Введение в философию православия (очерки о Любви, любви к Свободе и к Истине)

Введение в философию православия (очерки о Любви, любви к Свободе и к Истине)
Продолжение

О гневе Божием

 

«Те, кто не имеет веры в Бога, все неправедны, и они не смогут избежать Его гнева».

Многие люди, принимая истину о том, что Бог есть Любовь, совершенно справедливо полагают, что Он бесконечно милостив, но не понимают того, что любовь к нам вовсе не исключает необходимости строгого соблюдения нами Его законов.

Законы эти установлены не произвольно, а как условие организации хаоса в космос. Любой закон есть только отражение установившейся гармонии взаимоотношений между различными частями и силами Вселенной. Разве, находясь в здравом уме, ради забавы станем прыгать, например, с третьего этажа? Мы точно представляем, какие последствия могут наступить в результате действия земного притяжения.

Или посмотрим на тех, кто нарушает правила дорожного движения, противопожарной безопасности. Если в результате случается несчастье, мы же не будем винить в этом тех, кто нам об этих правилах непрерывно напоминал? Точно так же и нарушения заповедей Божьих, которые есть своего рода «инструкция по технике безопасности обыденной жизни», неизбежно приводят к печальным последствиям.

Но это ещё не есть гнев Божий, а результат безответственного отношения к знакам, предупреждающим об опасности. Выше рассматривали некоторые аспекты христианского учения о смертных грехах. Когда не сопротивляемся тому, что нас вовлекает в состояние одержимости какой-либо страстью, и нас настигнет, к примеру, смертельная болезнь от переедания и алкоголизма, или «хватит удар» в состоянии блуда или гнева, разве нас специально наказывают? Кроме нас самих в настигающих бедах никто не виноват. Сказано: «Что посеешь, то и пожнёшь».

Кроме действия причинно-следственных связей в жизни нашей, конечно же, есть и то, что можно определить как гнев Божий. С чем его можно сравнить? Обратите внимание на то, что делает родитель, не только любящий своё дитя, но и ответственно относящийся к делу его воспитания. Разве, когда все нормальные аргументы исчерпаны для вразумления ребёнка, он не гневается и не прибегает к мерам наказания? Мало того, и само Писание этого вовсе не запрещает, а поощряет.

Бывает, не остаётся иного выхода для того, чтобы дать человеку время обдумать своё поведение, кроме как опаления его души праведным гневом и справедливым наказанием, конечно же, сохраняя в своём сердце к нему любовь.

В противном случае даже самые справедливые меры и слова не дадут пользы, ибо не пробудят чувство ответственности пред воспитателем, родителем. Так поступает с нами и наш Небесный Родитель, Которому ведомы на тысячи шагов последствия наших решений, намерений, дел.

Да, это Он нередко гневается на нас гневом наших близких людей. Да, это Он нередко, посредством неблагоприятных ситуаций, не позволяет нам завершить задуманное, но только по той причине, что оно принесёт нам вред. Да, это Он попускает уязвление нас различного рода болезнями, но только для того, чтобы лишить нас сил сотворять злое. Да, это Он допускает иным из людей и раннюю смерть, но только для того, чтобы прекратить стремительное падение души в ад.

Когда мы идём ко дну бытия, нам непрерывно открываются самые разные возможности спасения. Но Его гнев на нас в этой жизни не есть суд, а только то, что даёт нам еще и ещё раз возможность одуматься и не лишать жизни небесной собственную душу. Нам даруется время до тех пор, пока сами не откажемся от Его помощи окончательно, сознательно погрузившись в трясину страстей греховных.

Пока Господь на нас гневается, до тех пор сохраняется для нас и надежда на спасение. Куда как хуже, когда Он нас оставляет до времени в покое, не препятствуя нашему падению во власть страстей. Как известно, «мир во зле лежит», и не по воле Божьей, а по произволу отступника, который питается силой, рождаемой нашей склонностью к греху. Потому тот, кто не устраняет причины появления в своём сердце зла и лжи, начинает неизбежно исполнять роль его слуги, воина, администратора и, наконец, палача. Делают это не те, от кого Господь отвернулся, а те, кто от Него отдалился. Каждый настоящий хозяин всегда поощряет хорошо исполняющих порученную им работу. Потому и видим мы в земной жизни, как процветают нечестивцы. Упаси нас, Боже, от такого «счастья».

И всё-таки что бы ни говорили о гневе Божьем, это будет лишь попытка отразить неизменность главного доступного для нас сведения: Бог есть Любовь. То, что воспринимаем как гнев, есть только эмоциональное ощущение подчинения жизни Его законам и выражение противоречивости нашего представления о мире. С одной стороны, понимаем, что в нём действуют законы и их нарушение приводит к «наказанию», но в нашем сердце живёт сатанинское стремление установить для себя в мире собственный закон, найти оправдание своеволию, то есть желанию не следовать существующим правилам. Когда начинаем действовать по произволу, находя в своём разуме этому оправдание, то и сталкиваемся с сопротивлением творения. Это можно сравнить с тем, как человек пытается плыть против течения. Надолго ли хватит сил? Ведь и «плетью обуха не перебьёшь». Но мы, пытаясь свою волю противопоставить Его воле, неизбежно оказываемся вне закона любви, сохраняющего нашу душу от захвата её во власть греха.

