба не дозревают. Таким образом весенние цветы не более, как прекрасная фраза.

Водой нас снабжает Атлантический океан, её несут нам западные ветры. Львиную часть берёт Англия, потом Германия, потом Европейская Россия, а нам достаются одне капельки. Почтовый же доход возрастает в обратно пропорциональном порядке.

Круговорот сибирский. Мужик расейский сеет пшеницу, отправляет в Англию; там её съедают, получается удобрение, которое поступает на поля; следовательно, европейский мужик проигрывает, а Англия за его счёт в выигрыше. Энгельгардт даёт ему рациональный совет: обращать зерно в углеводы: спирт, масло и прочее1, тогда минеральные вещества будут оставаться дома. Правда, европейский мужик получает взамен того австрийские косы, топоры, жатвенные машины, про которые нельзя сказать, чтоб они не принадлежали к минеральному царству, но ими землю удобрять не вошло в обычай. Сибирский мужик поступает умнее: он продаёт одну половину хлеба на прииск, другую на винокуренный завод; первая часть обращается в золото, золото идёт вон из края и обменивается на бумажки, а не жатвенные машины, бумажки обменивают на спирт, выкуренный из другой половины хлеба, спирт выпивается самими мужиками – и таким образом капитал выпускается в трубу. И для такого ничтожного результата стоило строить столько заводов и нанимать столько рабочих.

Сибирский патриотизм золотопромышленников. Настроить два собора, а потом не докончили, бросили: достраивайте сами! – сказали сибирскому обществу2.

Скажите что-нибудь юмористическое об истории Сибири. Все рудники открыты по доисторическим копям; золото открыто тунгусами; инородцы лучше закаливают сталь, чем горные инженеры.

 

 

Родиноведение

 

Сибирь должна иметь своё родиноведение, родиноведения не имеют только пельмени, да и о них уж начинают писаться учёные трактаты.

Делаем опыт или собственно постановку вопросов к этому родиноведению.

Географию Сибири знают только дружки3 и ямщики, так что сибиряк уподобляется собственно Митрофану, у которого нет гидов, но который знает, что его довезут4 до Ирбитской и Нижегородской ярмарки как и обратно.

История Сибири сожжена пожарами, съедена мышами и вывезена путешественниками, в сибирских городах известны только одни клубные истории.

Сибирские редкости. Сибирь отличается редкостью научных и художественных произведений, но не редкостями, все сибирские коллекции находятся в Эрмитаже и Кунсткамере Академии наук, коллекциями этими интересуются все, кроме сибиряков, проходящих мимо них совершенно равнодушно.

Золото сибирское. Добываемое в Сибири, но не открытое русскими, как и большинство металлов, которые прежде русских открыли инородцы. Металл – источник беспутной роскоши золотопромышленников и развращения рабочих. «Настоящее золото Сибири – это чернозём южной полосы», по выражению Брема5, с чем однако же сибиряки не согласны.

Пространство Сибири отличается настолько же неизмеримостью, как и неизмеренностью, это единственная страна в мире, кроме разве внутренней Африки, где ошибки на десятки тысяч квадратных вёрст вещь совершенно принятая.

Топография. Сибирь представляет покатую низменность с Юга на Север и понижение в культуре и нравственности с Запада на Восток.

Сибирский климат. Говорят, что в Сибири холодно, сибирякам, по сказаниям путешественников, заменяют барометр уши и носы, по которым они судят заместо ртути.

Население. По мнению некоторых, Сибирь не обладает населением, но обладает поселением от слова посельщик и принудительное поселение. Защитники ссылки находят, сколько ни посылай в Сибирь, место найдётся, таким образом Сибирь это бездонный мешок беспрестанно насыпаемый. Ссыльное население однако слабо увеличивается и скорее исчезает. Мешок оказывается прорванным, и вечно сыплется с другого конца.

Сибирские дороги. Здесь есть всевозможные пути сообщения кроме европейских, начиная с таёжных тропинок, кончая дорогами по «бомам», карнизам утёсов. Дороги искусственные получили название «гатей». Сибиряки производят их от слова «гадить». В Сибири нет чиновников, путей сообщения, и их заменяют губернские архитекторы.

