Введение в философию православия (очерки о Любви, любви к Свободе и к Истине)

Введение в философию православия (очерки о Любви, любви к Свободе и к Истине)
Продолжение

О Любви Божьей

 

Преподобный Иоанн Лествичник предупреждает: «Кто хочет говорить о Любви Божией, тот покушается говорить о Самом Боге. Решиться же говорить о Боге грешно и опасно для невнимательных». Поэтому, понимая, что данному вопросу придётся посвятить всю оставшуюся жизнь, начнём разбираться в том, что думали те, кто этому жизнь свою и посвятил.

«…Если бы Бог ежедневно подвергал нас наказанию за наши преступления, то человеческий род уже не существовал бы».

«Зачем, спросишь, блудницу принял Христос? Чтобы освободить от порока, показать человеколюбие, чтобы ты познал, что нет недуга, побеждающего Его благость» (Св. Иоанн Златоуст).

«Итак, знай, что Господь, Бог твой, есть Бог, Бог верный, Который хранит завет (Свой) и милость к любящим Его до тысячи родов» (Втор. 7, 9).

«Любовь Божия даровала нам жизнь, никогда не прекращающуюся, и временная смерть прерывает её только ненадолго».

«Господь — истинный Друг, когда забывают о тебе и друзья и братья твои, Он не забывает и не оставляет тебя, но пребывает с тобой» (Прп. Ефрем Сирин).

«Не думай, что Сын послан Богом Отцом только потому, что весь мир нуждался в спасении. Если бы нужно было искупить даже одного человека, Бог не счёл бы его недостойным такой жертвы» (Св. Иоанн Златоуст).

У Господа нет ни мёртвых, ни пасынков, Он энергиями своей любви окутывает и добрых, и злых. И только мы, неразумные дети, не пользуемся теми благами, которые каждому рождённому даются даром, то есть в виде дара. Пожалуй, каждый из нас мог бы привести примеры того, как люди, находящиеся в равных условиях, используют свои возможности. Одни добиваются успехов, ведя вполне пристойную жизнь, другие же пускают свою жизнь «под откос»; третьи, не пройдя испытания властью, славой или богатством, теряют свой человеческий облик.

Всё дело в том, что каждому от рождения даётся всё необходимое, чтобы можно было пройти жизненный путь, сохраняя достоинство, не угашая совесть. Любовь Божья непрерывно, неизменно пронизывает всё творение и, конечно же, никуда от нас не удаляется. Но почему при этом одни сохраняют в себе образ Божий, стремятся быть подобными Ему, другие же уподобляются сатане, диаволу? Одни, не имея ничего, обладают ангельским сердцем, другие, достигнув необыкновенных высот земной славы, проявляют бесовский нрав?

Дело не в том, чем мы обладаем. Вся проблема в нашем отношении к тому, чего не имеем. Когда все силы начинаем направлять на достижение внешних целей, забывая о необходимости сохранения своего сердца и души от зла и лжи, наши естественные желания и потребности неизбежно извратятся в страсти, о которых говорили выше. Давайте представим себе город, в атмосферу которого непрерывно выбрасываются потоки грязи и дыма — будут ли люди, живущие в нём, здоровее, чем те, кто живёт под чистым небом?

Когда страсти захватывают нашу жизнь, то из души и сердца начинают непрерывно извергаться клубы различных нечистот. Как задымлённое небо над городом не позволяет пробиться солнцу и свежему воздуху в окна жителей, так и грязь, окружающая душу, не позволяет ей получать благодать. Но виноват ли Отец наш небесный, что мы закрыли от Него свои сердца? Мы закрыли, а другие сохраняют небо своей души чистым, позволяющим получать свет и тепло Его любви. И нам, на самом деле, ничего не может помешать встать на путь очищения своей совести. Если у одних получается, значит, это же могут делать все. Могут-то могут, но не желают…

