Весь дар её – слеза из перламутра

Весь дар её – слеза из перламутра
Рецензия на книгу Любы Фельдшер «Сон о сирени»

Люба Фельдшер. Сон о сирени. Книга-Сефер, Израиль. – 2017. 64 стр.

 

Люба Фельдшер поэт открытой исповедальности. Об этом свидетельствует её пятая книга стихов «Сон о сирени». Стихи в этой книге – мгновения, из которых складывается мозаика жизни автора, о чём сама она пишет в коротком послесловии, вынесенном на последнюю страницу обложки. Недолгое путешествие по этой книжке – в шестьдесят с лишним страниц – позволяет увидеть и услышать историю целой жизни. Здесь так ощутимы картины и запахи детства:

 

Я провожаю поезда,

Раскачиваясь на калитке.

Те несмышленые года

В душе как золотые слитки.

 

Проходит длинный товарняк.

Смолы и дыма ароматы.

Так я росла, взрослела так:

Ромашки, поезда, закаты.

 

И все копилось на потом.

И только дожидалось срока,

Чтоб в этом мире непростом

Я не была так одинока.

 

Она пишет дневник своей души, оглядываясь на прошлое, оценивая свой сегодняшний день, не скрывая грусти, которая сквозит во всём интонационном строе её поэзии. Сдержанность её интонации не обманывает читательского восприятия боли и остроты переживания автора:

 

Мне хорошо в той комнате, где спит

Собака на потертом одеяле,

Где сигарета медленно чадит,

Меня освобождая от печали.

 

А если в небо распахнуть окно,

Рассеется летучая завеса…

Мой тихий мир, обжитый так давно,

Что нет к другим пространствам интереса.

 

На самом деле, этот интерес к другим пространствам ощутим уже хотя бы потому, что окно распахивается в небо, и обжитый мир обретает достаточно зримые черты большого мира. За ровностью и сдержанностью стихотворной речи Фельдшер, за внешней простотой её строк обнаруживаешь глубину поэтической мысли, явленную в неожиданных, нечаянных поворотах этой мысли, полную кристаллами настоящей поэзии:

 

И открываю я роман

на той главе, что волновала,

глаза слезами застилала,

и строчки плыли сквозь туман.

 

Исчезла розовая мгла,

и с ней – те розовые миги,

и с грустью я листаю книги,

как будто я их предала.

Эти строки о книгах, которые когда-то так волновали, листаемые теперь с чувством, похожим на предательство, говорят о прожитой жизни куда больше банальных сентенций и дорогого стоят. Как сказано автором в другом стихотворении:

 

Ах эта грусть, ну что ж ее бояться:

Порывы ветра, переливы волн.

Предугадать? Не стоит и пытаться.

В ее явленьях полный произвол.

 

Ее приметы – серенькое утро

Да в зеркале потухшие глаза.

Весь дар ее – слеза из перламутра,

Зато какая чистая слеза…

 

Вот на этой чистой слезе замешана и вся родниковая ясность и чистота поэзии Любы Фельдшер.