Сумин Виктор

Сумин Виктор
Знакомство с автором

1. Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Я много читал. Потом захотелось попробовать самому. Естественно, начал со стихов. Первое же стихотворение отразило мой поэтический уровень того времени:

Деревня, пыль, жара и зной,

Лежит тетрадка предо мной.

Вздумал написать я стих,

Но не сумел и сразу стих.

Потом одно из стихотворений напечатала районная газета «Валуйская звезда». И даже заплатила гонорар. Три рубля.

В девяностые годы в Воронеже Владимир Михайлович Котенко выпускал юмористическую газету «Авось». В одиночку! Он меня поддерживал, кое-что печатал…

Одно время я безуспешно посылал юмористические рассказы в «Литературную газету». И уже чуть было не уверился в том, что там печатают по блату. Что, конечно же, не так.

Мой рассказ «Шляпа» это наглядно показал. Он был напечатан в еженедельнике буквально за два дня. Что меня просто поразило. Я понял на собственном опыте очевидную истину: всё дело в качестве произведения. И ни в чём другом.

 

2. Кого можете назвать своими литературными учителями?

 

Учителей как таковых не было. Стараюсь учиться у мэтров, в частности у Чехова и других. Например, у Довлатова. Всё, казалось бы, предельно просто. Но у него в предложении нет слов, начинающихся на одну и ту же букву!

Что касается стихотворных миниатюр, то тут иногда подсказывает Сергей Сатин. Для меня он ― авторитет.

 

3. В каких жанрах Вы пробовали себя?

 

Почему пробовал? И пробую. Пока пишешь, до тех пор и учишься. Как только сказал, что научился, так сразу и кончился как творческий человек. Мои приоритеты — афоризмы. Одно время был членом Московского клуба афористики, печатался в альманахах. К несомненным удачам в этой сфере отношу следующие свои высказывания: «Афоризм сродни мини-юбке: коротко и ясно», «Наконец-то нас привели к хорошей жизни, жаль, внутрь не пустили», «Раньше мы отдыхали дикарями, теперь ―живём».

Сейчас пишу рассказы. Преимущественно юмористические. Начерно написал повесть и роман. Рассказы в стиле «фэнтези». И, конечно же, стихотворные миниатюры. Иронические. Типа:

Врач сказал: «Дыши!»

А на какие шиши?

Или:

Ну, какие вести?

Свежих нет идей?

Топчемся на месте,

Но уже быстрей!

В прошлом году стал дипломантом второго московского конкурса «Умный смех» в номинации «Малые формы». Некоторые из моих миниатюр можно почитать на 16-й странице «Литературной газеты».

 

4. Как бы Вы могли обозначить сферу своих литературных интересов?

 

А.С. Пушкин, А. Блок, А. Чехов, М. Веллер, С. Довлатов, М. Булгаков, В. Токарева, Ю. Поляков и многие другие.

 

5. Какого автора, на Ваш взгляд, следует изъять из школьной программы, а какого — включить в нее?

 

Я думаю, Солженицына. На мой взгляд, его произведения не для детей. За исключением, может быть, «Матрёниного двора»

 

6. Есть ли такой писатель, к творчеству которого Ваше отношение изменилось с годами кардинальным образом?

 

Нет.

 

7. Каковы Ваши предпочтения в других видах искусства (кино, музыка, живопись…)?

 

Люблю всё, что поднимает над монотонностью буден. Кинокомедии Гайдая. Фильмы, которые заставляют задуматься и сопереживать, например, «Москва слезам не верит», «Человек дождя» и другие.

Предпочитаю классическую музыку (Брамс, Бетховен, Моцарт, Вивальди). Шансон (не весь). Песни и романсы в исполнении А. Малинина.

В живописи ― картины Левитана, Шагала и многих других.

 

8. Вы считаете литературу хобби или делом своей жизни?

 

Делом моей жизни стало учительство. Неожиданный выбор для человека, сбегавшего в юности с уроков. Но в этом смысле мне повезло. Нашёлся всё-таки учитель, заронивший во мне любовь к языкам.

Хобби? Слишком легковесно для литературного труда. Скорее, литература для меня ― часть души.

 

9. Что считаете непременным условием настоящего творчества?

 

Умение загореться и умение зажечь.

 

10. Что кажется Вам неприемлемым в художественном творчестве?

 

Подражательство. Хотя на первых порах оно оправдано.

 

11. Расскажите читателям «Паруса» какой-нибудь эпизод своей творческой биографии, который можно назвать значительным или о котором никто не знает.

 

Вопрос, конечно, интересный, как говорят в таких случаях. А кто обо мне вообще что-то знает? Я ведь не Донцова и даже не Акунин.

Но тем не менее. Когда после постоянных отказов, практически в один день сразу из двух журналов, «Южной звезды» и «Бельских просторов», пришли положительные ответы по поводу моих рассказов, то этот эпизод и был для меня значительным.

Причём рассказы были разноплановыми. Если «Никитична из Кудеяровки» был основан на реальных, автобиографических событиях, то «Гений невысказанности» ―выдуман от первого до последнего слова.

Короче говоря, для меня значителен любой эпизод, когда редактор пишет: «Мы берём Ваши рассказы/стихи».

 

12. Каким Вам видится идеальный литературный критик?

 

Который критикует произведение, а не писателя. Критическая статья ― это не повод блистать самому. Это возможность объективно оценить литературный процесс.

 

13. Каким Вам видится будущее русской литературы?

 

Туманным. У нас ведь сейчас даже нет такой профессии ― писатель. Книжные магазины закрываются. У меня однажды сложились такие горестные строчки:

Книги

Лежат на полках книжных магазинов,

Как воины, павшие в боях с Интернетом.

Помню, когда я учился в 6-м классе, один двоечник и второгодник просил меня дать почитать книгу «Трое из океана». Сейчас даже отличники не читают. Есть, конечно, исключения, но они, увы, редки.

 

14. Есть ли у Вас рекомендации для студентов-филологов?

 

«Будьте самими собой. Все остальные роли уже заняты». Хорошие слова. Даже жаль, что до меня их уже написал Оскар Уайльд.

И ещё, как говорят немцы, Nur wer anders denkt, verändert die Welt: «Мир меняет тот, кто думает не так, как все».

И рекомендация без посредников. Не верьте слепо авторитетам. Они могут ошибаться.

 

15. Каковы Ваши пожелания читателям «Паруса»?

 

И читателям, и редактору желаю крепкого здоровья и много радостей, крупных и мелких. Ведь из них состоит солнечная сторона жизни!