Моря. Моря, окружающие Сибирь, негостеприимны судя по тому, что доселе мореплавание не утвердилось, по ним только плавают свободно Петербургское и Московское Общество Мореходства, да и то по карте. Сибиряки более знакомы с внутренними морями «море грязи, море водки».

 

Окружают нашу жизнь

Море грязи, море водки.

Волны эти не страшны

Для отважной русской глотки.

Здесь не нужен пароход,

Не смутит их рябь и пена.

Переходим мы их вброд,

Пьяным море по колено!

 

Горы. Доступны почти всем, исключая только «частной промышленности».

Сибирский Фрейберг6 отличается горами лукулловских яств7, роскошью жизни, прекрасным препровождением времени, но никак не заводами, заводы здесь обычно «выдувают» [и не могут «выдуть», но могут надуть].

Леса весьма обширны, но пока славятся единственно тем, что выгорают.

Промышленность Сибири. Самая распространённая и прибыльная винокурение и делание фальшивых кредитных бумажек, преимущественно бродягами.

Образованность. С Ирбитской ярмарки этого товару не привозят, хотя доставляются шарманки, поддельные виноградные вина и черкасский табак. Образование вносят преимущественно ссыльные «карманники», у которых слово «учить сибиряков» весьма распространено.

Учение. Для чего учится сибирская молодёжь? для того, чтобы, выучившись, выехать в Россию и никогда больше не возвратиться в Сибирь. [Поэтому призвание Сибири вечно учить и не выучить, увеличивать образование и вечно нуждаться.]

Сибирская аристократия. В иных городах выдают себя за аристократию и весьма искусно разыгрывают эту роль попавшие в Сибирь «червонные валеты»8.

Интеллигенция в Сибири. За неимением истинной интеллигенции этим названием пользуются все акцизные и контрольные чиновники, имеющие возможность выписывать ежемесячные журналы и поэтому считающие себя компетентными судить о литературе. Один исправник смешал слово «интеллигенция» с проституцией, из чего вышло одно непредвиденное недоразумение.

Навоз. По-сибирски назём, предмет хорошо известный многим городам. В Сибири существует термин, что такая-то деревня «заназмилась», то есть до того завалила себя навозом, хоть вон беги. Говорят, есть такие же города.

Дрючок. Предмет, употребляющийся крестьянами, хорошо известный ссыльным [ворам] и бродягам, одно из гуманных орудий исправления, к сожалению, не внесённый в лексикон апологетов ссылки.

Сибирская дешевизна. В Сибири дёшевы съестные припасы и человеческая жизнь (принимая во внимание процент убийств).

Художники. В Сибири не было местных художников, исключая всем известного Цейзика, да и тот производил только на глине и на кредитных билетах9. Доселе живописью в Сибири занимается только мороз, весьма искусно расписывающий окна обывателей.

Кредит. Орудие сибирской мены. Сибирь, приобретая золото, однако покупает в кредит. Сибирский земледелец и промышленник получает у кулака товар в кредит под будущий продукт. Кулак получает кредит у торговца, торговец получает кредит на Ирбитской ярмарке у мануфактуриста, забирая вновь товар. За этот кредит земледелец и промышленник отдаёт все продукты и остаётся в долгу, купец, учиняя расплату на ярмарке за всякий товар, также остаётся в долгу. Этот торговый баланс оканчивается банкротством, весьма обыкновенным в Сибири.

Вывоз. Лучшее средство, рекомендуемое преимущественно скупщиками поправить экономическое положение Сибири, рецепт этот напоминает советы фельдшеров пускать кровь при малокровии.

Урожай. Благодеяние в других местах, бедствие в Сибири при отсутствии сбыта и низкой цене хлеба.

Сибирская язва. Болезнь, уничтожающая сибирский скот, в последнее время она однако уступает место сибирским кулакам и мироедам, разрушающим сибирское хозяйство и доводящим крестьян до нищеты. Так, кто истинная язва, предстоит ещё решить с помощью <название нрзб> премии.

Монументы. Сибиряки не ставят монументов, но покупают их по спопутности на Ирбитской ярмарке или в Екатеринбурге: так был куплен памятник Ермаку, когда-то предназначенный генералу Дохтурову10.