Конечно, невероятно важна для человека возможность свободы выбора, но получается так, что давление на нас сатаны и его тёмного воинства таково, что очень часто и лучшие из нашего рода не в состоянии сохранить свою душу в чистоте. Поэтому человек никогда не остаётся один на один с тёмными силами. За душу каждого ведёт борьбу небесное воинство ангелов Божьих. Во взаимодействии человека и Бога нет и не может быть никакого равноправия. Здесь не работают простые законы физического мира, где сила противодействия равна силе воздействия. В духовной жизни и самые незначительные движения нашего сердца к исполнению заповеди любви неизбежно приводят к тому, что душа открывается такой силе, которую только способна воспринять. Вспомните, что говорил Христос о вере: будь она с горчичное зёрнышко, и мы всё сможем. А разве не о любви и терпении Божьем свидетельствует библейский рассказ о том, что и десять праведников могут спасти народ…

Совершенно невероятным может показаться предположение, что и гибель допотопного человечества явилась актом проявления любви к человеку. Но это именно так! Почему было стёрто с лица земли абсолютное большинство людей? Потому что настолько велико было развращение их, что ещё прошло бы немного времени и праведников на земле не осталось совсем. Тогда все оказались бы в безраздельной власти сатаны: и живые, и мёртвые. Но, как известно, у Бога все живы. Разница в том, что живущие земной жизнью имеют время и силы для совершения выбора между добром и злом в пользу первого. Но за благодеяния, совершённые нами, благодать Божья распространяется «до тысячи родов» (Втор. 7:9).

Вот так, посредством праведного семейства Ноя, народилось новое человечество, среди которого было весьма большое число людей, способных совершать добрые дела, а потому и сохранялась надежда на спасение всех узников ада. Если бы Господь своевременно не уничтожил население земли, то скоро бы не оказалось среди людей тех, кто сохранил бы для них надежду в вечности. Не было бы и возможности человечеству подготовить рождение Спасителя. В развращенном племени не могла бы появиться Та, Которая оказалась способной сохранить предельную чистоту своей природы для восприятия силы Духа Святого и рождения Христа, Сына Божьего.

Любовь Божья носит не отвлечённый характер. Она такова, что и жизнь каждого отдельного человека имеет абсолютную ценность. Это многие из нас не желают обращать внимание на судьбу даже своих близких. Богу есть дело до всех! Несмотря на Его недосягаемость, непознаваемость, несравненность, Он всегда рядом, Он всегда остаётся самой близкой для человека Силой. У каждого из живущих остаётся возможность опереться на эту Силу, только стоит проявить хотя бы в малой мере силу собственной любви к ближним. Но настоящие отношения с другими можем установить только через то, что нас объединяет. А единой для всех нас является наша богоподобная основа. Все мы — создания Божьи, и посредством проявления любви к Создателю (по сути, к Тому, что составляет нашу собственную основу) способны дойти до сердца любого. В случае сообразования своей воли с Его волей, то есть волей собственного основания жизни, у нас открывается способность понимать и любить людей. Именно посредством неё происходит сохранение в нас образа Божьего и уподобление Ему.

Установить отношения между собой могут только те «объекты», которые имеют некие общие основания. Божья Любовь неизменна по отношению к каждой твари, но если кто-либо из нас не проявляет сам любви, то сам не в состоянии эту любовь воспринять. Подобное открывается подобному. Знания, силу человек обретает только по мере того, как он к ним стремится. И мастерство к нам не приходит просто так, а всегда в результате длительного и упорного труда — в противном случае и несомненный, Богом данный талант будет утрачен. Способность к творчеству проявляется и укрепляется любовью к делу. Вне энергий любви и красота остаётся мёртвой, и свобода обращается в рабство.

Человека ничто не в состоянии удерживать на пути обретения подобия Божьего, кроме очищения сердца, души и разумения от того, что угнетает его способность к любви, ощущение своего единства с Творцом и творением. Как проявляется Божья Любовь по отношению к нам? Конечно же, посредством нашей любви к жизни, указывающей на то, что уничтожает в ней красоту и превращает в смерть; позволяющей обретать силу, избавляющую от рабской зависимости от того, что называется грехом. А грехов не смертных не бывает, потому что все они, и «малые» и «большие», ведут только к утрате сил. Чем больше любим самих себя, тем снисходительнее мы к своим недостаткам. Чем чаще оправдываем свои слабости, тем более расширяются границы их власти над нами.

