Снег ложится, как вата

Снег ложится, как вата
Стихотворения

***

 

Где родина моя? – Где кипарис

Веретеном вонзается в луну.

Где ночь, цыганка ночь, убранством риз

Блудливо прикрывает наготу.

С покорностью приму я немоту

На той земле, где бродит тень моя.

И лунный свет в скрипичную струну

Живою жилой вытянет меня.

 

 

***

 

Небо треснуло по краю,

Обнажив закат.

Чертит бог дорожку к раю

По морю. Я в ней сгораю.

Чертит бог дорожку к раю

Сквозь кромешный ад.

 

 

***

 

Да, виновна!

Твой взгляд приемлю

Как позор,

как удар хлыста.

Что ты смотришь

на нашу Землю

С высоты

своего креста?

 

 

СТИХИ

 

И опять сквозь не хочу,

Не могу и не умею,

Подставляю палачу

Свежесросшуюся шею.

 

 

***

 

О. Ильницкой

 

Напившись вдоволь троицкой глуши,

Я на весы опять встаю несмело.

Похоже, ты права: прирост души

Идёт за счёт исчезновенья тела.

 

 

***

 

Е. Даенину

 

Если исповедь – это вверх,

Мне в другую сторону – в стих.

Исповедаться – нужен грех.

Я пока совершаю их.

 

 

***

 

Наде Д.

 

Рыжий, рыжий, конопатый,

Весь в рябиновых веснушках

Город, осенью – крылатый,

Что-то шепчет вам на ушко.

 

Шорохи скользят и… тают.

Это – крылья опадают.

 

 

***

 

Мир взорвался и рухнул

в мгновение ока.

Ночь едва поняла,

как она одинока.

Напоследок занозой

осталось во мне:

«Не успела бы дочь

испугаться во сне!»

 

Москва, осень 1999 года,

памяти погибших при взрывах домов

 

 

***

 

Небо, что было высоким и близким,

Стало с годами далёким и низким.

 

 

***

 

Под веко неба

солью ли,

осколком ли

попала я? –

С глазного яблока Земли

слеза всё смоет,

талая.

 

 

***

 

Я боюсь ложиться спать

В эту ночь.

В эту ночь входить, влезать,

Душу – прочь!

 

Ободрав себя о сны,

Падать в день.

Растревоженной вины

Вон гнать тень!

 

Я боюсь ложиться спать

В ночь. Хоть – в стон.

Я боюсь, проснувшись, знать:

Всё был сон.

 

 

***

 

Ноябрь.

В молочных сумерках теряется сознанье.

Реальность растворяется.

Легко.

Ничто не мучает. И сладко осознанье

Того, что нечто превращается в ничто.

 

 

***

 

Снег ложится, как вата,

На израненный слух.

Тишина – не утрата,

Лишь отсутствие вслух.

 

Неизбежного ада

окончание – дня,

Тишина – лишь отрада

искушения

для:

 

В её пухлой утробе,

Осязаем, но тих,

Жадно, в лёгком ознобе,

Зарождается стих.

 

 

***

 

Годами, веками,

то горше, то глуше,

то гулкой водой,

заливающей уши,

вглубь –

в омут,

в себя,

в океан,

в мир иной –

бегу от себя,

наполняясь собой.