События 38-й комнаты

События 38-й комнаты

В 90-е годы в общежитии пединститута в комнате №38 жили три студентки: симпатичная рыжая Лиза (правда, когда перед сном она умывалась, то лицо терялось, становилось бесцветным), тёмно-русая с голубыми глазами Таня и светло-русая кареглазая Наташа.

Наташа недавно вышла замуж (наивный и доверчивый муж отпустил доучиваться на стационаре), поэтому парни на какое-то время перестали её интересовать, и когда те отвешивали ей комплименты, она бросала в ответ колкости или молча с гордым видом проходила мимо, но глазки всё же загорались.

Таню парни интересовали теоретически и то для вида. Она жила в нетерпении от сессии до сессии, когда приезжали заочники, тогда в 38-ю комнату часто захаживала мужеподобная Алла – и Таня расцветала. Наташа и Лиза были в недоумении. В газетах и журналах только начали появляться статейки о неформалах и нетрадиционалах, но в это как-то ещё не верилось.

Лиза же активно интересовалась мальчиками, но общаговские пацаны общались с ней как с другом. Возможно, этому виной были спортивные Лизкины штаны и тельняшка, которые угловатой фигуре придавали вид бывалого матроса.

38-я комната, как и многие другие, с помощью шкафа и штор была разделена на прихожую, столовую и гостиную-спальню (соответственно дню и ночи). Комната была уютной: с половичками, покрывалами-коврами, тюлем, шторами, вазонами с цветами. Зайдешь – и ясно, что девочки со вкусом. А ещё они были большими выдумщицами. В конце августа, когда в коридорах стояли бесхозные кровати, девочки притянули три панцирные сетки и подставили их к стеночке, накрыли одеялками, придвинули свои кровати – и получилось три шикарных дивана с металлическими быльцами.

Кастелянша грозилась забрать лишние одеяла и сетки, если какому-то холопу не будет где спать, но принесённая в дар комендантше Еве Давыдовне домашняя курочка и на то время дефицитная коробка конфет не то что не убавила интерьер 38-й комнаты, а наоборот – обновила новенькими тумбочками, вешалкой и зеркалом в «прихожей».

А ещё Наташин муж на свадебные деньги купил в дом новый цветной телевизор, а старый чёрно-белый привёз грузовиком (он был шофёром) к общежитию и торжественно занёс в 38-ю комнату, о чём не раз пожалел, так как однажды приехал к супруге и остался (с разрешения вахтёрши и по предъявлению паспорта) на ночь и узнал, что вечером на кино приходят не только девочки, а и симпатичные студенты. И хотя Наташа повода не давала, но ревность иногда проявлялась…

На втором этаже в 22-ой комнате жили две девочки: Света и Оля – подруги и однокурсницы жильцов 38-ой комнаты. И вот они как-то сидели впятером и от нечего делать читали свежую местную газетёнку.

Так, судя по гороскопу, – комментировала Света, – нас всех на этой неделе ждёт успех, особенно в любовных делах. Что тут ещё интересненького? О! Рубрика «Знакомства».

Читай-читай!

Девушка, телец, 22/165/60, познакомится для серьёзных отношений.

Это не интересно, – остановила Оля.

Кому как, – ухмыльнулась Наташа.

Овен, 30/180/85, познакомится с девушкой для создания семьи.

Ну вот, – не удержалась Наташа, – два парнокопытных встретились на одной странице, осталось только созвониться.

Дальше: парень, 22 года, хочет найти свою судьбу. Писать на Главпочтамт Юрию Зорину, до востребования. Слышь, Оль, – Света отложила газету в сторону, – не твой ли это Юра Зорин?

Откуда я знаю? – пожала плечами Оля.

А что за Юра? Почему мы о нём ничего не знаем? – удивились девочки 38-ой комнаты.

Да ходил к ней этот Зорин с цветами, конфетами, тортами… Сам высокий, красивый, а глаза – голубые-голубые!

И куда он девался?

Олька, дурочка, отшила его!

Ну да, – обиделась Оля, – а как бы мы смотрелись? Он почти два метра, а я 150 в прыжке…

Девочки, – поднялась Лиза, – пойду я. Да, возьму газетку. Программу на телик перепишу.

Как-то Лиза спросила у Натальи:

Помнишь: мы смотрели передачу «Здоровье»? Там говорили о правильных пропорциях роста и тела…

Да, помню. И что?

Вот у меня рост 170. Каким должен быть оптимальный вес?

Откинь 100. Значит –70. А зачем тебе?

Да так… Просто спросила…

Был воскресный день. Первой в комнату №38 вернулась Наташа. Только распаковала сумки, как раздался стук в дверь.

Открыто!

