Видеть мир другими глазами

Видеть мир другими глазами
(Специальный приз жюри в номинации «Молодая проза России»)

Глава о том, как можно видеть с закрытыми глазами

 

Давайте знакомиться! Меня зовут Алексей Боровиков 25 лет от роду. Мое детство проходило в самом обычном сибирском селе Яркова. Могу похвастаться, что моя малая родина знаменита появлением на свет божий Григория Распутина. Географической справедливости ради замечу, что знаменитый целитель был родом из села Покровское Ярковского района.

Но вернемся ко мне, а точнее, моей семье. Отец мой Петр Яковлевич долгое время работал крановщиком, а затем инструктором по автовождению. Ныне он трудится на благо сельских студентов, отапливая местную угольную котельную. Мать Тамара Александровна (вечная ей светлая память) была продавцом в различных сельских магазинах. Сестра Ольга является домохозяйкой, воспитывающей мою племянницу Екатерину. И все бы было ничего, если бы не одно небольшое, но весьма пренеприятное обстоятельство: у меня есть проблемы со зрением. Врожденная атрофия зрительного нерва, вызванная бог знает чем, на всю оставшуюся жизнь стала моей личной ахиллесовой пятой.

Обследовавшие меня врачи вразумительного ответа, к моему сожалению или, наоборот, счастью, предоставить не смогли.

Обучаться в обычной школе я, естественно, не мог, а быть неучем желания не испытывал.

Грызть гранит науки мне было суждено в специальных условиях; и не кривя душой, я смело заявляю, что ни капельки не жалею об обучении в Ялуторовской школе-интернате для слепых и слабовидящих детей.

Но каким же было мое удивление, когда мои первые учителя сказали мне, что теперь я буду читать при помощи пальцев, а писать на специальной доске (приборе для письма по системе Брайля). А в качестве ручки здесь используют грифель. (Грифель — это такая штуковина, сделанная понятия не имею из чего, состоящая из ручки в форме сердечка, а в некоторых случаях — кольца с железным заостренным наконечником.)

Добавлю, что лет до семи мое зрение позволяло различать цвета и читать самый обычный букварь, а в настоящее время его хватает лишь на световосприятие. Учиться мне было очень интересно, но, к сожалению, по состоянию здоровья я спустя полгода прервал свое школьное обучение.

Оказавшись дома, я не собирался унывать, а начал самостоятельное изучение брайлевского письма и вскоре его успешно освоил.

Не без улыбки вспоминаю, как, повстречав незнакомый мне символ, я с уверенностью эксперта-криминалиста заявлял, что в данной книге допущена опечатка. Родители, конечно, вскоре разгадали мою хитрость и избежать ремня мне не удалось.

В свободное время я посещал Центр социального обслуживания населения, где принимал активное участие в дворовых площадках и различных мероприятиях. Выступая в конкурсах творческой самодеятельности, с большим интересом и желанием обзаводился новыми знакомствами. И эти дни не прошли даром. В 2002 году я впервые принял участие в областном творческом фестивале среди инвалидов «Будущее для всех», но призовых мест тогда не занял.

Удивительный факт. Раньше я терпеть не мог учить и читать стихи. Родители заставляли меня зубрить их, но в отместку я декламировал стихотворения так, что смело бы мог получить премию «Худший чтец года».

В 2004 году я вновь вернулся в Ялуторовскую школу-интернат, где поступил сразу в 4-й класс. Новая обстановка оказала на меня положительный эффект — и я начал наверстывать упущенное. В школе было огромное количество всевозможных кружков и секций, где каждый желающий мог успешно реализовать свои творческие и физические способности.

Что касается общения со сверстниками, то я с легкостью находил общий язык не только с одноклассниками и остальными ребятами, но и с сотрудниками школы.

Благодаря школе у меня появилось множество увлечений: плетение из камыша, самодеятельный театр, игра на гитаре, а главное — интерес к правовой науке. Глядя на выступления адвокатов в телевизионных передачах, я тоже захотел стать юристом и покорить голубой экран.

Моя мечта начала сбываться еще в 2006 году, когда под руководством учителя по истории и обществознанию Надежды Михайловны Хохловой я занял второе место на городском конкурсе «Подросток и закон».

Забегая далеко вперед, скажу, что поступить учиться на юриста мне все-таки удалось, как, собственно, и стать героем телепередач.

 

 

Глава, в которой я расскажу о школьных годах

 

Скажу без всякого преувеличения, что школьные годы были, пожалуй, одним из самых ярких отрезков моей жизни.

Мне всегда нравилось общаться с людьми, узнавать что-то новое и интересное для меня.

Во внешкольные годы я посещал кружок фитодизайна, где, кроме всего прочего, научился плести из камыша.

Оказавшись в школе, я с огромной радостью узнал о наличии подобного кружка в стенах интерната.