Любовь Божья направлена только на то, чтобы мы не боялись увидеть себя в свете истины; смогли различать в своей жизни то, что делает её смертью. Человек, встающий на путь исполнения заповедей, не только проявляет любовь к Богу, то есть к Его образу в себе, но немедленно начинает получать и силу, позволяющую преодолевать недолжное состояние. Тот, кто утверждает, что нет в мире Любви, кроме любви к себе и своим близким, не ведает, что есть на самом деле Любовь, а потому и лишён сил, позволяющих любить даже себя.

Любовь — это энергия, и она приходит только в то сердце, которое отдаёт силу собственной любви другим. Представьте себе озеро, которое лишили ручьёв, оно быстро превратится в болото. Так же и наша душа, когда она никому не отдаёт своих сил, сама лишается возможности их обновления.

Любовь Божья и саму смерть лишает власти над теми из нас, кто проявляет свою любовь (волю) к жизни. Что есть смерть для человека по-настоящему верующего? Окончание земных испытаний, порою весьма тяжких. «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило на сердце человека, что приготовил Бог любящим Его» (1. Кор. 2:9). Кто без ропота, с внутренним стремлением к исполнению заповедей (то есть сохраняя и укрепляя в своём сердце чувство любви) проходит свой жизненный путь, тот понимает и слова Христа: «Бремя Моё легко». Конечно же, нас нередко настигают испытания просто невероятные по тяжести. Но и это бывает либо по попечению, либо по попущению Божьему. В первом случае испытывается и закаляется сила праведников (библейская история Иова). Во втором — тяжесть настигающих нас проблем определяется тяжестью совершаемых нами неблаговидных, нечестивых деяний.

Может возникнуть недоумение: если Бог — это Любовь, то почему множество людей добропорядочных, тем не менее, несут весьма тяжкий жизненный крест? Потому и несут, что берут на себя бремя грехов своих близких, понимая, может быть, и не умом, но сердцем, что в каждом человеке сосредоточены не только добрые, но и тёмные энергии его рода. Для того чтобы зло не усилилось в жизни наших прямых потомков, оно должно, прежде всего, быть побеждено в собственном сердце. Нам необходимо всегда сохранять в памяти пример жизни и смерти Христа, Который, не имея греха на себе лично, тем не менее, будучи и человеком, взял на себя весь груз совершённого людьми зла. Сделал Он это, чтобы остановить их дальнейшее падение, чтобы у всех встающих на путь исполнения заповедей открывалась и сила для этого. В одиночку со злом бороться невозможно. Если мы пытаемся делать это в собственной душе, но вне Церкви, вне объединения с другими верующими, не найдём сами для этого силы. Христос говорит о том, что где двое-трое собираются во имя Его, среди них Он и находится. А «если Бог за нас, кто против нас?» (Рим. 8:31).

Любовь Божья сохраняет и укрепляет главным образом тех, кто стремится сохранить свой внутренний мир от зла. Но это становится возможным с принятием на себя полной ответственности за происходящее с нами, с пониманием, что внешние обстоятельства жизни всегда будут в немалой мере складываться неблагоприятным образом, таить в себе и скрытые угрозы; осуществляться и в виде прямых атак зла.

Ничто внешнее не в состоянии сказаться губительным образом на душе человека, укрепляющегося в вере, разумеющего, что возникающие проблемы, неприятности, беды есть то, посредством чего можем закалить свою жизнь. Разве не проявляет настоящую любовь тот родитель, который готовит своего ребёнка к преодолению трудностей на жизненном пути и делает то, что своевременно укрепит и силы его, и даст опыт решения возникающих задач. Точно так же и Отец небесный, проявляя заботу о нас, зная, что именно может послужить для нашего блага, зная, что именно принесёт нам вред, часто просто не допускает, чтобы задуманное нами было совершено. А мы, как неразумные дети, начинаем выходить из себя, когда не получаем того, что нам на самом деле не нужно.

