Тишина сторонится меня

Тишина сторонится меня
Стихотворения

***

 

Мне бы баньку с пряным веником берёзовым,

Да по-чёрному, как в детстве, у реки,

Где в воде студили жар с закатом бронзовым…

Где ещё при доброй силе старики,

Друг за другом со смирением ушедшие…

Где витает дух парного молока…

 

Где живёт моё далёкое, прошедшее?

Там, где я, не повзрослевшая пока,

Пробегаю по тропе с травой примятою,

Где одно простое платье на сезон,

И нет смысла сокрушаться над заплатами,

И о прошлом сокрушаться не резон.

 

Там, где я не городская – деревенская,

Где на стенах рушники и образа,

Только раз всего, должно быть, на Смоленскую,

Невзначай застала бабушку в слезах…

Вдовью боль от нас, внучат, надёжно прятала.

Был на всё с улыбкой благостной ответ…

 

В чистом доме пахло выпечкой и мятою…

Сколько зим коротких… сколько долгих лет

Пролегло меж нами ныне… Вслед за грёзами,

Путь мой в гавань, где погаснут маяки.

Мне бы баньку в ней, да с веником берёзовым,

Да по-чёрному, как в детстве, у реки…

 

 

ЧИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ

 

Я сегодня хочу рисовать

Только белым – пронзительно белым.

На листа белоснежную гладь

Белый цвет опрокинется смело.

 

Если даже чуть дрогнет рука,

Свой рисунок я не замараю,

И на нём оживут облака –

Облака без конца и без края.

 

А затем я себе тишину

Нарисую слегка неумело.

Белых птах запущу в вышину

Ярко-белым податливым мелом.

 

И прозрачный останется след

В нарисованной призрачной выси… –

Белый лист, а на нём белый свет,

Где сегодня лишь чистые мысли.

 

 

***

 

Вечереет, спустилась прохлада.

Утомлённое за день ярило

Утонуло в объятиях сада.

Я озябшие плечи покрыла

Лёгкой шалью,

Не помнящей дат.

И укрыл уходящий закат

Нас с тобой ускользающей шалью.

 

И она обветшает до срока:

Растворится невидимой пылью.

Задремавшая было сорока

Встрепенётся, и сказочной былью,

Звёздной далью

Предстанет нам ночь.

И растает ушедшее прочь

За такой же таинственной далью.

 

 

ТИШИНА

 

Вновь вопросы, а вместо ответов опять тишина.

Как же много вобрал тишины окружающий мир!

А в сознанье своём я её невзначай лишена,

Если даже молчат многозвучия призрачных лир.

Я желанной в себе тишины обрести не могу.

Отгоняет её расшалившихся мыслей возня.

И в покое ночном, и в дневной суете, на бегу,

Я зову тишину, но она сторонится меня.

 

 

***

 

Распадаются чувства на атомы,

Словно некто во мне ворожит.

И опять обрастают заплатами

Непростые мои миражи.

И тусклее былые сокровища,

Что по камешку в лунной тиши

Собирала со дна суесловящей

И весьма своевольной души.

 

Распадаются мысли на атомы,

И строка за строкою бежит.

Я опять предстаю то распятою,

То зачем-то погрязшей во лжи.

 

И опять трепещу от волнения,

Сознавая, что ждёт меня ад.

Но пишу… И моё вдохновение

Не страшится грядущих расплат.

 

 

О ТОТАЛЬНОЙ РОБОСТИ

 

Она жила на первом этаже.

Он выше на этаж и чуть правее.

И ей вослед смотрел, всерьёз робея

От мысли вольной: выросла уже…

 

А та ждала: грядёт её весна,

Ведь счастье за ближайшим поворотом.

Боялась лишь, а вдруг он ждёт кого-то,

Не ведая, что к ней приходит в снах…

 

Он к ней спешил во сне – она к нему…

И что за блажь? Он знал её с пелёнок!

Он помнил, как в подъезд вошёл ребёнок –

Ей год минул, двадцатый шёл ему…

………………………………………

 

Она жила на первом этаже.

Он выше на этаж и чуть правее.

И всё ещё смотрел ей вслед, робея,

И думал с грустью: горбится уже…

 

А ей казалось: он вот-вот придёт,

И счастье за ближайшим поворотом.

И знала: ждёт её, а не кого-то.

И снится ей уже который год…

 

Он к ней спешил во сне – она к нему…

И что с того, что знал ещё ребёнком?!

Давно уже не лань со станом тонким –

Полвека ей, под семьдесят ему…

………………………………………

 

И где-то на последнем вираже

Он всё-таки пришёл, сказав, робея:

Я рядом был, но выше и правее.

Жаль, ближе мы не сможем стать уже…

 

Она жила на первом этаже…

 

 

***

 

Отвожу виновато взгляд…

Я сейчас не с тобой – ты видишь,

Но не ведаешь, что наугад

Сонмы мыслей ловлю на идиш

И на сотне других языков,

Незнакомых мне и невнятных.

Словно в бурю, где нет маяков,

Я плыву… но вернусь обратно.

 

Я вернусь, и уймётся дрожь,

Что терзает украдкой тело…

Ты не тронь меня, не тревожь,

Не коснись невзначай предела

Утомлённой моей души

И не стань неподъёмной ношей.

Я вернусь к тебе… не спеши

Возвращать меня, мой хороший…

 

 

***

 

Листаю страницы… Соскучилась очень.

Надеюсь, что ты позвонишь…

Прости… вспоминаю, особенно ночью,

Когда надвигается тишь.

 

Я знаю, не спишь в это позднее время,

И знаю, порой, до утра…

С тобою незримо делю это бремя

Нередко… И ныне пора,

Отбросив тревогу, пуститься в дорогу.

А вдруг нам ещё по пути?

Но сон, приближаясь ко мне понемногу,

Нас снова разводит… Прости…

 

Прости неуёмность моих многоточий –

Опять растревожила лишь…

Прости, не молчится… Соскучилась очень…

Надеюсь, что ты позвонишь…

 

***

 

Когда с тобой мы говорим

На разных языках,

Я между первым и вторым

Отчаянье и страх

Невольно слышу… и боюсь –

Ты очень нужен мне…

Но вновь сомнения и грусть

Вверяю тишине,

Что между мною и тобой,

Вразрез с потоком слов,

Встаёт невидимой стеной

Из выстраданных снов.