Зеркала и аисты

Зеркала и аисты
Стихи

* * *

Нежную мякоть рассвета

Солнце кусает несмело…

Тонкими пальцами веток

Лес шевелит онемелый…

 

После тягучего штиля,

Ветер почувствовав сладкий,

Книги встряхнулись от пыли,

Шторы расправили складки.

 

Мир потянулся и ожил,

Замер в предчувствии мая.

Клейкие листики тоже

Всё понимают.

 

* * *

 

Аист устал…. Не буди его, пусть поспит.

Он прошлой ночью сквозь ливень, под всплески грома

Нёс трёх детей алкашам, что глушили спирт,

А для молящих о чуде – дитя с синдромом.

 

Аист кружился над городом в поздний час,

В окна бессонных квартир заглянуть стараясь.

Может быть, всё перепутали и сейчас

Новую разнарядку пришлют из Рая?

 

Кто просчитал адресатов в конце пути,

Сколько им радости выпадет, сколько боли?..

Аист сопит в колыбельке, так не буди.

Пусть отдыхает, ведь это лишь сон, не более.

 

 

* * *

 

По центру сцены, на стене – ружьё,

Нелепое в трагедии Шекспира.

 

Дотошный зритель думал: «Ё-моё,

Ну почему не шпага, не рапира?!»

 

Другой смекнул: «Ружьё – как тяжкий рок,

Нависший над страной, где Клавдий правил!»

 

Вот только Гамлет не спустил курок,

Хоть дядя был совсем не честных правил.

 

«Какой глубокий, тонкий смысл сквозит!» –

Шептались люди, выходя из зала.

 

«Вчера убрать забыли реквизит», –

Уборщица уборщице сказала.

 

 

* * *

 

Жизнь уходит в драму то и дело.

Дядя Ваня на язык остёр:

Говорит, мол, чайка пролетела

Над вишнёвым садом трёх сестёр.

 

Промелькнула искоркой надежды,

Сполохами виденных зарниц

И остыла словом где-то между

Сжатых губ и сомкнутых страниц.

 

Никакой заумной подоплёки,

Лишь вопрос, тягучий, как смола:

Отчего наводит грусть далёкий,

Лёгкий росчерк птичьего крыла?..

 

 

* * *

 

Словно кошка, зеркало ждёт в прихожей

Твоего возвращения день за днём.

И в движениях плавных оно похоже

На хозяйку, что часто мелькает в нём.

 

А другие питомцы, чуток поменьше,

Из карманной породы ручных зеркал,

Незаметно живут в косметичках женщин.

Каковы их повадки – я не вникал.

 

В их бездонных зрачках проступает зыбко

Амальгама, как оттиск живой души.

Продолжают встречать и дарить улыбку,

Если ты продолжаешь с улыбкой жить.