Чтобы понять смысл Божьей любви, нужно как можно чаще размышлять над словами заповеди о том, что мы должны «всем сердцем, всей душой, всем разумением возлюбить Бога». Это обозначает и то, что нам необходимо исследовать причины наступления событий, которые нас тревожат, расстраивают. Тогда, во-первых, мы смогли бы понять: всё происходящее есть следствие ранее совершённых нами дел; во-вторых, смогли бы своевременно найти правильное решение возникающих вопросов. Если начинаем действовать, находясь во власти страстей, то нам не избежать «диавольского поспешения», а потому и ошибок, усугубляющих тяжесть обстоятельств. «Жертва Богу дух сокрушен; сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс. 50)

Сокрушение и смирение духа не есть призыв к тому, что мы должны «играть в поддавки» со злом, а только условие, соблюдая которое мы становимся способными распознавать предупреждающие об опасности знаки. И, как говорится, кто предупреждён, тот вооружён. Стоит нам честно взглянуть на то, что предшествовало событиям, с которыми в нашу жизнь пришли крупные неприятности, увидим, что сигналы о грозящей опасности мы получали заведомо. Разве, например, тяжёлая болезнь нас настигает «вдруг»?

Случайностей как таковых в жизни нет, ибо любое событие есть следствие ранее сделанных шагов. Но тот, кто не обращает внимания на предупреждающие об опасности знаки, не сохраняет свой внутренний мир от зла и лжи, тот, по сути, отказывается от Божьего попечения. С такими из нас и может случиться всё что угодно, вплоть до внезапной смерти. Недаром в народе говорится: «Бережёного Бог бережёт».

Тот, кто берёт на себя ответственность за происходящее с ним и с близкими, тот не будет ослеплён похотью и страстями, а потому во многом будет сохранён от того, к чему не готов. Здесь не идёт речь о том, что следует каждый шаг рассчитывать, это просто невозможно («хочешь рассмешить Бога, поведай ему свои планы»). Речь о другом: кто проявляет силу, освобождающую от позорного рабства дурным привычкам, расхожим мнениям, суевериям, тот укрепляет мощь своего духа до степени, при которой дух способен управлять внешними обстоятельствами жизни и находить достойный выход из возникающих ситуаций. Задачи, которые ставит жизнь, всегда будут нам по плечу, если мы относимся ответственно к тому, что происходит с нами в текущее время. Разве враг может застигнуть врасплох того, кто непрерывно сохраняет бдительность и наращивает свои силы? Могут сказать, что это очень скучно. Но тому, кто делает своё дело, даже в голову не придёт мысль, что его жизнь пуста. Ибо жизнь такова, что по мере раскрытия человеком своих возможностей усложняются и стоящие перед ним задачи. А Божья любовь проявляется как наделение человека, Его слышащего, соответствующей силой.

Каждый из нас способен получить только то, к чему расположен; то, что стремится умножить: «Всякому имеющему дастся и приумножится, а у не имеющего отнимется и то, что имеет» (Мф. 25:29); «Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его» (Мф. 21:43).

Заботу Божью о нас нельзя сравнивать с действиями родителей, горячо, но слепо любящих своих детей, в результате чего покрываются слабости и недостатки. Каждому от рождения даны необходимые способности, развивая которые человек может достойно проходить свой путь. В течение всей своей жизни мы получаем знание о том, что в людях умножается та сила, которая проявляется. И только после того, когда мы начинаем упорствовать в своём нежелании опираться на свои таланты и возможности, у нас возникают проблемы, связанные с утратой сил. В худшем состоянии оказывается тот, кто встаёт на путь оправдания в себе зла и греха. Опыт такого человека нередко преподносится как урок-назидание другим. Но, в любом случае, пока у нас остаётся время, оно скрывает в себе и силу спасения. Пока человек жив, в каком бы он положении ни находился, уже только потому, что он жив, у него сохраняется и надежда на освобождение души из смертельной болезни. Поэтому мы проявляем настоящее кощунство и необыкновенную дерзость перед людьми и Богом, когда начинаем считать себя вправе относиться к кому-либо как к ничтожеству.

Не наше дело осуждать, а если нет сил для проявления милосердия, сочувствия и любви, то у каждого достаточно сил помолиться за его благополучие. Если не ему, так хотя бы себе поможем. Глядя на тех, кого готовы отвергнуть, будем помнить слова Христа: «Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих… Ибо Сын Человеческий пришёл взыскать и спасти погибшее… Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдёт ли искать заблудившуюся? И если случится найти её, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти не заблудившихся. Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из сих малых» (Мф. 8:10–14). Да и сами, когда оказываемся в положении ничтожном, должны помнить, что только от нас зависит, придёт ли на помощь Господь. Его помощь — всегда скорая, только беда в том, что мы её не вызываем. Бывает и так, что она к нам приходит, а мы её отвергаем.