Помню, как Светлана Ивановна, руководившая студией рагозоплетения, пыталась отправить меня вместе с другими ребятами на прогулку, а я все сидел и плел до самого отбоя, а то и позже.

Многим, наверное, будет интересно, как я начал писать стихи. Спешу огорчить, что подробного повествования не будет. Скажу лишь, что увлечение творчеством пришло с первой любовью.

Шли годы, и я стал принимать участие в различных литературных конкурсах и фестивалях, где занимал призовые места.

Однако мои победы невозможны были бы без поддержки родных, педагогов и воспитателей и, разумеется, моих верных друзей и соратников.

Словом, школа стала для меня вторым домом, а ее сотрудники — моей второй семьей.

Как бы ни было грустно, но настал тот год, когда мне предстояло покинуть стены родного интерната и шагнуть в новую, не менее яркую жизнь, на пути к которой поджидали определенные трудности и задачи: научиться ориентироваться в пространстве, освоить навыки готовки, глажки и многих других бытовых моментов.

Особое место в расписании каждого ученика занимали социально-бытовая ориентация и ориентировка в пространстве.

Краткий экскурс в жизнь незрячего человека.

Приглашаю на урок по социально-бытовой ориентации.

«Итак, сегодня мы учимся готовить жареный картофель», — после этих слов педагог показывает ученикам, как пользоваться ножом или овощечисткой.

Немаловажным остается процесс помывки и разделывания овощей. Сложность заключается в том, как сделать так, чтобы среди прочих ингредиентов вашего блюда случайным образом не оказались овощные кожурки.

В любом случае, перед педагогом возникает очень трудная и ответственная задача: научить абсолютно каждого воспитанника интерната к моменту окончания курса социально бытовой ориентации приготовить себе завтрак, нарезать хлеб и при этом не пораниться, мыть посуду, не оставляя разводов, разжечь духовку и не обжечься и многому-многому другому.

Ежедневно каждый из нас совершает хотя бы одну покупку в магазине, будь то булка хлеба или батон колбасы, а кое-кто даже заказывает еду на дом.

И кажется, что в таких привычных и доступных ежесекундно вещах трудностей возникать просто не может, ведь до ближайшего минимаркета — рукой подать, а в службе доставки пиццы с вас спросят лишь домашний адрес и способ оплаты вашей покупки.

Позволю согласиться. Предлагаю провести небольшой, но очень интересный эксперимент, для которого нам понадобится полотенце, немного времени и конечно же честность участвующих.

Думаю, начнем!

Перво-наперво, нам нужно при помощи полотенца завязать глаза испытуемого, далее следует в целях вашей же безопасности вооружиться тростью или предметом, ее заменяющим, например, обычной палкой.

Ваша задача-минимум равна задаче-максимум — дойти до ближайшего продуктового павильона, купить хлеб и вернуться обратно.

Свои впечатления от проделанного опыта вы можете присылать мне по электронной почте, а я в свою очередь обязуюсь их опубликовать.

Аналогичные эксперименты можно ставить и без помощи тактильных средств. Скажем, вы потеряли свою банковскую карту или во время обеда обронили вилку.

Теперь же мы с вами, дорогие читатели, отправляемся на урок ориентировки в пространстве. Наша сегодняшняя цель: научиться составлять маршрутную карту. Это нужно для того, чтобы при помощи специального прибора «Ориентир» незрячий человек, прежде чем куда-либо пойти, имел представление о предстоящем маршруте.

На магнитной доске находятся кубики различной формы: прямоугольные для обозначения улиц или тротуаров; имеющие контуры домов и деревьев — словом, все самое необходимое для первичного ознакомления с городом.

В качестве примера работы на таком приборе подробнее разберем составление маршрута до городского Дворца культуры и обратно и попытаемся понять, каким образом нам до него доехать.

Город моего проживания является сравнительно небольшим, а его инфраструктура, на мой взгляд, вполне приемлема для незрячих людей.

До Дворца культуры от школы-интерната ехать не так уж и далеко, а количество автобусных остановок и крупных улиц, способных послужить ориентиром, можно посчитать по пальцам, а после разместить при помощи все тех же кубиков на магнитной доске.

Для большей уверенности в правильном составлении маршрута ученик должен знать, сколько поворотов совершает тот или иной автобус либо маршрутное такси. Перед тем как выйти на остановку, следует еще раз тщательным образом ощупать дорожную карту.

«Автобус 8 Б — значит, первый поворот налево, затем направо, далее снова налево, потом будут два лежачих полицейских — вроде, все верно».

Что касается крупных городов (Тюмень, Екатеринбург, Москва и т.д.), то, как вы понимаете, одних магнитиков тут уже недостаточно. Как вариант — незрячий человек должен пройти дополнительное обучение в реабилитационных центрах или владеть в значительной степени технологиями передвижения в пространстве.