Наши произвольные действия приводят к возникновению вокруг нас области зла. Но это ведь мы сами ставим себя вне закона. Любому человеку, находящемуся в здравом рассудке, не придёт в голову разжечь костёр, чтобы осветить свой дом. Кому придёт в голову устроить заплыв в воде, не умея плавать. Это понятно! Но почему не понимаем не менее простых правил и истин? Любое действие вызывает вполне определённые последствия. Как можем надеяться на то, что наша жизнь будет ограждена от несчастий, если сердце, душа и разум исполнены недобрых чувств, намерений и мыслей.

На самом деле то, что мы по своему духовному неразумению воспринимаем как гнев Божий, есть только Его милость. Она проявляется в виде указаний на последствия совершаемых нами дел; указаний на то, к чему могут привести замышляемые нами деяния. Особое недоумение возникает у нас по поводу чрезмерности испытаний, которые проходят иные из вполне совестливых людей. Необходимо помнить: каждый из нас есть продолжение своих родителей и прародителей. Мы получаем в наследство не только добро, но и долги, возникшие в результате совершённых ими злодеяний. Но это не означает того, что «сын отвечает за отца», а только указывает на необходимость остерегаться зла, переданного нам от предков. Недобрым силам есть лишь одно противодействие — следование естественному закону жизни, закону любви.

Святые Отцы учат тому, что совершение нами добрых дел не только не позволяет уязвить нас злом, совершённым нашими пращурами, но и их самих может освободить от его последствий. В православных молитвах говорится о том, что наши злые дела неблагоприятным образом могут сказываться «до третьего, четвёртого рода». Дела же благие и молитвы «внуков и правнуков» уничтожают последствия грехов предков, облегчают их посмертную участь.

Таким образом, то, что мы относим к проявлению «гнева Божьего», есть следствие безответственного отношения к закону, свидетельствующему нам о том, что любовь сильнее зла. Но для этого необходимо и отвечать на призыв Христа: «Да любите друг друга». Мы сами виноваты в наших бедах и несчастиях детей, если свою жизнь строим на фундаменте произволения, то есть на отказе следовать воле Божьей; если не желаем проявлять своё истинное основание — Его образ. Именно поэтому следует обратить своё внимание на то, что называется «страхом Господним».

 

О страхе Господнем

 

«Начало мудрости — страх Господень; разум верный у всех, исполняющих заповеди Его» (Псал. 110:10);

«Страх Господень — источник жизни, удаляющий от сетей смерти» (Прит. 14:27);

«Милосердием и правдою очищается грех, и страх Господень отводит от зла» (Прит. 6:6);

«Страх Господень усладит сердце и даст веселие и радость и долгоденствие» (Сир. 1:12);

«За смирением следует страх Господень, богатство и слава и жизнь» (Прит. 22:4)…

Можно услышать мнение о том, что страх — плохой советчик. Но что может быть хуже того, когда мы прислушиваемся к совету беса: «Бога нет, всё позволено». В результате этого попадаем в поистине смертельную ловушку. Когда свои действия начинаем строить исходя из предположения о том, что преступление можно совершить без наказания, мы тем самым отказываемся признавать в бытии наличие логики, разумного начала. А такое поведение неизбежно приведёт к тому, что на нас обрушится лавина несчастий.

По милости Божьей бывают отсрочки наступления последствий для того, чтобы опомнились и попытались обуздать свою злую волю. Если этого не делаем, то придёт время и столкнёмся лицом к лицу с событиями, вызванными к жизни проявленным нами самоволием. Не для того, чтобы нас напугать, Церковь говорит о необходимости наличия в душе страха перед Богом, а только потому, что ложное представление о том, что действия могут остаться без последствий, ломает некоторым сам хребет их личной жизни.

Посредством Церкви, Писания получаем знание о том, что тайной наша жизнь может быть только для внешнего, далёкого от нас наблюдателя. На самом деле любое движение сердца и души ведомо Господу. Но Он не простой наблюдатель, ибо даровал нам возможность заранее определять последствия замышляемых дел и намерений. Поэтому мы способны угашать силу зла. Но не делаем этого только по причине угашения собственной совести. В нас всегда сохраняется способность истину отличить ото лжи. Но злую волю может обуздать только сила страха Господня, знание о неизбежности наступления злых последствий за нечестивые деяния.

С чем можно сравнить страх Господень в обыденной жизни. Разве не опасения перед усилением болезни нас заставляет исполнять предписания врача? Разве не боязнь потерять работу или получить повышение по службе чаще всего заставляет нас неукоснительно соблюдать инструкции и неписаные правила, действующие в сообществе? Разве не страх перед родителями, воспитателями, теми, кого уважаем, часто является настоящей причиной того, что не даём развиться в себе дурным наклонностям?

Но страх перед наказанием за нарушение закона у многих из нас по мере укрепления способности к здравомыслию переходит в осознание необходимости действовать во свете совести. Ибо заповеди Божьи есть только выражение заботы Творца о судьбе своих детей; есть выражение Его любви, силою которой Он окружает нас, с тем чтобы мы имели всегда возможность на неё опереться при изгнании из своей жизни зла и греха. Страх Господень, если сохранять его в своём сердце, неизбежно переходит в стремление выявлять и уничтожать в себе то, что оставляет нас на положении раба дурным наклонностям, привычкам, злым страстям. Говоря о гневе Божьем и страхе Господнем, невозможно обойти вопрос о Божьей любви, хотя мы всё время и говорим о Боге как о Любви.

 

(продолжение следует)