Стоит посмотреть каждому из нас внимательно на происходящие с нами события, на тех людей, с которыми нас связывает время, и мы увидим, сколь часто нам подставляется плечо, на которое мы могли бы опереться. И даже если продолжаем оставаться «слепыми и глухими», это не обозначает, что Господь лишает нас надежды, Его благодатная сила неизменно окружает нас. Проблема в том, что когда наши глаза привыкают к тьме, они начинают бояться света. Над душой, находящейся в состоянии «окамененного нечувствия», придётся немало потрудиться, прежде чем она вернёт себе способность в полной мере воспринимать благодать и истину.

Самым невероятным для обычных людей покажется утверждение о том, что любовь Бога по отношению к нам проявляется и через несчастья, болезни и саму смерть. Но когда нас необходимо спасать от смертельной опасности, разве ради выздоровления, например, не можем быть подвергнуты болезненной операции? Когда мы не слышим предупреждений об опасности, то эти сигналы начинают во времени усиливаться, но только с тем, чтобы мы, наконец, обратили на них внимание. Прежде чем значимое событие наступит, ему всегда предшествует немало «звонков».

В результате проявляемой нами невнимательности и безответственности часто наступают весьма суровые события, именно по причине несомненной заботы о нас, мы и бываем нещадно биты. Так бывают наказаны дети, которые не хотят воспринимать никаких разумных доводов. Именно для того чтобы остановить движение к весьма опасным рубежам, иным посылаются и тяжкие болезни. Некоторые из нас доходят до такого состояния, что обратить внимание на происходящее могут только перед лицом смертельной угрозы. Тогда возникает насущная необходимость мобилизации и проявления внутренних сил. Благо, когда в результате производится переоценка ценностей, стремление к которым нас лишило силы. Все внешние утраты, в том числе и физическое здоровье, ничто по сравнению с тем, что происходит, когда мы начинаем возвращать душе естественное состояние красоты; когда внутренний хаос обращаем в космос.

Главная задача Божьей любви — возвращение нас к себе. Да, при этом нередко создаются невыносимые внешние обстоятельства жизни. Но здесь не говорится, что человек обязан замыкаться в своём внутреннем мире — говорится только о том, что душа наша обязана вернуть способность восприятия благодати и передачи её в мир внешний. Мы не раз уже приводили слова святых отцов о том, что дух формирует внешние обстоятельства. То, что нас окружает, есть отражение нашего внутреннего мира. На что душа настроена, то она и может получить извне. Когда в душе загорается религиозное чувство, любовь к Богу, то и мир ангельский начинает находить точки соприкосновения с нашим сердцем. К нам возвращается способность отличить добро от зла, жизнь — от того, что делает её смертью.

Наша земная жизнь — не место для отдыха. Тот, кто думает, что можно при помощи, например, богатства и власти достичь некоего подобия рая, будет страшно разочарован. Каких бы высот земного благополучия мы не достигли, не сможем обрести понимания смысла жизни, а потому и удовлетворения, если не будем ощущать непрерывность своего существования, а это возможно при условии обретения единства с вселенной-творением и Творцом. Каждый человек, какое бы место в земном бытии не занимал, если ставит на первый план свои личные интересы, полагая, что ради них возможно отвергнуть требования совести, исполнения заповеди любви, неизбежно противопоставит себя естественному потоку жизни. При этом совершенно не важно, богат или нищ по земным меркам человек. Главное не то, что мы имеем или не имеем в миру, а то, что можем ему дать.