Никто не вошёл, и стук опять повторился. Наташа открыла дверь. В коридоре стояли три парня. Поближе в какой-то форме высокий, широкоплечий, светловолосый, с голубыми глазами красавец; слева в длинном синем кашемировом пальто длинноволосый симпатичный шатен с гитарой за плечом; а третьего за ними Наташа разглядеть не смогла.

Вам кого?

Здравствуйте, девушка, – высокий смотрел оценивающе, – нам Лизу.

Лизу? – от удивления Наташа даже не поздоровалась. «Вот это скромняга Лиза! Сразу трое – и все к Лизке! Обалдеть!» – А зачем вам Лиза?

Да вот она откликнулась на объявление в «Знакомствах»…

Вот оно что… – протянула Наталья. «Значит, программку переписала…»

Но её пока нет. Возможно, приедет попозже или завтра утром.

А вас как зовут, девушка? – продолжал высокий.

Наталья. А вы и есть тот Юра Зорин?

Так вы в курсе?

Почти…

Нет, я Виталик, это (указал на синее пальто) – Серёжа. Мы, собственно, и написали за Юру письмо. Он хороший человек, но очень скромный. Лиза откликнулась, переписывались они, но Юра боялся идти на встречу. Мы его, можно сказать, притянули.

И тут Виталик отошёл в сторону. Сказать, что Наталья была удивлена, – ничего не сказать. «Сюрприз! Вот тебе, Лиза, и Юра Зорин…» Перед ней стоял и смущался невысокий худой чернявый парень с огромным носом и в огромных башмаках, в руках он держал букет красных гвоздик и торт. «Карлик Нос», – подумала Наталья, и ей почему-то стало жаль некрасивого Юру, переминающегося с ноги на ногу.

Юра заметил разочарование Наташи и хотел попятиться назад и убежать, но Виталик подтолкнул его вперёд. Юра зацепился за порог, и если бы крепкий друг не схватил его за воротник, то ситуация была бы для Зорина катастрофической.

Разрешите войти и обождать Лизу, – обратился опять Виталий. – Я просто не могу уйти, не увидев Лизу.

Да, конечно, проходите, – пригласила Наталья.

Виталик втолкнул в комнату Юру, пропустил Серёжу, а сам задержался у порога.

Наташенька, знаете, я пришёл сюда ещё из любопытства: Лиза как проходит в эту дверь?

Наталья удивилась:

Как-как? Как обычные люди…

Боком?

Почему это боком? Как придётся, а что?

Как придётся, говорите? – еле сдерживал улыбку. – Я так и думал: кто-то потянет за руки, кто-то сзади подтолкнёт.

Наталья недоумевала и уже сомневалась в правильности решения впустить гостей.

Да, мы тоже были удивлены, когда прочитали Лизины параметры: 20/170/170. Вот мне и стало интересно, как эти 170 кг проталкиваются в дверь.

Наталья согнулась от смеха. Теперь она поняла, зачем Лиза интересовалась правильными пропорциями.

Это Лиза, – утирая слёзы, говорила Наташа, – забыла сотню отнять… Нет! Ха-ха-ха! Она нормальная.

Все ещё долго смеялись от заразительного хохота Натальи, которая вдобавок предвкушала встречу Лизы с Юрой.

Парни расселись на «шикарных диванах», и начался полилог с расспросами и рассказами, суть которого, понятно, сводилась к выяснению, кто есть кто.

Виталик служил в «Беркуте», Серёжа учился в КИСМе на инженера, а Юра работал брокером. Их объединяла старая дружба и общие интересы: они ходили на курсы экстрасенсов. Поэтому, дабы произвести впечатление на Наталью, комкали ладонями из воздуха шары, бросались ими, а если кто-то не успел увернуться, стонал от ожогов.

Наталью они действительно впечатлили: она смотрела на них, как на детей малых, а точнее – дурачков, что ещё больше веселило и тешило задетое скрытной Лизкой самолюбие: «Получи, подруга, красавца кавалера в придачу с убогими друзьями».

Юные экстрасенсы заметили, что должного эффекта не добились, и переключились на светские темы.

Наташенька, – подсел к ней Виталик, – я всё-таки не верю, что ты замужем. Как можно такую красавицу отпустить жить в общежитии? Почему же он не переехал в город? Здесь водители всегда нужны.

У нас дом. Кто за ним будет присматривать?

А за тобой?

А я что – дитё малое? – кокетливо обиделась Наталья.

А вдруг я тебя уведу?

Куда? В дебри?

Нет, в свою квартиру в роли жены.

Так уж сразу и в роли жены! У меня уже есть муж.

А где же твоё обручальное кольцо?

Время нынче неспокойное. Всё моё золото дома в шкатулочке.

Ладно, тогда где белая незагорелая полосочка на безымянном пальце? Или ты летом тоже без кольца ходила?

Представь, – уже раздражённо парировала Наталья, – ходила без кольца! Оно великовато.

