Руно орошенное

Руно орошенное
Отрывок

Руна орошенного Пречистой Девы Марии

чудодейственная роса благодати, от

чудотворного ее образа истекающая.

От тебя роса упала. Роса любви. Ее

Пречистая Дева вышеестественными

слезами от иконы своей чудесно явила.

 

«Не плакал ли я о том, кто был в горе?

не скорбела ли душа моя о бедных?»

(Иов. 30, 25)

 

Чудо 1

 

В Царство пресветлого Государя Царя и Великого Князя Алексия Михайловича, Всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, при содержащем престол архиерейства в Чернигове, преосвященном господине отце Лазаре Барановиче, православном архиепископе Черниговском, Новгородском и всего Севера, в 1662 год от Рождества Христова, в апреле месяце, в Ильинском монастыре, при игумене Зосиме, от 16-го дня до 24-го, плакал в церкви образ Пречистой и Преблагословенной Девы Марии. На это чудо все люди города Чернигова с великим ужасом взирали.

 

Беседа

 

Когда было орошено руно Гедеоново, то этим предзнаменовалась Божия любовь к людям, ради которой Отчее Слово воплотилось от Девы: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного» (Ин. 3, 16).

А когда икона Пресвятой Девы слезами себя орошала, какое в том виделось знамение? Не что иное, как знамение любви ее к нам. А что слезы те служат ясным проявлением любви — вот, тотчас раскрою тебе истину.

Плакал Иисус над Лазарем, видят иудеи слезы Его и что говорят? О любви Его к Лазарю повествуют: «Иисус прослезился, тогда иудеи говорили: смотри, как Он любил его» (Ин. 11: 35, 36). Также и друзья Иова, увидев своего любимого друга в струпьях от головы и до ног, «возвысили голос свой и зарыдали» (Иов. 2, 12).

Отсюда познай и причину слез Пречистой Девы: плачет над нами, ибо любит нас и, видя нас согнивших струпьями беззаконий и лежащих во гробе злого обычая и совсем уже умерших душой, — соболезнует нам и сострадает, проливая слезы, как Иисус над Лазарем и как трое друзей над Иовом.

Ибо воистину, злыми делами мы уподобляемся гниющему Иову и мертвому Лазарю: Иов — на гноище, Лазарь во гробе лежал, мы же — во грехах! Каждому из нас вопиет нужда: «Весь одержим страстями безмерными и на ложе зол низлежу!» Лежим и не встаем, как сказал о нас св. Давид: «Пали все делающие беззаконие, были изринуты и не могут встать» (Пс. 35, 13). И мы даже не печемся о нашем вставании, по писанному: «когда впадет нечестивый во глубину зол, — нерадит» (Притч. 18, 3).

Иов еле жив, а Лазарь уже и мертв был. И мы, когда по немощи нашей согрешаем, но желаем покаяться, тогда еще еле живы, едва ощущаем себя. Когда же в греховный обычай придем, тогда уже мертвы душой, потому что не можем быть живыми без благодати Божией, отнятой от души из-за греха.

Как жизнь тела — душа, так жизнь души — Бог, и как тело без души мертво, так душа без Бога. Потому сказал блаженный Августин: «Многие имеют мертвые души в живом теле». И святой Феофилакт со святейшим Златоустым так говорит о богатом: «Еще в живом погребена в нем душа его, и носит плоть, будто гроб».

И не удивительно, что Дева плачет над нами, как над еле живыми или вовсе уже умершими. Матерь Жизни не хочет видеть нас мертвыми, но — живыми. «Я, — говорит, — не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (Иез. 33, 11).

И вдовица в городе, называемом Наин, оплакивала своего умершего сына, и не были напрасны ее слезы: увидев ее, Господь сжалился над ней.

Не всуе проливаются и теплые слезы Марии, ради Ее слез Господь милосердствует о христианском народе, оставляет беззакония Своих людей, покрывает все их грехи, укрощает весь Свой гнев, возвращается от гнева ярости Своей, воскрешает нас, уже умерших, подаянием Своей благодати и отдает нас Матери Своей в защиту.

О, сила слез Марииных!

 

Нравоучение

 

Образ Пречистой Девы плачет, — почему? Чтобы ты, человек, образ Божий, привык не смеяться. Горе смеющимся! Мир этот — юдоль плача, как в нем смеяться? «Смех ваш да обратится в плач, и радость — в печаль» (Иак. 4, 9).

Здесь поплачь, да там возрадуешься, и радости твоей никто не отнимет у тебя.

Поплачь о грехах твоих, — и очистишься, потому что, по свидетельству прпмч. Петра Дамаскина, очищения без плача не бывает. Не можешь черного лоскута убелить без воды. Так и грехов не омыть без теплых слез. Слезы же и эфиопа убелят.