Если мы устанавливаем мир во внутренней сфере жизни, не избегая внешних испытаний, не ропща на свою судьбу, не пытаясь откупиться от ответственности за совершённые деяния, служа людям своими дарами, то и мир нас не сможет сломать. Он сможет только закалить дух, укрепить его стремление к обретению Царствия Небесного. В этом случае и самый тяжёлый период жизни, о котором многие предпочитают не думать, пока это возможно (здесь говорится о предсмертном времени), может оказаться самым благодатным отрезком жизненного пути. Тот, кто найдёт мужество смотреть правде в глаза, тот увидит самое главное: совершённые ошибки, прямые злодеяния и предательства, слабости и недостатки — это лишь искажение нашей богоподобной природы, а потому не должно приводить нас в состояние ужаса. Подобные слова, конечно же, не означают, что можно и «погрешить» пока есть время, ибо всегда можно покаяться. Откуда нам ведомо, успеем ли? Поэтому ответственно к своей жизни следует относиться во всякое непосредственно переживаемое время, и тогда уж точно благодать Божьей Любви будет пребывать в нас.

Возвращаясь к рассмотрению вопроса о смерти как проявлению Божьего попечения, поразмышляем о том, например, что происходит с человеком, который без подготовки, несмотря на предупреждения об опасностях, решил совершить путешествие в тайге или горах. Очень велика вероятность, что он заблудится, ослабеет и погибнет.

Жизнь многих из нас похожа на беспорядочные действия заблудившегося. Чем дальше уходим, тем больше теряем сил. Хотя необходимых подсказок по поводу ориентиров, способных вывести к дому, у нас достаточно, мы, не обращая на них особого внимания, продолжаем устремляться к тому, что таит погибель.

Надо понимать: люди в себе соединяют земное и небесное начала. И находимся на верном пути, в безопасности, когда посредством нас осуществляется Его воля «на земле, как на небе». Наше земное странствие окончится благополучно только в том случае, когда свой путь проходим, сохраняя и укрепляя религиозное чувство, то есть освещая его светом совести, стремясь сообразовывать свои действия с заповедями. Но если мы не исполняем своего предназначения, отрываемся либо от «неба», либо от «земли», то подвергаемся риску извратить свою бессмертную душу до той степени, при которой надежда иссякнет до ничтожной величины. Мало того, энергия совершаемых нами преступных деяний передаётся к другим, и кому-то придётся угашать эту злую силу.

Тот, кто не исполняет закона, не исполняет своего призвания, наносит по жизни тройной удар.

Во-первых, делает невыносимым своё существование. Без гармоничного взаимодействия в душе мира «видимого и невидимого» будет неясен смысл жизни, а потому, что бы ни делали — не ощутим удовлетворения. Куда бы ни направили стопы свои, они всегда будут приводить не туда, куда следует. Именно о таких людях говорят: заблудились в трёх соснах. А человек, не находящий в жизни того, что оправдывает его поступки, неизбежно погружается в состояние отчаяния. К чему это приводит, мы уже выше рассматривали.

Во-вторых, каждый нечестивец делает невыносимым существование своих близких, в особенности тех, кто продолжает его любить. Разве можно без страдания наблюдать, что творят некоторые из людей со своей жизнью, несмотря на все попытки их образумить. В народе говорят: дурной пример заразителен. Именно стремление подражать тем, кто производит впечатление, часто определяет весь характер жизни тех, кто это делает. Каждый знает, насколько привлекательным может казаться то, что наносит прямой вред здоровью. Чем большую безответственность проявляет человек от природы одарённый, тем большее число людей он губит посредством их стремления ему подражать. Пострашнее любого стихийного бедствия действует на нашу жизнь энергия гения, поражённого самолюбием, находящегося в состоянии прелести, то есть превосходного мнения о себе. Льстящий себе человек свои недостатки видит как достоинства, а потому они, не встречая сопротивления, укрепляются и доводят до прямого безумия. История жизни выдающихся людей с неразвитым религиозным чувством как раз и свидетельствует об этом.

Характер судьбы во многом определяет то, что проявляет власть в нашем сердце. Кого оно любит, тот для него и бог. Обратите внимание, кто является для человека «кумиром», и вы без труда определите, куда он движется. Недаром в народе говорится: с кем поведёшься, от того и наберёшься; скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты сам. Евангелие предупреждает: «не ходи в собрание нечестивых…».

