Смертоносная бабочка

Смертоносная бабочка
О новой повести Дмитрия Дарина

Три обстоятельства подогревают мой интерес к этой повести.

Во-первых, литературный авторитет, наработанный Дариным (за что избрали его Координатором Фестивального движения «Осиянная Русь»).

Во-вторых, уникальная фактура повести (по медицинским деталям консультировала автора заведующая отделением новорожденных университетской клинической больницы, отличник здравоохранения Ольга Паршикова (за что выразил Дарин ей благодарность).

И в-третьих, сам сюжет, общественно-психологическая значимость его особенно важна для меня при осмыслении теперешнего непредсказуемо-поворотного этапа мировой истории, который аналогов не имеет.

Хотя, кажется, люди уже испытали все, что можно вообразить. Кровавый век мировых войн. Остервенение революций и агрессий. Остервенение войны холодной, в которую отпятилось человечество от ядерного самоубийства.

Если что-то подобное опять нависнет, — увы, мы знаем этому цену. Как будет оплачена вспыхнувшая теперь ненависть «цветных» рас к «белому» миллиарду? Чем обернется очередное переселение народов, брезжущее в потоке беженцев… Есть ли альтернатива этому опустошению путей и судеб?

Это опустошение — тысячелетний опыт. Или война, или подготовка к войне, или послевоенная попытка залечить душу и вернуться к себе… Да к себе ли? А если война так переворачивает весь мир,что от былых народов ничего не остается — ни имени, ни памяти, и оборачивается это не возвращением к себе, а падением в небытие…

Неужели опять?! Но разве десятилетия относительно мирного сосуществования народов, чей опыт до того отсчитывался от войны, не свидетельствуют, что можно жить и иначе — отсчитывая бытие от мирного благоденствия?

Да такого и не было спокон веку.

А теперь? Получается это или нет?

К пятнадцати годам вчерашние малолетки не знают, куда деваться от этого благоденствия, они изнемогают от клубящейся энергии и сбиваются в уличные банды, чтобы как-то обратить на себя внимание.

Какое внимание? Уголовно-наказуемое? Да уж лучше гульба!

Вот гульба-то и подстерегает нас в этом благоденствии! Гульба — а не государственный порядок! Гульба — а не таинство брака! Смешанные пары! И никакой заботы о рождающихся детях! Количество новорожденных, которых подбрасывают на пороги роддомов, становится проблемой. Хорошо еще, что не на свалку! Даже в военое время не было такого количества брошенных сирот, — да то было военное время, а теперь в очередь на соцобеспечение приходится ставить новорожденных, о родителях которых «ничего не известно», кроме того, что родители гуляют.

В конце концов это небрежение к новорожденным опускается к «началу начал», то есть порча начинает сказываться уже на утробном развитии. Рождается существо, а жить нормально не способно.

Как это называется у медиков?

Буллезный эпидермолиз. Тяжелый токсикоз, отслойка плаценты на раннем сроке.

Человечество чует, как с него сходит кожа…

Что видит автор повести, прикоснувшийся к этой беде?

Глаза матерей, отказывающихся от своих больных детей.

Что с этим делать?

Неведомо. Болезнь — врожденная и неизлечимая.

Но тогда: кто виноват?

Кто-то должен ответить за это горе. На кого-то нужно это все сбросить.

На Бога?

Бог в каком сознании был, чтобы дать ребенку такую болезнь? Нет, не болезнь, болезнь это то, что можно вылечить. А это дефект, это наказание… но за что, за что?..

За грех благополучия?

Господь крест по силам дает, это всегда было известно. Это матушка с детства говорила.

Да матушка-то это говорила, когда военное время всех корежило? И лечили тогда — от ран, полученных на поле боя. От голодной немощи. От сиротского отчаяния…

А как лечить людей от гульбы благополучия?

Отечественный способ лечения хорошо известен:

Когда мужчина не знает, что делать, он пьет. Будто узнает что-то, когда напьется. Ему так легче ничего не делать… ну и виноватых искать с бутылкой сподручней… А что он может? Медицина, наука почти ничего не может. Остается одно пить. Так и это не помогает! Тысячи лет помогало, а теперь…

— Насильно пьян не будешь.

Что же получается? Благоденствие — путь к вырождению?! Проще было, когда все определяла агрессивная природа человека. А тут что?

А тут общество посылает трезвеющему мученику телевизионный, то есть самый современный, способ излечения. Надо только собрать деньги.

Отчет о расходах будет подконтролен и нам и вам, уважаемые зрители нашего канала, его можно будет увидеть на сайте фонда, который вы видите сейчас на ваших экранах. В следующем сюжете мы с вами обсудим очень интересную и даже модную тему неравный брак. Не переключайтесь, реклама пройдет быстро.

Неравный брак. Равенство в гульбе. Способ выжить в благоденствии. Не переключаться! И чтобы все как у бабочки: пыль осыплется с крылышек — лети!

Да бабочка-то смертоносная. О чем и предупредил Дмитрий Дарин в своей повести.