Что? Муж на вырост покупал?

Наталья не нашла слов для ответа обидчику, но не стала комкать воздушные шары, а запустила реальной подушкой. Виталик, уворачиваясь, стукнулся головой об стенку и, видать, получил электрический разряд, потому что заохал и схватился за голову. Наташа быстро смочила полотенце, дабы потушить искры в голове Виталика. Тот, одной рукой придерживая мокрое полотенце, другой обхватил Наталью за талию и повалил на кровать.

Что? Не смог ударной волной меня побороть, так руки протягиваешь?

С моими экстрасенсорными способностями лучше не шути. Вот сейчас загипнотизирую тебя – и сделаю всё, что захочу!

Ну-ну, – и Наталья смело посмотрела ему в глаза.

Виталик сделал серьёзное лицо и вид гипнотизёра. Борьба взглядов длилась несколько минут, пока Серёжа с обидой не сказал:

Скучно, ребята, хватит вам пялиться друг на друга. Давайте торт разрежем и шампанское откроем. Лизы сегодня, видать, мы не дождёмся.

Наталья разрезала торт, Серёжа протирал стаканы, Юра открыл шампанское, а Виталик вышел из комнаты. Вернулся с расстроенным видом:

Да, соседка подтвердила, что ты замужем…

А ты сомневался?

Нет, я надеялся…

В общем, Лизе остался только букет гвоздик. Ребята пообещали назавтра прийти с новым тортом и шампанским.

38-я комната в этот день была нарядной, как и её хозяйки. А ещё она наполнилась запахом различных блюд, ведь продукты только привезли из дому, да и ждали Лизкиного красавца-жениха – Юру Зорина.

Света с Олей обещали зайти невзначай, но Лиза этому не обрадовалась: вероятно, боялась, что Юра (все думали, что это именно тот Зорин) может переключиться на свою бывшую любовь, которая к этому времени осознала ошибку такой утраты.

Наталья предложила Лизе выбрать что-то из своей бижутерии, дабы та выглядела как можно нарядней, и радовалась вслух, что подруга наконец-то нашла себе подходящую пару. Сама же осталась в спортивных штанах и майке:

Мне-то зачем? Я уже замужем, – и искренне надеялась, что Виталик, может быть, обратит внимание на Лизу и не будет мутить воду в спокойном озере её брака.

Таня, узнав, что женихов трое, тоже оживилась, призабыв Аллу.

Итак, в комнату №38, с которой сдули все возможные пылинки, вечером постучали. Света с Олей невзначай зашли раньше и тоже с замиранием сердца обратили взгляды на дверь.

Первым вошёл Виталик. Наталья посмотрела на Лизу, у которой глаза заискрились и губы растянулись в счастливой улыбке.

Здравствуйте, девочки, – обратился ко всем Виталик и заулыбался Наталье: И где наша Лиза?

Все девочки, как по команде, указали пальцем на виновницу торжественного события.

Виталик, – отрекомендовался первый кавалер.

Серёжа, – поклонился второй, прижимая гитару к груди.

А вот и наш жених – Юра, – и Виталик подтолкнул к Лизе Зорина.

Лиза закаменела на какое-то время со счастливой улыбкой на лице, которая медленно начала искривляться, а глаза начали суживаться и медленно переводить взор в сторону невозмутимой извне Натальи. 0Взгляды других девочек тоже устремились на Наталью, но видно было. Как они насильно стягивают губы в трубочку и со всех сил пытаются эту трубочку удержать.

Первыми опомнились представители 22-ой комнаты: чинно откланялись и убежали хохотать к себе домой. Таня схватила со стола стакан компота, отхлебнула, сделала вид что поперхнулась вишенкой и убежала «кашлять» за шкаф в «кухоньку».

Лиза, – обратилась Наталья, – приглашай гостей к столу.

Да, да, – опомнилась та, – присаживайтесь.

Парни поставили на стол шампанское, торт и расспросив, где умывальник, вышли помыть руки.

Воспользовавшись отсутствием гостей, Таня почти выползла из-за шкафа и плюхнулась на свой диванчик со словами: «Ой! Ой! Не могу больше! Ой!» – и начала утираться полотенцем.

Ну ты и зараза, Наташка! – прошипела багровая Лиза.

А я причём? – пожала плечами Наталья. – Я, что ли, переписку вела и дала наш адрес?

Но ты же сказала, что Юра – красавец…

А ты разве не согласна? Главное – внутренняя красота, которую ты, не сомневаюсь, заметила по переписке. Так что не ставь парня в дурацкое положение.

Гадина, – ещё раз прошипела Лиза.

За столом велась оживлённая беседа. В этот раз парни не бросались воздушными шарами, наверное, боялись попасть в тарелку с котлетами или в вазочку с винегретом.