Эфиопское лицо было у жены-грешницы, ибо пишется о грешных у пророка Иеремии: «Темнее всего черного лицо их» (Плач. 4, 8).

Но смотри, как слезами убелилась она белее снега, плакала у ног Христовых и услышала: «Прощаются грехи ее многие» (Лк. 7, 47).

Ничто так не приятно Богу, как слеза кающегося. Хорош пост, но иногда… «Таков ли тот пост, который Я избрал?» — говорит Господь (Ис. 58, 5). Хороша молитва, но иногда и та не без изъяна: «Молитва его да будет в грех» (Пс. 108, 7). Хороша и милостыня, но и на нее нет твердого упования: «И если я раздам все имение мое, …нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13, 3).

Одна лишь слеза, сокрушенная пред Богом, непорочна: «Сердца сокрушенного и смиренного Бог не уничижит» (Пс. 50, 19).

Кто не знает Иосию, Иерусалимского царя? Память его воистину достойна похвалы: идолов сокрушил, алтари их разорил, жертвенники на высотах низверг, жрецов заколол, и кости их по воздуху разметал, — таковую ревность Богу показал. И потом плакал о людях, прогневивших идолослужением Бога. Тогда лишь было ему слово: «Ты разодрал одежды свои, и плакал предо Мною, и Я услышал тебя» (4 Цар. 22, 19)… Смотри, опустив и словно забыв все его добрые дела, только слезы его поминает и ради них услышал его, так они приятны Ему! Рассуждая об этом, святой Феодорит сказал: «Столь полезны сокрушение и слезы стяжавшим их!»

Рачительница Христова в Песни Песней, изображая все уды Любимого, и, уподобляя Его голову золоту, ланиты — чашам с ароматами, уста — лилиям, источающим смирну, об очах говорит: «Глаза его — как голуби при потоках вод» (Песн. 5, 12).

Не без тайны Его очи уподобляет голубиным очам, ибо о палестинских голубях говорят, что они любят над водами жить и потоками водными свои очи услаждать. И если очи Христовы подобны голубиным, знай, что и Он любит потоками водными увеселять очи Свои, — теми потоками, о которых поминает Давид: «Источники вод извели очи мои, ибо я не сохранил закона Твоего» (Пс. 118, 136).

На слезы истинно кающихся хочет Христос смотреть всегда, не всуе пророк сказал: Ты «положил слезы мои пред Собою» (Пс. 55, 9).

Кто рад смотреть на золото, кто на красоту лица, кто на сладостную пищу и питие, а Христос — на слезы людей, плачущих о грехах. «Бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся» (Лк. 15, 10). Тем более радость бывает у Творца, Который ради грешников небеса приклонил, сошел на землю и пострадал: «Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых» (Рим. 5, 6).

Потому будем плакать о содеянном зле, да и Господа, смотрящего на нас, возвеселим, и скверну грехов омоем, и радости вечной после плача сподобимся.

Таково превращение слез: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5, 4).

 

Прилог (прибавление)

 

С дождя семена растут, с росы цвет Маргарита, С плача — радость: здесь плачущим та в небе сокрыта.

Близ Лавры святого Саввы великий старец Анфим, родом из Вифании, имел свою келию на другом берегу потока, бегущего под Лаврой к востоку. В ней он не выходя пробыл тридцать лет, в молитвах и многих слезах. Перед кончиной же своей преподобный впал в недуг, и лежал на одре болезни.

Увидел его отец Савва, так состарившегося и лежащего в немощи, и захотел взять в монастырь, дабы послужила ему братия. Но он молил, чтобы скончаться ему там, где вначале поселился. И оставлен был больной в своей келии.

В одну из ночей встал отец Савва прежде утреннего пения на молитву, услышав некие голоса предивного пения. Подумал, что в церкви уже поют утреню, и удивился в себе: как пономарь не пришел по обычаю благословиться и без его благословения поют утреню?

Тотчас отправившись в церковь, нашел он двери затворенными и возвратился, недоумевая: что значат слышанные голоса?

И вновь услышал те же голоса, которые пели со всякою сладостью. Пелось же следующее: «Яко пройду в место селения дивна, даже до дому Божия в гласе радования и исповедания шума празднующих» (Пс. 41, 5).

Когда он понял, откуда исходят дивные голоса, — с той стороны, где была келия блаженного Анфима, — тогда догадался о его преставлении.

Тотчас разбудил он братию и, взяв некоторых, пошел с кадилом и свечами к келии старца, откуда еще слышалось пение ангелов, восходящих на небеса с душой преподобного, и разливался небесный свет с неизреченным благоуханием.

Войдя внутрь, обрели они мертвое тело святого, еще теплое. Душа же его отошла с ангельским пением ко Господу.

Благоговейно дав последнее целование и, сотворив должное пение, честные его мощи братия предала гробу.

Так старцу труды — в покой, а слезы в радость превратились.