Ни за период пребывания в Ялуторовском интернате, ни в послешкольные годы лично я не был ни в одном из специальных центров работы с незрячими.

Мои педагоги по ориентировке смогли дать мне такую основу базовых знаний и умений контактировать с людьми, что я придумал для себя собственные способы передвижения по городам и весям нашей необъятной Родины. Не секрет, что родители некоторых незрячих детей проявляют к ним излишнюю опеку, приводящую к печальным последствиям: дети абсолютно не приспособлены к жизни. Значительное большинство незрячих ребят понятия не имеют, каким образом можно потушить рагу, постирать и привести в порядок брюки, рубашки и прочие вещи. Многие родители не подпускают своих ненаглядных чад к бытовой технике, боясь, что они ее повредят иль повредятся сами.

Очень часто заботливые матери предпочитают кормить своих детей едва ли не с ложки. А если ребенок пытается проявить какую-либо самостоятельность, например, дотянуться до вазы с конфетами или пакета с майонезом, родители наперебой начинают говорить, что не нужно никуда лезть, они сами все подадут.

У меня есть одна знакомая, которая в свои 23 не умеет пользоваться пылесосом и газовой плитой. С газом я могу понять, но с пылесосом… Простите, отвлекся.

Перейдем к глажке.

Здесь дело обстоит ничуть не легче, чем с картофелем, все по той же причине недоработки родителей, но это мое личное мнение.

И вновь педагог спешит объяснить, что и почему. Вывернуть брюки на изнаночную сторону и приготовить марлю — еще полбеды, а вот сровнять сложно различимые для незрячего человека стрелки — задачка не из легких. И вновь результат может даже с нескольких попыток не получиться, но, как говорится, терпение и труд все перетрут.

 

 

Глава, в которой я расскажу вам о приготовлении домашней еды и наведении порядка

 

Скорее всего, многие из вас, дорогие читатели, начинают свой день с чашки вкусного свежесваренного кофе с чем-нибудь еще. Я, разумеется, не исключение из правил.

«Но как тебе это удается?» — спросите вы.

«Всё элементарно», — отвечу вам я.

Как водится, после рыльно-мыльных процедур я направляюсь в кухню, где находится привычный мне шкаф с некоторыми продуктами. Беру турку и направляюсь к газовой плите. Разжечь газ — дело нехитрое, но при отсутствии зрения требующее особой сноровки.

Справедливости ради замечу, что часть незрячих людей предпочитает электрическую, а не газовую плиту, ведь повторить подвиг Гагарина желание есть не у многих.

Однако мне, выросшему в доме, где есть газ, такие страхи кажутся неуместными. Напротив, я панически боюсь получить свои честно заработанные 220 за вовремя не снятый кофе.

Кстати, о кофе.

Остановился я на разжигании газа. Так вот, у меня дома есть зажигалка с поджигом, а еще музыкальный слух, который позволяет мне услышать звук выпускаемого газа и вырывающегося из зажигалки огня.

Далее я жду, когда кофе в турке начнет шипеть — это значит, что мой любимый напиток готов и его можно наливать в кружку. Бывает, что проливаю, но это — издержки производства.

Готовить я люблю до безумия. Могу попотчевать гостей не только макаронами с сосисками, различными салатами, но даже и выпечкой, например, пирогом с мясом или пиццей.

С приготовлением еды дело обстоит гораздо серьезнее, чем с тем же кофе.

Важно вовремя быть рядом с плитой и тщательно следить за тем, чтобы еда не подгорела.

Остановлюсь подробнее хотя бы на одном из блюд.

Вот, например, макароны с курицей. Надо порезать мясо, а раз так, то на помощь мне приходит обычный кухонный нож, а в некоторых случаях и мат. Но это когда вместе с курицей начинаешь резать палец. Мясо, конечно, получается сочным, но лучше — без человеческих жертв.

А если серьезно, то резать курицу так же легко, как обычную булку хлеба. Принцип аналогичный — дело в ловкости рук и сноровке.

Очень люблю острое. Поэтому каждое мое блюдо обильно посыпается всеми возможными видами перца.

Нарезанное мясо я помещаю в сковороду, в которую заранее добавляю растительное масло, засыпаю лук, чеснок (по настроению и различные овощи) и жду, когда мясо начнет приветливо шкворчать, после чего добавляю макароны, убавляю огонь и жду своего ужина.

Отдельная, но короткая история про уборку.

Навести порядок — дело хорошее, но при отсутствии зрения еще и сложное.

Однако нет ничего невозможного в мире нашем бренном.

Как вытирать пыль, знает каждый, а как пылесосить вслепую — загадка не из простых.

