Вниз головой

Вниз головой

* * *

нет ничего у меня с собой

руки мои пусты

разве что полая камышовая

дудочка так на всякий случай

 

нет никого за моей спиной

любовь моя только ты

ты и эта уже не новая

жизнь случайностью неминучей

 

где в пустоте летящей висишь

где в легион стволов

разных калибров шумит камыш

кашей из лишних слов

и раздраженный терзая слух

слушаешь не дыша

мутного времени чистый звук

редкий случайно пробившийся вдруг

в дудке из камыша

 

 

РИФМА

 

крик

звон

взмах рук

истерика занавески

стукнуло окно

сыплется стекло

 

стихотворение

падает вниз головой

этажи листая колотится о перила

на балконах шарахаются соседи

 

стихотворение

зависает на миг

и врезается в гущу тополя

 

тополь вздрагивает

семя его лопается

на земле идет снег

 

стихотворение

рвется выгибается пытается словить ветер

и раскрывается растекается врастает

 

а с тротуара глянешь

ветка и ветка

неотличимая от иных

и горят окна до неба

и сугроб катится вдоль бордюра

 

дерево качается

кричит

машет руками

звякает сребрениками листьев

сучит корнями под асфальтом

ищет рифму

 

и – опля!

асфальт трещит

и трещина проходит сквозь сердце

тополя

 

 

* * *

Что

это было?

Зачем все это

было? Вспоминаешь

разную ерунду. Грязи

присохшей разводы

на ободе колеса, сдутого

с хрупом, скрученного

восьмеркой,

или раздвоенные тупо

иголки некрымской сосны.

Длинно длинные, прилипшие

к мертвым спицам. Ликование

мошкары в луче внезапном, лужицу

розовую смолы в чашке коряги. Клюв

масленки в жирно блестящих каплях и ключ

с шестигранным просветом, дрожащий

в мокрой руке. Муравейник, разбитый

коленом. Вот они снова сюда сбегаются

с вещами: Карфаген должен быть

восстановлен. Мелочи жизни,

педали ее, крылья, ниппель –

в муравьиную гору зарытый. Им

именованная система. Ржавый запах

горячей хвои и солидола. Вся эта жизнь

с ее мелочами. Не мелочами. Что это было?

 

 

* * *

Голову повернешь чуть-чуть

и сразу тропа

сразу обрыв кубарем вниз к реке

сказано же не оглядывайся забудь

не оглядывайся никогда

 

Уже бегу

продираясь в густом береговом ивняке

узких листьев серо-зеленая чехарда

тропка пунктиром в очень горячем песке

память – бег по песку

оглядка – изгиб реки

строгое солнце сверкнет сквозь листву

как бабушкины очки

ветка хлестнет по лицу

больно вспыхнет вода

и никого снова на берегу

 

Не оглядывайся никогда

 

Я уже по колено

по пояс

уже плыву

как наяву

как завтра или вчера

 

Огненный шар стекает в разлив Днепра

 

 

* * *

Оживает к ночи трава

и заводится и звенит

голосит глотая слова

мелкий взвод луговых аонид

 

Влет строчит травяной народ

эхо шарит как на войне

молоточков-иголок взвод

шьет презвонкую радость мне

 

Боевую кольчугу шьют

из пропущенных звеньев шьют

и плывет над землей гуд

накрывая куполом луг

 

Абсолютный растет слух

 

Мол ни гад не пробьет ни зверь

ни снаряд ни взгляд ни строка

полюбуйся галдят примерь

а кольчужка эх коротка

 

 

* * *

За ночь нас всех замело во сне

глухо накрыло одним сугробом

грузно рассыпчатым грозно огромным

ветер растет в цене

ветер куражится и грохочет

по ледяному дну

кружит бумажные клочья ночи

свищет на всю страну

и рассекая пространства пустые

буря летит вразнос

белой медведицей спит Россия

бурый в Европу нос

хвост в океан

азиатское брюхо

вздрагивает в снегу

ветер задрал ей мохнатое ухо

гонит в него пургу

вьюжные космы медвежьей шерсти

вздыблены за окном

 

Перезимуем и это вместе

с елочкой и вином

в лихо закрученном вое стужи

штопоре бытия

тьме предвесенней

 

Бывало и хуже

что ж убиваться так жизнь моя?

 

 

* * *

сеется сверху мерзлое молоко

присыпая смыслы укрывая вещи

снег летит не больно а легко-легко

снег летит легко легче еще легче

 

будто бы там над тучами высоко

вьюжно-верховное громыхает вече

выключен звук на земле и так легко

как никогда легкость нечеловечья

 

белизна такая что ничего нет

тишина ледовита но звук и цвет

лишь отмашки ждут и получив свободу

 

все оттает в миг явится потечет

заревет запестреет завертит возьмет в оборот

выведет этот свет на чистую воду