Разрушенные храмы. Сибирские золотопромышленники ознаменовали свой золотой взнос двумя храмами, оба эти храма однако обрушились недостроенными. На падение одного из них красноярский поэт выразил следующие мысли11.

Бессмертные мамонты. В такой стране, как Сибирь, бессмертием пользуются только скоты, как мамонты, люди же не оставляют после себя никаких следов.

В Сибири народился писатель, но нет литературы12. [Некоторые находят, что это единственная страна, которая может жить без письменности. Местная общественность не чувствует в ней <потребности>.]

Пароходство. Сибирское Пароходство отличается от других тем, что завозит вещи и кладь совершенно обратно к тому месту, куда она адресована. (<1 нрзб> и <1 нрзб>.)

Почта находится в Сибири в полной зависимости от погоды, разлива рек и состояния духа почтмейстеров.

 

 

1 Энгельгардт Александр Николаевич (1832–1893) – агроном, публицист. Ср.: «…рациональнее было бы, если бы готовилось из молока, по русскому способу, топлёное масло, которое употребляли бы все с кашей, чем если бы готовилось парижское масло. <…> Если иметь в виду только выгодность хозяйства в данном случае, то и интенсивное хозяйство с разведением ананасов, спаржи, шампиньонов, и интенсивное хозяйство с голландским скотоводством, травосеянием, прикупом кормов, винокурением – в особенности если отводить спирт <…> могут быть выгодны…» – Энгельгардт А. Из деревни // Отечественные записки. 1882. № 2. С. 354–355.

22 В 1849 г. в Красноярске рухнул храм Рождества Богородицы (был отстроен в 1861-м), в 1850 г. в Томске обрушился Троицкий собор (до 1885 г. стоял в руинах, был восстановлен в 1900-м).

3 Ямщики-сменщики.

4 «Г-ж а П р о с т а к о в а <…> Да извозчики-то на что ж? <…> Дворянин только скажи: повези меня туда, свезут, куда изволишь. <…> то вздор, чего не знает Митрофанушка» (Фонвизин Д. И. Недоросль. Действие IV, явление VIII).

55 Брем Альфред Эдмунд (1829–1884) – немецкий зоолог. Закавыченная фраза, вероятно, представляет вывод из наблюдений зоолога Отто Финша о сибирском чернозёме и Алтае, одной «из самых богатых и плодородных областей Сибири <…> представляющей такие благоприятные условия для хлебопашества и скотоводства», тогда как золотые рудники «приносят теперь гораздо менее дохода…» – Путешествие в Западную Сибирь О. Финша и А. Брэма // Природа и охота. 1881. № 5. Приложение. С. 281–282.

6 Центр добычи и обработки свинцово-цинковых и серебряных руд в Саксонии (Германия).

77 Лукулл (ок. 117 – ок. 56 до н.э.) – римский полководец, более прославившийся богатыми пирами.

88 «Клуб червонных валетов» (по одинаковым подтасовочным картам в колоде) – организация московских аферистов и фальшивомонетчиков. В 1877 г. под судом за более полусотни преступлений оказалось 48 человек (36 из высшего общества), в основном приговорённых к ссылке в Западную Сибирь или заключению в арестантские роты.

99 Цейзик Игнатий Юлиан (1779–1860)) – польский фальшивомонетчик; арестованный в 1814 г., позже находился в пожизненной ссылке в Тобольске, где прославился как мастер миниатюрной глиняной скульптуры.

1010 Потанин держался слуха, что изготовленный на Урале и установленный в Тобольске в 1838 г. «памятник был заказан для какой-то победы, под Малоярославцем, что ли, но оказался не соответствующим чему-то, или вообще неудачным по выполнению, – и его поворотили на памятник Ермаку». – Письмо Н. М. Ядринцеву от июня 1873 г. // Потанин Г. Н. Письма. Иркутск, 1987. Т. 1. С. 176. Дохтуров Дмитрий Сергеевич (1756–1816) – генерал от инфантерии; 12 октября 1812 г. выиграв бой под Малоярославцем, вынудил Наполеона отступать из России по опустошённой смоленской дороге.

11 Стихи отсутствуют.

1212 Эта фраза, переписанная Н. М. Ядринцевым и найденная в его бумагах (см.: Восточное обозрение. 1905. 23 марта. № 63. С. 2), вошла в оборот под его именем.