Разумеется, где пыльно, а где нет, я увидеть не могу, но по-пластунски с щеткой пылесоса провести спецоперацию по поиску пыли — всегда пожалуйста.

Что касается стирки, то у меня дома машинка-автомат, которой я приспособился пользоваться.

Тут как в той песне: «Нажми на кнопку — получишь результат».

 

 

Глава, в которой я расскажу о своих путешествиях и передвижениях

 

Любите ли вы гулять?

«Конечно, да», — ответите вы. Несложный вопрос — несложный ответ. Но так может показаться на первый взгляд. Как быть, если на привычную прогулку по любимому городу ты отправляешься вслепую?

Кажется, что задача относится к разряду невыполнимых, но это далеко не так.

Все элементарно. Раз нет возможности увидеть — есть возможность ощутить. Вы только не подумайте, что эта фраза буквальна и что незрячие люди на прогулке ощупывают дорогу руками, ведь для этого у них есть специальная тактильная трость, а у более продвинутых — навигатор, проговаривающий необходимый маршрут.

У меня, как и у большинства незрячих, тоже имеется трость.

Вооружившись вышеупомянутым многофункциональным устройством, я отправляюсь по своим делам в город.

При помощи слуха я могу различать звук поверхности, по которой я совершаю движения. Если звук от постукивания трости глухой — значит, поверхность твердая, скорее всего, бетон. А если более звонкий — то я передвигаюсь по деревянному полу.

Постукивая перед собой тростью, я довольно быстро спускаюсь по лестнице и, выйдя из подъезда, оказываюсь во дворе.

Слева поворот в сторону дороги, а в метрах 150 автобусная остановка, но до нее надо еще как-то добраться. Шагать вперед — дело нехитрое, а вот найти нужный объект — надо постараться.

Иду я и стучу тростью по бетонному тротуару возле самого бордюра, как вдруг ветки деревьев, что растут во дворе, едва не выцарапывают глаза.

«Надо ходить по середине тротуара», — скажете вы. Позволю не согласиться, ведь когда незрячий человек ощупывает себе дорогу тростью, для него крайне важно двигаться в целях безопасности по краю тротуара и определять, когда он закончится.

Оказавшись на дороге, я сталкиваюсь с очередным «заданием» популярной игры «Квест», согласно которому следует быстро перебраться на противоположную сторону, не свалиться в кювет и найти очередной тротуар.

Здесь скорость моего движения сводится к минимальной, так как нужно избежать возможности попасть под машину и брякнуться в яму. Приходится ощупывать практически каждый сантиметр дороги. Впереди сугроб — а это значит, что край дорожного полотна найден и можно приступить к поиску тропинки.

Но, оказавшись на тротуаре, радоваться еще рано, ведь остановка не найдена, а бордюры есть только с одной стороны.

Продолжая движение на ощупь, я рано или поздно добираюсь до очередного поворота, за которым находится автобусная остановка.

Задача усложняется, ведь каким-то образом мне нужно понять, какой сейчас остановился автобус. Зачастую люди подсказывают номер маршрута, но бывает и так, что я в гордом одиночестве приветствую приезжающий транспорт.

На знаменитый вопрос «что делать?» я отвечаю, что можно попробовать спросить у пассажиров автобуса, когда двери его приветливо, но, к сожалению, ненадолго распахиваются: «А это девятка?» — в тот момент, когда открываются двери.

Мне повезло. Несколькими минутами позже я сидел на одном из свободных кресел. А еще через некоторое время кондуктор сообщила, что следующая остановка Городской сад.

И вновь движение на ощупь.

Мне надо было попасть в банк. Вечерело. Сгущались сумерки. Прочитать вывески на зданиях я, естественно, не мог, и потому пришлось спросить одного из прохожих: «Извините, пожалуйста, вы не подскажете, как пройти в сторону коммерческого банка?»

Молодой человек, которому, как оказалось, было по пути, помог мне добраться до нужного мне места. «Вот дверь», — указал он и отправился по своим делам.

До двери было действительно «вот», но где ее искать в потемках?

Традиционно, меня выручила трость, помогшая найти искомое крыльцо.

Сотрудники данного учреждения уже давно знали меня как постоянного клиента и помогли добраться до нужного окна.

Получив талон, я отправился в кассу, едва не снеся несколько столов.

Цель достигнута — платежи сделаны, дорога домой еще впереди.

Оказавшись на улице, я с ужасом заметил, что вокруг меня совсем темно, кружится снег, а времени до автобуса буквально пять минут. Я примерно знал расположение остановок, и потому направился в сторону универмага.

На некоторых улицах нет светофоров, что дает шанс водителям пренебрегать дорожными правилами.

Я неоднократно пожалел, что в нашей стране ввели запрет на нецензурную лексику в общественных местах, ибо назвать культурно тех, кто прет напролом, не обращая внимания на пешеходный переход, а потом ставит автомобиль на тротуар, нельзя.

