Срок давности

Срок давности
Стихи

Холода

1.

По лесам —

ледяным хрусталем —

корольков голоса.

Голубым кораблем

перелесок дрейфует в заливе зари —

посмотри.

2.

О тепле —

первый беличий сон

в предрассветном дупле.

Журавлиный поклон

над колодезным срубом и дым над селом.

Рассвело.

3.

Холода.

Хочет дымом печным

обогреться звезда.

Далеко до весны.

По небесному льду

даже солнце скользит.

Не забраться в зенит.

Отдохни.

 

 

* * *

Да какие тут новости, друг мой,

какие новости?

Если трезвый — то сон, работа

да чаепитие…

Ветер чуть шелохнулся

и в кроне кленовой стих.

Здесь ведь даже собачья свадьба —

и то событие.

 

Я хочу всем, кто помнит меня,

прокричать: «Привет!»

В канцелярию сонной души

напиши прошение.

Ведь счастливые мысли в безлюдье —

опавший цвет,

как саженные плечи в безделье —

для разрушения.

 

И пусть каждый мой день

бесполезен и бестолков,

я люблю замечать,

как знакомый дичает сад.

Голубые озера танцующих мотыльков

только здесь на дорогах

в финале грозы встречаются.

 

Приготовить душистый чай

на огне костра,

отыскать огонечек счастья

на дне тоски.

Здесь бы только и жить,

но сюда возвращаются умирать…

А слова созревают в душе,

и на ветках — яблоки.

 

Побег

В этой жизни все мы пленники. Чтобы

Расступилась суета, ерунда,

Можно сесть в ночной случайный автобус

И поехать неизвестно куда.

 

А в дороге, если ты не задремлешь,

Примечай, покуда не рассвело:

Где цепочка огоньков — там деревня,

Если россыпь огонечков — село.

 

Вдоль обочины лишь тень — от собаки

Да деревьев полуночная дрожь.

А во мраке все дорожные знаки —

Предсказаньями:

Направо пойдешь —

Сразу призрачною станет дорога,

А налево — только тьма да пустырь.

И водитель вспомнит черта и Бога,

Если фары набредут на кусты.

 

Пусть хандрой ты и безволием болен,

Хвойный ветер мчится, снегом клубя.

И ночевки под луной в дальнем поле

Почему-то не пугают тебя.

 

Срок давности

Да, кому-то — грязь, а кому-то — высь.

Если жить боишься — кино смотри.

Не умеешь плакать, так улыбнись,

Чтоб не взорвало тебя изнутри!

 

За овечьим выгоном вздыбил шерсть

Волчий лес, которому нет конца.

Где палаты царские — № 6,

Мира нет ни хижинам, ни дворцам.

 

Кто растил детей и сажал сады —

Не услышал смех, не увидел цвет.

Где там сроки давности у беды,

Коль Октябрь длится уже сто лет?

 

Может быть, вернется покой к Земле,

Бархатный осенний придет уют,

Если по окопам, в болотной мгле,

Все винтовки Мосина догниют.

 

До холодных сумерек, до звезды,

Словно вспоминая чужой урок,

По лесам ораторствуют дрозды,

Да рябины — флагами — вдоль дорог.

 

Никто не забыт?..

Вечный солдат преклонил колени.

В поле березы шумят прибоем.

Скоро исчезнут названья селений,

Взятых тогда, в сорок первом, с боем.

Взятых, чтоб снова запахло мятой

На перекопанных огородах,

Чтобы форсировал трактор закаты

Где-то на синих небесных бродах,

Чтобы полями гармонь плутала

И в сельсовете окно светилось —

Небо, безбрежное, как усталость,

Их на заре в декабре приютило.

Стали деревни лесными снами,

Рухнувший дом обжила крушина.

За тишину, за страну, за память

Горькая юность металл крушила.

Дремлет солдат, тишине внимая,

Солнечный день довоенный снится…

А на могиле Девятого мая

Праздничный митинг откроют птицы.

 

* * *

Остаются одни названия, имена

Да легенды — огни болотные — по стране,

Как Российское царство однажды сожгла война,

Как истлела потом Совдепия в тишине.

 

Если быстро и прямо ехали — повернем.

И опять замелькает старое впереди.

Ведь калединых да столыпиных — днем с огнем…

Но зато горбачевых да керенских — пруд пруди.

 

И пугливые души мертвые будут «за»,

А отчаянье откочует в степной умет.

И опять из окошка грозно сверкнут глаза,

Оживет погребенный в подполе пулемет.

 

Но Октябрь по стране проехался, отбесил…

Укатилась лавиной конница за леса.

И стучат топорами плотники по Руси,

И распахнут апрель гагаринский в небеса.

 

Через век обернется комиксами беда.

Боль и свет не вернутся с книгами и кино.

В конский хвост, как репей, не впутается звезда,

И от гневного взгляда синь не прожжет окно.