Стихи

Стихи

ПОПУТЧИК


Не протянули дороги.
Не проложили пути.
Скорый: "Москва - Венеция". Поезд.
Ночь, тишина и ты.

Я не прощу себе сон.
Люблю. Не смыкая глаз.
И раньше мы виделись, но
Прозрел я только сейчас.

В руке крепко сжатое сердце,
Что не смеет биться в укор.
Знаю. Тобой не согреться.
Молчанье твоё – приговор.


В этой качке скупой, меж полей,
Под рассыпанным пеплом звезд
Все мысли только о ней.
На мне живых не остаётся мест.

Ножевых и прочих не счесть.
Со мною венчалась смерть.
Почему ты решила сесть
Напротив, и просто смотреть?

Мы – струны единой души,
Настроены чётко в лад.
Так почему же молчим?
Скрывая перипетии тирад.


Задаём немой лейтмотив,
Читаю по алым губам:
«Ты же знаешь, родной. Прости…
Я не буду с тобой, а с ним»

Скорый: "Москва-Венеция".
Мгновеньем прокуренный общий вагон,
Где только я, ты и вечная
Запретная сердцу любовь.

И как бы нам не хотелось
Повернуть время и поезд вспять.
Но так уж выходит на деле...
Остались не с теми. Опять.

Скоро... Москва… Венеция.
Слезами пропитанный мрачный вагон.
Где только я, полночь, стены...
И мысли... О счастье твоём.

 

 

ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ 

Веселись, народ, меж этажами четвёртыми! 
На моих же костях на потеху чечётку спляшу! 
Почерком чётким, чернилами чёрными,
Как темнейшая ночь свой "привет" напишу. 

Буржуи, все вы - гости пресквернейшие! 
Ваши фраки замараны кровию брата! 
Воровские карманы бездонные в руки б швее! 
Совесть и честь для вас ниже должностного уклада! 

Сегодня поёт хор, страдавших от вас! 
А танцуют лишь те, кто жизнь ненавидит! 
За пир здесь чумной каждый продаст 
Всех и вся, что во круге увидит! 

Веселись же, сонм безголовый! 
На людей, как на стадо глядите! 
Вам самим не хватает лишь стойла! 
Пред своей же блевотой блюдите! 

Веселись же, толпа тупорогая! 
И на вас найдётся управа! 
Гляжу на пир у порога я.. 
Какая же вы... Забава... 

 

 

ВЕРУЮ

Я погряз в сонме 
Больничных палат.
Слышу, будучи сонным,
Что не смогу больше встать.

Мне Дьявол садится на плечи,
Ехидно смеётся в лицо:
«Ну, что? Как видишь, не вечна
Опека отца твоего?»

Я открываю глаза,
Смотрю во вместилище боли,
И говорю: «Никогда
Тебе я не буду покорен!»

В душе назревает война
Между адом и раем.
Одни на смерть стоят за меня,
Другие на смерть зазывают.

Ко мне с визитом своей кавалерии
Мчится Понтий Пилат -
Бафомет - он же Тиберий.
Во лбу его кривые рога.

Он годами бродит
В поиске стандартных лиц.
Цокает копытом, воет,
Заставляя падать ниц.

Конь его пылает адом,
Дышит ядом голова.
Многого ему не надо -
Бросить всех под жернова.

Тиберий ты?
Иль Понтий Пилат?
Мне несёшь цветы
Среди больничных палат.

Их ровно два,
Красивей на свете нет пары.
Но породил их ад
Для смерти моей, для забавы.

«Шаркающей кавалерийской походкой
В белом плаще с кровавым подбоем».
Я стал тебе лучшей находкой,
Ведь я стал на колени пред боем.
Но я стал на колени
Молиться пред Богом.

Ты вводишь в душу мне Троянского коня!
Улис, проклятая Змея!
Ты душишь славою меня,
Стыдом и кровью
В своём подполье.

И вынув тело из седла,
Вышагиваешь статно к жертве.
Но жизнь не раз меня секла.
Есть тот, кто за меня в ответе!

Есть тот, чья сила в тысячу раз!
Есть тот, кто зрит Ахилову пяту!
Есть тот, кто уничтожит вас!
Я с ним в аду не пропаду!

Каков бы страшен ни был зверь,
Как ни шептал бы мне пророком,
Войдя, он подпирает дверь,
Ведь все страшатся перед Богом!

Зря, глупец,
Прожрал ты чрево изнутри!
И не простит тебя отец,
Навек сотрёт с лица Земли.

Меня не отдаст тебе в зубы
Святейшая сила.
Таких тут, как ты, душегубов,
Вместо меня выносили.

Я запрыгнул в последний вагон.
Я у жизни - счастливый билет.
Я по грани прошёл, но огонь
Не затихнет мой тысячи лет!