Методом проб и ошибок, а также мокрых ботинок и грязных брюк я оказываюсь на остановке, где вновь повторяю все действия, что и при посадке в автобус.

С городом, быть может, и понятно, а как дела обстоят, когда я путешествую по другим городам?

Это очень интересная история, но я приведу лишь один пример, который, возможно, раскроет сам принцип моего передвижения.

Как я говорил в начале своего повествования, в настоящий момент я являюсь студентом юридического факультета. Институт находится в соседнем городе Заводоуковске. Мне надо было отвезти кое-какие документы директору филиала.

До вокзала я добрался по привычной схеме, благо, что город, в котором я живу почти одиннадцать лет, мне знаком. На вокзале я ориентировался неплохо. Купив билет, стал дожидаться автобуса. Спустя примерно час оказался на автовокзале в Заводоуковске, где началось самое интересное: город я знал неважно, так как был в нем всего несколько раз.

Пришлось обратиться за помощью к людям. Какая-то женщина, взяв меня за трость, указала направление куда-то в сторону, а на вопрос: «Где остановка?» сказала, «там». Где это самое «там» — я не знал, но искать пришлось.

Изрядно поблуждав, я, так и не найдя остановку, был вынужден снова обратиться к людям.

Конечно, мои путешествия не ограничиваются Ялуторовском или Заводоуковском. За последние лет пять я проехал от Тобольска до Санкт-Петербурга, побывал в Москве несколько раз, выступал на творческих фестивалях в Кургане, Пензе, Перми и многих других городах. Да, это очень сложно ездить одному, но крайне интересно.

Забавный случай произошел со мной в российской столице. Возвращаясь с очередного конкурса, кстати, с победой, я настраивал себя морально на ночлег на Ярославском вокзале, ведь обратный поезд был только в полдень.

Кто не ночевал на железных стульях авто- или железнодорожного вокзала — потерял многое.

Скажу несколько хвалебных слов в адрес российских железных дорог, которые, к чести своей, создали центр содействия для маломобильных пассажиров.

Сотрудники различных железнодорожных вокзалов по мере возможности всегда помогают не только инвалидам, но и обычным гражданам.

Ярославский вокзал не стал исключением из этого правила.

Дежурные по вокзалу проводили меня на второй этаж, где было менее шумно, однако железные стулья стояли и там.

Ночь прошла быстро. Примерно в половине шестого утра охранник, больше похожий на цербера, стал расталкивать дремлющих пассажиров со словами: «Это не гостиница, тут нельзя спать». У меня лично создалось впечатление показухи перед начальством или вновь прибывшими в том плане, что отсутствие условий для отдыха в бесплатных залах ожидания лучше скрыть, чем попытаться создать уют.

Время шло. Рядом сидела какая-то женщина, с которой мы разговорились. Ее звали Светлана.

Оказалось, что она ждет тот же поезд, что и я. Служба сопровождения маломобильных пассажиров была всегда рядом. То и дело ее представители подходили и спрашивали: «Вам чем-нибудь помочь?»

Приятно осознавать наличие сервиса в нашей стране.

Но мои впечатления о замечательной системе содействия инвалидам слегка подпортили сами работники Ярославского вокзала.

Когда поезд объявили под посадку, за мной пришли работники вышеупомянутой службы. Мне помогли добраться до лифта и даже донесли некоторые вещи.

Но когда лифт открылся на 1-м этаже и моему обалдевшему вниманию предстала каталка для инвалидов в колясках… Думаю, что вопрос профессиональной этики остается открытым.

Я, конечно, понимаю, что они, возможно, хотели ускорить мое передвижение, но для этого достаточно взять меня под руку или просто идти рядом.

Таких случаев на самом деле очень и очень много. Особенно некорректно поступают кондуктора в общественном транспорте, когда при виде человека с тростью начинают голосить на весь автобус: «Уступите место инвалиду!»

Мне, пользуясь случаем, хочется дать вам, дорогие читатели, несколько советов:

1) Если вам повстречался человек с ограниченными возможностями здоровья, сперва спросите его, если у вас, конечно, есть на то время, нужна ли ему помощь? Если да, то какая?

2) Постарайтесь не привлекать излишнего внимания к инвалиду;

3) Помните, что люди с ограниченными возможностями здоровья — это такие же люди, как и вы;

4) Не забывайте, если вы сопровождаете инвалида по зрению, то лучше спросить у него о том, как вам его следует сопровождать;

5) Не будьте равнодушными.

 

 

Хочешь жить — умей вертеться

 

Всем нам хорошо известна народная мудрость: «Хочешь жить — умей вертеться», но мало кто задумывается, к кому обращены эти слова. Чтобы найти ответ на этот вопрос, я отправился в настоящее путешествие в сибирскую столицу, в центре которой расположена Тюменская областная специальная библиотека для слепых.

