Смолина Антонида

Смолина Антонида
Знакомство с автором

1. Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Самые первые опыты сочинительства были, наверно, классе в пятом, когда меня внезапно потянуло в сторону поэзии. Впрочем, столь же внезапно эта страсть и пропала. Потом, как часто бывает, первая любовь привела с собой страдания-разочарования и желание писать стихи в розовую тетрадку. Правда, извечная моя лень взяла верх над высокими чувствами и дальше одной тетрадки дело не пошло. Писать всерьёз я начала, когда пришла работать в газету. И уже писала только прозу. А вот говорить о моём «приходе в литературу», пожалуй, всё-таки рановато. Литература, писательство для меня сродни лекарству, которое пьёшь, когда болит. Просто с возрастом болячек становится больше.

 

2. Кого можете назвать своими литературными учителями?

 

Если говорить о жанре короткого рассказа, мне хотелось бы равняться на Антона Павловича Чехова, Василия Ивановича Белова, Василия Макаровича Шукшина. Это авторы, которых я могу перечитывать бесконечно.

 

3. Как бы Вы могли обозначить сферу своих литературных интересов?

 

Мне сложно выделить любимый жанр, направление, любимого автора. Я люблю читать. Всё, что даёт возможность проживать, чувствовать, думать. Единственное ограничение — это должны быть книги, написанные хорошим языком.

 

4. Есть ли такой писатель, к творчеству которого Ваше отношение изменилось с годами кардинальным образом?

 

Николай Лесков. Стыдно признаться, но когда-то давно он показался мне несовременным, скучным. И страшно даже представить, что я могла не вернуться к его книгам.

 

5. Каковы Ваши предпочтения в других видах искусства (кино, музыка, живопись…)?

 

Точно могу сказать, что мне не нравится. Современная эстрада — «попса», матерный рэп. Триллеры, фильмы ужасов, пошлые комедии, плохо нарисованные мультфильмы. В остальном я за творчество во всех его проявлениях.

 

6. Вы считаете литературу хобби или делом своей жизни?

 

Не хочется приукрашивать действительность. Без литературы я, пожалуй, могла бы прожить. Но и назвать это хобби язык не поворачивается. Крючком вязать, котят фотографировать — да, хобби. А литература… Это глубже, что ли…

 

7. Что считаете непременным условием настоящего творчества?

 

Искренность и стремление сделать мир лучше.

 

8. Что кажется Вам неприемлемым в художественном творчестве?

 

Творец не должен опускаться до толпы. Ведь даже слово-то как звучит! Творец! Вершина, высота. То, к чему необходимо стремиться, до чего дорасти надо. Творчество должно задавать планку, стремясь к которой, человек будет возрастать духовно, становиться чище. А потакать низменностям в человеке — разве это творчество?

 

9. Каким Вам видится будущее русской литературы?

 

Сложным, конечно. Литература всё больше и больше теряется среди потока информации. Дети не читают. Это страшно. Дети не пишут. И это ещё страшней. Когда-то литература была доступна очень немногим в силу дороговизны книг и всеобщей неграмотности. Сегодня выпускаются миллиарды книг, человеку доступно бесчисленное количество творений. А литература снова становится уделом избранных. Потому что писать ещё не значит быть в литературе.

 

10. Есть ли у Вас рекомендации для студентов-филологов?

 

Только одна. Читать. Читать, пока чтение — практически единственная ваша обязанность. Однажды оно может стать почти недоступным удовольствием.

 

11. Каковы Ваши пожелания читателям «Паруса»?

 

Пусть в вашей жизни всегда будет место настоящему слову. Не важно, печатному или произнесенному, лишь бы живому, тёплому и созидающему.