В-третьих, люди, одержимые страстями, неизбежно направляют стрелы зла в будущее, в жизнь своих прямых потомков. Проблема даже не в том, что совершаем недолжные поступки, проявляем слабости, а в нежелании узнавать и преодолевать в себе оставляющее нас в несовершенном состоянии. В результате у вольных или невольных наследников наших деяний может не оказаться сил для достойного преодоления испытаний. Есть только два способа, посредством которых можем решать выпавшие на нашу долю задачи. Первый, когда внешние обстоятельства воспринимаем как естественные препятствия, преодоление которых даёт нам силу и опыт, и тогда становимся способными оказывать помощь своим близким. Второй — когда начинаем уклоняться от необходимости нести на своих плечах возлагаемый самой жизнью груз. В этом случае придётся это делать, испытывая страдания.

Всё дело в том, что невозможно отказаться от решения возникающих проблем. Когда пытаемся сделать это, тяжесть будет только возрастать. Это можно сравнить с конвейером, по которому к нам подаётся груз для переработки. Тот, кто делает всё вовремя, не только справляется, но обретает силу и сноровку. Когда поступаем безответственно или уклоняемся от своего дела, то груз начинает копиться. Но это наш груз, и мы виноваты в том, что он умножается. И нам придётся что-то с ним делать. Вот поэтому многие с надрывом, со страданием, проклиная судьбу, едва тащатся по своей дороге жизни. А сойдя с неё, оставляют свои проблемы решать близким, у которых скоро возникнут свои обязательства.

Теперь подумаем, не есть ли смерть благо для тех, кто не просто укоренился во зле и грехе, но, несмотря на все сигналы о помощи, не желает менять свою жизнь. Поистине, иной раз смерть является актом проявления Богом любви и милосердия к человеку, не просто падающему в ад, но увлекающего вслед за собой других. Но возникает вопрос о том, почему многие нечестивцы избегают ранней смерти. Мы не можем, по причине узости горизонтов видения, узреть, какой урок несут эти люди другим. Ведь в земной жизни добро проявляется посредством силы преодоления зла. Поэтому, пока человек ходит по земле, он нужен здесь. Кроме того, не исключено, что в конце концов и в нём проявится необыкновенный по мощи дух отрицания греха. Немало закоренелых грешников, злодеев и разбойников становились праведниками и святыми. Только не стоит искушать Бога, говоря себе: «И я когда-нибудь покаюсь, когда надоест грешить; когда стану сыт или утрачу силы для греховной жизни». Таких, как предупреждает старец Паисий Святогорец, смерть настигнет внезапно. А, как известно, в чём Господь застанет, в том и судить будет.

Зло оснований в вечности не имеет, оно не является в творении необходимым, а попускается по причине наличия у человека неотторгаемой возможности свободы выбора. Его границы не беспредельны, и если сила зла доходит до уровня, грозящего смертью души человека, тогда он и лишается жизни. Это касается и тех случаев смерти, когда она является необходимой для спасения остающихся на земле. Гибель, успение одного могут послужить и поводом для наращивания силы, спасающей других.

Как известно, вокруг одного, встающего на путь истины, спасаются многие. Только необходимо понимать: ни один человек не имеет права самостоятельно принимать решение об уходе из жизни. Пока у человека есть время, значит, он не решил своих задач. Но ещё большим грехом, чем самоубийство, является доведение людей до этого состояния. Отчаявшийся наркоман, алкоголик или страдающий от иной зависимости, конечно же, виновен в своём рабстве, но ответ будет держать и тот, кто сознательно вводит людей в это состояние. Отвечать будет и тот, кто не исполнял своих обязанностей по пресечению преступлений против человека: «…кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской. Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам, но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18:6,7).

Несомненным благом является смерть для тех людей, которые достойно прошли свой жизненный путь. Необходимость проходить испытание силы, веры не может быть отменена до последнего дыхания на земле. Жизнь праведников неизмеримо более насыщена событиями, чем человека обыкновенного. Это притом, что она сокрыта от глаз людей и может показаться предельно бедной. Ведь что мы, погружённые в суету мирскую, можем сказать о тех, кто свои дни проводит в молитвенном труде. Некоторые считают таковых ненормальными. А нам просто неведомо, какую напряжённую и богатую жизнь проживают эти люди. Нам неведомо, что это они вымаливают нам время для того, чтобы кто-то из нас ёще смог бы освободиться от преследующего зла. Каждый человек, пытающийся жить по совести, берёт на свою душу неизбежно груз греха, совершаемых его близкими. Он не может не сострадать другим, он не может не взять часть бремени, ибо понимает, что слабому необходимо помочь.