Серёжа брынчал на гитаре и всем видом показывал, что поёт для Тани. Но, видимо, дама его сердца сравнила женоподобного серенадиста с мужеподобной Аллой, и последняя выигрывала.

Юра больше молчал, изредка подымая взгляд на Лизу, но та недвусмысленно поглядывала на Виталика, который в свою очередь не спускал восхищённого взора с Натальи.

Первой из-за стола встала Наташа и села на свой «диванчик». Виталик сразу же примостился рядышком. Таня направилась на своё место, а за ней, наигрывая, Серёжа. Лиза начала убирать со стола, а Юра неуклюже пытался её помочь…

Ну что будешь делать, Лиза? – после ухода гостей спросила Таня.

И ты издеваешься? По-моему, и так ясно. Хотя не смогла его сразу отшить. Жалко.

Так, может, приглядишься да и свыкнешься, – молвила Наталья.

Да иди ты, – никак не могла простить подругу Лиза. – Ты бы свыклась?

А мне зачем свыкаться? У меня уже есть свой Квазимодо.

Ну, не набирай на Толика, – заметила Таня, – он у тебя высокий и симпатичный.

Серёжа, кстати, тоже ничего. Ты ему приглянулась, – ответила Наталья.

Ничего так, но не для меня. И я ему об этом уже сказала.

А что же ты, – язвительно заметила Лиза, – замужняя женщина флиртовала с Виталиком?

Я флиртовала? – удивилась Наталья. – Вы же сами слышали, как я с ним общалась. Другой бы уже обиделся или разозлился. А этот прилип, как банный лист…

Первым перестал приходить в 38-ю комнату Серёжа. За ним и Юра потерял надежду на счастье. А вот Виталик оказался крепким орешком. Наталья даже привезла из дому самую красивую свадебную фотографию и прикрепила над «диванчиком». Виталик же посмотрел на фото и молвил: «Ну и что ты мне хотела доказать? Даже на фото заметно, что твой муж – лох. А вот ты – умница и красавица». Наталье стало обидно за Толика, а вот за себя приятно.

Таня, когда в 38-ой комнате был Виталик, уходила в 22-ю, а вот Лизу выпроводить было невозможно. Она делала вид, что не понимает ни взглядов, ни намёков голубоглазого Виталика. В отместку Виталик ещё сильнее злил Лизку: брал в охапку Наталью и грозился укусить её за носик или ушко. Наташа извивалась в сильных объятиях и верещала, чем больно ранила не только Лизкин слух, но и сердце.

Однажды Лиза не выдержала «укусов» в Наташкину шейку и после ухода Виталика жалобным голосом обратилась к подружке:

Наташ, но ведь у тебя уже есть Толик. Уступи мне Виталика.

Наталья удивлённо посмотрела на Лизу:

Забирай, если сможешь. Я не против.

Но если бы ты с ним не хихикала…

Виталик всячески пытался узнать у Наташи, что с ней случилось, но она сидела неумолимо злой и наконец на все уговоры и расспросы ответила:

Чего ты ко мне пристал? У нас вон Лизка на выданье, а ты ко мне лезешь.

Всё понятно, – ответил Виталик и недобрым взглядом окинул Лизу. Затем скорчил такую рожу, что Наталья не выдержала и рассмеялась.

Приближался Новый год. Виталику повезло: Наталья дома была одна (на свидания, в кино и т.п. она не соглашалась).

Наташа, наконец-то я могу с тобой серьёзно поговорить. Разводись с мужем и выходи замуж за меня. Ты будешь жить как в раю. У меня своя квартира, хорошая зарплата. Да и у родителей я один сын. Я им о тебе уже рассказывал.

И что я замужем?

Да, и это тоже. Давай Новый год встретим у моих родителей. Придут мои двоюродные сёстры и братья. Познакомишься с нашей семьёй.

Конечно же нет. Я уеду на Новый год домой, к мужу.

Это твоё право. Я эту неделю не буду приходить к тебе, но зайду 31 декабря в 18.00. Если застану тебя дома, то буду безумно рад и счастлив. Если же нет – ты меня больше не увидишь. Я и так долго бегаю за тобой, как пацан.

А я тебя и не просила за мной бегать.

Виталик обнял Наташу и усыпал лицо поцелуями:

Всё, пока. Надеюсь, что 31 декабря мы встретимся, – и ушёл.

Билетов не было ни на 30-е, ни на 31-е декабря. Наталья домой добиралась попутками. Новогоднего настроения почему-то не было.

В январе 38-я комната опять наполнилась девичьем щебетанием. Вот только Наталья больше сидела молча, старательно писала конспекты, вычитывала подолгу что-то на одной странице, часто не замечала, когда к ней обращались подруги. И даже Лиза стала поглядывать на Наталью с сочувствием…