Денек сегодня выдался поистине весенним, и это несмотря на то, что на календаре значилось 24 декабря. Всюду были скрытые снегом лужи, а снег, точно смеясь, продолжал сыпаться на головы снующим прохожим. «Хорошо, что есть недорогие и быстрые такси, — подумал я, заходя в здание библиотеки, — а то бы поневоле возможность повторить “Суворовские катания” мне непременно досталась».

«Почему именно в библиотеку?» — спросите вы.

А все потому, что именно здесь и именно сегодня состоялась уникальная встреча с теми, кто в силу сложившихся жизненных обстоятельств вынужден придумывать все новые и новые способы обращения со ставшими привычными бытовыми предметами; речь идет конечно же об инвалидах по зрению.

«Бытовые секреты незрячих людей» — именно так называлась данная встреча. Но как считают ее организаторы, время «грифа секретности» пора оставить позади и приоткрыть завесу таинственной жизни на ощупь.

Многие из тех, кто читает это повествование, являются счастливыми обладателями современного сенсорного смартфона и даже не представляют, как таким чудом техники может пользоваться незрячий человек.

«Дело в том, — рассказывает один из участников встречи и по совместительству сотрудник библиотеки Гарманов Роман, — что в таких телефонах установлено специальное программное обеспечение, которое находится в разделе специальных возможностей вашего телефона. С помощью данных программ я полноценно пользуюсь сетью Интернет, пишу СМС, общаюсь с друзьями по скайпу. А еще при включении некоторых дополнительных опций смартфон помогает распознать денежные банкноты и даже выполняет голосовые команды, называя своего обладателя “Хозяин”».

Мне доводилось бывать в гостях у Романа. Честно говоря, хоть я и сам являюсь незрячим пользователем ПК, но даже мне удивительно, как он может обойтись без зрения.

Особое внимание было приковано непосредственно к ведению домашнего быта, ведь существующий стереотип о неспособности к самообслуживанию незрячих людей продолжает витать в обществе.

Открою очередной секрет: для того, чтобы различать цвета одежды, большинство незрячих пришивает к ней специальные нашивки, обозначающие тот или иной цвет. Есть и другой вариант: запоминание по материалу, замкам, пуговицам и т. д.

Кстати, о том, каким образом тотально слепой человек умудрился сделать нашивку. Все мы представляем обычную нитку. Так вот, чтобы вдеть ее в иголку, достаточно, например, обрезать ее кончик, немного послюнявить, а дальше — дело техники. Но на дворе почти 2016 год, и прогресс охватил и эту сторону жизни. Существуют и автоматические нитковдеватели, которые сами захватывают наведенную на них нить.

С появлением микроволновых печей, мультиварок и прочей полезной техники жизнь незрячего человека заметно улучшилась, ведь теперь, чтобы приготовить омлет, нужно, кроме продуктов, запомнить лишь расположение соответствующих клавиш на панели управления. Сложными в использовании остаются на сегодняшний день сенсорные бытовые приборы, на которые пока нет программного обеспечения, а то, что удалось придумать зарубежным разработчикам, еще до конца и до ума не доведено.

Как не спутать молотый перец с солью, а пакетированный укроп с петрушкой? Как вариант — наклеить подписанные рельефным шрифтом стикеры или, как я, пробовать на вкус и запах.

Конечно, это далеко не все секреты, применяемые незрячими людьми в повседневности, на самом деле, каждый приспосабливается так, как ему будет удобно; и что для одних незрячих является нормой, например использование наручных говорящих часов, у других может вызвать улыбку: «Зачем вы их носите? Телефон же все озвучивает». Словом, сколько людей — столько и мнений, а жизнь устроена так, что каждый вертится в ней как может.

 

 

Глава, в которой я расскажу о своей общественной и политической жизни

 

В далеком 2007 году, когда я только начал выступать с первыми стихами, мне и в голову прийти не могло, что несколько лет спустя я буду заниматься изучением политики. Педагоги в школе обратили внимание на мою способность вечно говорить о чем-либо и стремиться при этом узнать что-то новое. Видимо, по этой причине в 2008 году мне предложили принять участие во Всероссийской олимпиаде по ориентировке в пространстве, проходившей в городе Верхняя Пышма Свердловской области. Отсутствие результата — тоже результат. Тот факт, что я не занял призового места, был довольно печален, но вместе с тем приобретенный опыт публичного выступления был для меня крайне важен.

Честно говоря, многое в моей жизни было, как я сам нередко говорю, как бы случайным.

В 2009 году в школе была создана газета, где впервые я смог попробовать себя в роли настоящего журналиста. В этом же году мое внимание было обращено, не поверите, на химический состав энергетических и газированных напитков и чипсов, их влияние на организм человека.

