В этом личном зоосаде

В этом личном зоосаде
Стихотворения

***

 

Протягиваю длань, как встарь

какой-нибудь святой

из неизвестной стороны

явившийся на день,

 

и говорю: убогий встань

и проходи – не стой,

побрейся и надень штаны,

и тапочки надень.

 

Пойду в нормальный гастроном,

а то ларьки, ларьки…

В минувшее дороги нет –

хоть из дому уйду…

 

Маниакальный астроном

считает огоньки,

поэму полиглот-поэт

слагает на урду…

 

 

***

 

Только не питай иллюзий – то есть,

хоть прощупай вдоль и поперёк,

я не есть ни истина, ни совесть,

ни мудрец, ни гуру, ни пророк…

 

Из меня и прибыли не выбить,

всё, что ухитряюсь привносить,

как-то не поцеловать, не выпить

и не то чтоб даже закусить…

 

Да – поэт… Но тем я интересен,

и за то простятся мне грехи,

что не написал картин и песен

(музыку на кровные стихи).

 

Разве, иногда – созвучны таре

три моих аккорда на гитаре,

графика в тетрадных площадях…

В тайне, в тишине, не при людях.

 

 

***

 

Могу сказать, что кто-то глуп,

задеть, обидно удивить,

не дать достаточно «на чай»,

похитить антиквариат,

 

и плюнуть в суп или на труп,

забыть, забить и удавить… –

могу обидеть невзначай,

но я ни в чём не виноват.

 

 

***

 

С давних пор – когда ополоумел,

как Восток – всё стало нипочём.

Отвлечён, кифирист, полнолунен –

старчески отёчен, обречён…

 

Так живу – и фарисей, и книжник –

неопределенный интеграл.

Древний Сфинкс – покоцанный булыжник,

в детстве ты хвостом своим играл?

 

 

***

 

Я смотрел на Фудзияму

(служба – остров Шикотан),

вспоминал Шекспира драму,

и ужасно хохотал.

 

На Медведицу Большую

я смотрел на том же Ши…

В соответствии фэншую,

веселился от души.

 

А затем, когда потеха

становилась велика,

я смотреть не мог без смеха

на спасительный АК.

 

Но душа моя согласна

с тем, что было что-то там:

вдвое больше пайка масла –

всё же остров Шикотан.

 

 

***

 

Любовь, досада, трактор «Беларусь»…

мигрируют другою траекторией –

когда со старой жизнью разберусь,

тогда займусь новейшею историей.

 

Необратимо, соразмерно стажу,

Пройдёт и это – терниями, бортиком.

Вот только с чёртиками всё улажу,

как только разберусь с последним чёртиком…

 

 

 

***

 

Кто-то, зная всё заранее –

где когда какая хрень,

навсегда похерил знание

чтоб не мучала мигрень.

 

Кто-то, будучи особою

развлекайся-не-хочу,

на спор водку пил «Особую»,

а потом ходил к врачу.

 

Кто-то прокатился валиком.

Кто-то подавился валенком.

Тот, кто по воде ступал –

в википедию попал.

 

 

***

 

Последнее слово пусть будет за нею –

там ноги в мозолях, и в тыкву карета…

Ну, жалко мне что ли? – не осатанею…

Тем более – нет интернета.

 

Пришёл один толстый (знакомые глазки),

я тоже в системе, и знаю про это:

звонит как бы в офис, а всё для отмазки –

не будет пока интернета.

 

А я где-то тут, между счастьем и темой –

мужчина (совсем неплохая примета) –

могу поделиться душою и телом,

да вот только нет интернета.

 

Хотя, эта лампочка вдруг засветила,

теперь и другая в процессе рассвета…

И скоро уже человек-чикатило

залезет в окно интернета.

 

 

***

 

Личное-лирическое,

но не перманентное,

и не венерическое,

и не абстинентное,

 

и не злободневное,

и не уголовное,

даже не душевное,

даже не духовное…

 

Что-то проявляется –

чем-то верховодит,

но сопротивляется

и – не происходит.

 

 

***

 

Согрешил же каким-то там образом –

ну, не то сочинил.

И тушуюсь теперь перед озером

виртуальных чернил.

 

А ведь знаю – всегда и заранее –

но стою на своём…

Где ж она – эта рыба-пиранья,

что ушла в водоём?

 

 

ПОЧТИ ЛИРИКА

 

Взял старый друг на испуг,

типа подруг не осталось,

нет подходящих вокруг –

близится старость…

 

Дело ещё не в воде

в общеизвестном аспекте,

а в кое-чём кое-где –

ну, в интеллекте…

 

Где теплота, доброта

всякого рода и вида?

Что же везде суета

цвета коррида…

 

Собственно, дело – труба,

знаю – бывали пловцами,

если такая судьба,

значит с концами…

 

Верилось, что повезло,

выпала крупная карта,

а не локальное зло

вроде инфаркта.

 

Виделось, это она,

гений альковного культа,

а на проверку, хана –

вплоть до инсульта.

 

Буду затворником жить –

всякие книги-вериги –

где-нибудь склад сторожить

и без интриги…

 

Впрочем, подумалось так –

ты одинока формально,

может быть, сходим в кабак –

это нормально…

 

 

ПАТРИОТИЧЕСКОЕ

 

И море, и погода,

и девки хороши…

И всё для пешехода,

и много для души.

 

Кафе и рестораны

вдоль берега у нас,

что лечит ретро-раны

и радостно для глаз.

 

Всё яркое такое,

как твой фотоальбом –

фиалки и левкои,

а в море голубом

 

белеют парусины…

И все с тобой на «ты» –

застенчивые псины,

нетощие коты…

 

Вокруг автостоянки

кальяны – молодежь…

Подкатится по пьянке

вполне умытый бомж,

 

расскажет безуспешно

про тягостный недуг,

обидится, конечно,

что я ему не друг,

 

получит сигарету,

помянет сатану…

Я обожаю эту

Великую Страну.

 

 

***

 

Не готов ещё к закланью –

спорю с внутреннею ланью,

и бешусь, в себе ругая

внутреннего попугая,

 

но всегда дрожит от страха

внутренняя черепаха,

только внутренний удав

иногда бывает прав,

 

не без внешнего изъяна

внутренняя обезьяна,

а с полдюжины волков

скалится из уголков,

 

что не весь ассортимент

на теперешний момент –

в этом личном зоосаде

кто-то прячется в засаде…