Именно праведники сохраняют мир, выжигая из него грех, зло и ложь энергиями своего сердца. Но они обыкновенные, смертные люди, подверженные и болезням и усталости. Поэтому мы и молимся в Церкви о том, чтобы срок нашей жизни составил семьдесят лет, и только для тех, кто способен ещё нести на своих плечах груз, большую часть которого составляют последствия злых деяний окружающих, он был продлён до восьмидесяти. Конечно же, особенные из нас, могут делать своё дело и в «больших годах», но немало среди «рабов, воинов и сынов божьих» тех, кто не в силах дойти до обозначенных рубежей. Потому им посылается последнее испытание смертью достаточно рано. Но ещё чаще люди, восходящие к истине, уходят из жизни быстро только потому, что Богу ведомо: если не отнять у них времени, они используют свой дар свободы во вред себе и окружающим.

Праведные умирают либо тогда, когда исполнили свой долг сполна, либо не в силах, по причине немощи своего духа, двигаться вперёд. Нередко у людей возникают вопросы о том, почему детей настигает смерть или ранние болезни. Надо понимать, что любой человек не есть совершенно отдельное существо. Каждый из нас только часть одного большого организма, часть своего рода-народа. Каждый из нас сосредоточивает все его энергии — и добрые, и злые. Потому, когда задаём вопрос: почему столь несчастны некоторые из людей, должны бы спросить, почему были столь безответственны его предки? Но если уж задаёмся этим вопросом, то тогда, прежде всего, должны посмотреть на собственное поведение, не увидим ли в нём такого, что придём в ужас от того, какие последствия могут настигнуть уже тех, кого любим, кого породили сами. Если безответственно относимся к своей жизни, загоняем на задворки души совесть, то можем не сомневаться в том, что тёмная сила зла, исходящая из нашего сердца, достигнет и самых близких. Только Божья Любовь такова, что безвинно пострадавших в этой жизни ждет награда, а те из нас, кто своей безответственностью породил силы уязвления их злом, будут за это отвечать.

Жизнь большинства из нас тяжела по причине слабости веры. Все мы только ищем, и похожи на Петра, которого позвал к себе Христос. А Пётр, пойдя по воде к Нему, испугался и чуть не утонул. Мы, обычные люди, даже пытаясь держаться пути истины, не можем вынести боли, испытываемой от жизни, потому что не знаем, как помочь себе, тем более другим. И как нас оставлять с этой болью, которая со временем только усиливается? Поэтому смерть и есть акт милосердия. Мало кто может неопределённо долгое время терпеть боль, не зная, как её преодолеть. Хотя можем и признавать, что вера позволяет это сделать. Есть среди нас такие счастливцы, которые настолько укрепили свою связь со Спасителем, что способны с радостью принять эту боль за жизнь. Но не страдать человек в этой жизни не может.

Господь не может быть немилосердным к своим детям, а потому Он для каждого определяет те границы испытаний и ответственности, которые он способен вынести и сохранить надежду. Насколько мы в своём явлении миру ниже Христа, а ведь и для Него страдания на кресте были трудно выносимыми, иначе он не воскликнул бы: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?». Так и мы, мало осознавая, что делаем, кричим от боли на своём жизненном кресте. Разве не милосердие, когда эти страдания прекращаются? Только бы успеть покаяться, как это сделал один из разбойников, распятый с Христом, а потому и ушедший в Его Царство.

Человек умножает тяготы своего земного существования просто в невероятной степени угнетением своего религиозного чувства — главного качества, которое отличает нас от всех иных созданий. О чем свидетельствует нам это чувство? О глупости неверующих людей, превращающих свою жизнь неизбежно в ад от страха перед смертью, которую настолько боятся, что предпочитают о ней не вспоминать вообще. Но это означает только то, что вся их жизнь и определяется энергиями страха перед смертью. Раз нет вечности, так хоть здесь порадуемся, и в поисках радости и удовольствий начинают уничижать окружающую жизнь посредством уничижения собственной.

 

(продолжение следует)