Собственно, это и стало предметом первой в жизни исследовательской работы под чутким руководством учителя химии.

Положа руку на сердце я не могу вспомнить причину, сподвигнувшую меня на изучение данных продуктов, но интерес, с которым я наблюдал за очищением гвоздя при помощи фанты или сгоранию чипсов, был столь велик, что мне захотелось делиться с окружающими своими наблюдениями.

И такая возможность мне представилась, ведь в интернате начало работать школьное научное общество. Кроме того, мне довелось принять участие в городских исследовательских конференциях и попасть в тройку лучших.

Дальше — больше. В 2010 году областная организация общества слепых пригласила меня для участия в Московском молодежном форуме, а годом позже я выступал с авторскими стихами в городе Пенза.

Ощущение шила во всем известном месте было столь огромно, что мне захотелось попробовать себя на политическом поприще. В городе стартовал конкурс кандидатов в общественную молодежную палату при Ялуторовской городской думе. Одним из требований к юным парламентариям являлось написание проектов на тему социального, культурного, экономического или иного развития города.

Сказано — сделано. И вот решающий день настал, и я в числе самовыдвиженцев ожидаю своей очереди в здании городской администрации.

«Алексей Боровиков, вас вызывают!» — раздавшийся из приоткрывшейся двери голос секретаря конкурсной комиссии прозвучал подобно громовому раскату. Я едва не забыл свой предвыборный монолог, но времени на панику у меня не было.

Предложенный мною проект посвящался инклюзивному образованию, суть которого заключалась в создании условий для равного обучения инвалидов в обычных школах.

Мой проект признали заслуживающим внимания и изучения, а сам я стал членом молодежной палаты.

Моя дальнейшая деятельность была неразрывно связана с деятельностью по защите законных прав и интересов инвалидов.

В свою очередь, мне хочется поблагодарить педагога по биологии Кудреватых Оксану Владимировну, ставшую для меня на протяжении многих лет надежным наставником и научившую меня верить в свои силы, несмотря на какие-либо жизненные трудности.

В 2011 году в результате участия в областном конкурсе я стал общественным помощником уполномоченной по правам ребенка Тюменской области. На сей раз суть моей идеи заключалась в создании телефонной линии бесплатной правовой помощи для инвалидов. Кроме того, меня беспокоил вопрос отсутствия рядом с интернатом звукового светофора и тротуара.

Мне доводилось бывать во многих регионах нашей необъятной Родины, но та реакция властей на проблемы граждан, которая есть в нашем городе, поистине заслуживает похвалы. При поддержке различных структур и ведомств светофор был поставлен, а тротуар сделан.

Конечно, совмещать учебу и общественную жизнь было очень сложно, и не всегда мои желания совпадали с возможностями, но окружающие меня люди относились с пониманием и поддержкой, которая была мне весьма необходима.

В период летних каникул я работал в Ярковской библиотеке, где проводил литературные мероприятия и писал статьи в различные газеты. Проблема трудоустройства для людей с ограниченными возможностями здоровья является одной из наиболее острых проблем во все времена. Нередко можно услышать и такое: «А что они могут сделать, эти инвалиды?»

Честно говоря, много чего. Конечно, человек без зрения или ног в качестве личного водителя может и не пригодиться, но как знать… Лично мне на одном из творческих конкурсов торжественно вручили сертификат, дающий право обучения в известной автошколе Тюмени. Но вместе с тем существует и великое множество других занятий, доступных для инвалидов. Приведу пример из собственной практики. Когда я работал в качестве дежурного в офисе одной из газет, мне в обязанности было вменено регистрировать поступающие звонки и обрабатывать тексты пришедших на электронную почту писем.

С помощью программы экранного доступа на моем ноутбуке я выполнял свой профессиональный долг не хуже зрячего.

Среди моих знакомых достаточно тех, кто не стал зацикливаться на проблемах со здоровьем и отправился на заработки в том числе и в другие области.

Когда мне говорят, мол, нас, инвалидов, нигде не берут, я пребываю в неком удивлении от подобных умозаключений.

«А кто ты по профессии?» — спрашиваю я.

«Ну, у меня девять классов, а ведь они должны…» — слышу в ответ. На месте работодателя я бы тоже не взял на ответственную должность такого сотрудника.

И действительно, в рядах инвалидов по зрению встречаются, не побоюсь этого словосочетания, настоящие иждивенцы, всерьез полагающие, что им все должны: правительство — назначать высокую пенсию, окружающие люди — быть толерантными, а социальные службы — выполнять малейшую прихоть. На мой взгляд, любое денежное содержание подразумевает определенный уровень отдачи, который следует выполнять самим инвалидам. Например, участие в социокультурной жизни города, области или даже страны.

И, кстати, я как будущий юрист и ныне действующий помощник депутата областной Думы смело могу заверить, что трудовых вакансий для инвалидов, по крайней мере в нашем регионе, предостаточно. Дело не в службе занятости населения, медицинской комиссии и государстве в целом, а в том, что люди не хотят работать за 5000 рублей, а жаждут получать раза в три больше, не обладая при этом достаточным уровнем образования.

Я не стыжусь признаться своим читателям в том, что в течение девяти месяцев 2015 года мое денежное вознаграждение за труд составляло 3100 российских рублей, которые даже не могли покрыть мои затраты на обучение в вузе.

Естественно, что такая заработная плата не способна удовлетворить мои растущие потребности, но для того, чтобы я мог позволить себе завтрак в ресторане, одежду из фирменного магазина, спальный вагон во время очередной поездки, надо много и хорошо учиться, отбросить в сторону лень и амбиции, стать настоящим мастером своего дела.

Успешно сдавать экзамены, читать и много работать в данный момент у меня вполне получается, а вот до профессиональной вершины надо еще добраться. Громадное спасибо хочется сказать всем моим педагогам и воспитателям, помогавшим мне где-то подправить, а где-то и набрать текст очередной работы.

Шло время. Моя невероятно бурная жизнь становилась еще более бурной. В 2012 и 2014 годах в составе делегации Тюменской области я принял участие во Всероссийском фестивале проектов по улучшению жизни инвалидов «Доступная среда — открытый мир» в Москве.

У меня часто спрашивают: оно тебе надо? «Конечно, — отвечаю я, — ведь делать так, чтобы окружающая жизнь становилась лучше, — это здорово!»

 

 

Глава, в которой я отвечу на часто задаваемые вопросы

 

Нередко мне задают вопрос о наличии у меня зрения и способности видеть цвета или силуэты. Цвета я мог различать лет до семи, после чего зрение стало падать до уровня светоощущения. Лица людей разглядеть мне не под силу, а различить свет и тень — в самый раз. В дневное время суток я могу видеть контуры зданий и силуэты людей и, конечно, радоваться взошедшему солнце. Большое количество света небесного светила способно ослепить меня, но ближе к вечеру мое световосприятие приходит в норму. С наступлением закатных часов я могу смело передвигаться по улице, а оказавшись под покровом сумерек, двигаться на ощупь при помощи трости. Очень многое приходится представлять и восстанавливать в памяти с тех самых лет, когда я мог отличать красное от зеленого, синее от желтого и так далее. Например, голубое небо навсегда осталось в моем сознании, точно я его видел всегда.

В одной из моих поездок меня спросили: «А как ты расписываешься в банке и в тех случаях, когда нужна ручная подпись?»

Буквы, подобно небу, также хранятся в моей памяти. Однако без тренировки и определенных навыков крайне трудно. Хочется вновь поблагодарить родную школу, в которой незрячих людей обучают писать хоть и плоские, но буквы. Сложность в том, как объяснить с рождения слепому человеку, что «а» выглядит именно так, а не иначе, что трава зеленая, а луна желтая.

Вопрос о дружбе является для меня одним из самых важных. К счастью, друзей у меня очень мало, а преданных — еще меньше. В моем понимании, другом может назваться кто угодно, но далеко не каждый человек будет готов прийти на помощь даже в два часа ночи, дать нужный именно в данной ситуации совет и выполнить роль «жилетки». Честно говоря, своими друзьями я могу назвать от силы человек пять, не более.

Что касается отношения к алкогольным напиткам по праздникам: если немного, то можно, но пить до поросячьего визга — нет. Алкоголь действует на меня как снотворное, а не способ искания приключений на филейную часть организма.

Что я ценю в людях больше всего? Умение быть самими собой, честность, искренность, а среди моих знакомых и друзей — умение терпеть меня такого, каков я есть.

Какие у меня планы на дальнейшую жизнь? Закончить юридический для начала, а там будет видно. Что касается личной жизни, то все как у всех — мечтаю о крепкой и дружной семье и детях.

И в завершение списка поступивших вопросов хочется вспомнить курьезный случай, произошедший со мной во время проведения одного из городских мероприятий. Один из школьников класса 4 или 5-го спросил у меня: «А как вы, незрячие люди, различаете, когда холодно, а когда тепло?» Честно говоря, я и сейчас не знаю, как ответить на этот вопрос.

 

Вот и подошло к концу мое краткое повествование, посвященное жизни незрячего человека, т.е. меня.

Видеть мир другими глазами возможно, если, несмотря ни на что, ты продолжаешь верить в себя и в свои силы, прислушиваешься к советам близких и верных тебе людей.

Надеюсь, что прочитанные вами страницы были нескучными и познавательными, а главное, не оставили вас равнодушными к тем, кому, возможно, понадобится именно ваша помощь.